Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Коллизия

А нужен нам берег турецкий...

03.07.2016 | фон Эггерт Константин

Почему помирились Путин и Эрдоган и что из этого следует

Ледниковый период в отношениях закончился. Скоро Путин и Эрдоган (на снимке —во время встречи в Стамбуле в 2012 году) снова начнут любезничать друг с другом

Российско-турецкие отношения рухнули за один день: 24 ноября 2015 года ВВС Турции сбили российский бомбардировщик Су-24, который выполнял боевое задание в районе сирийско-турецкой границы и, видимо, в какой-то момент оказался в турецком воздушном пространстве. Президент РФ сразу же потребовал от руководства Турции принести извинения, наказать виновных и компенсировать ущерб. Ответа не последовало. 28 ноября Путин подписал указ о торговых санкциях против Турции, Россия свернула чартерное авиасообщение с ней и фактически закрыла турецкий туристический маршрут. В двусторонних отношениях наступила зима.

Чтобы растопить лед, понадобилось чуть больше времени — три дня. 27 июня 2016 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган направил Путину письмо, в котором выразил сожаление по поводу сбитого самолета и надежду на нормализацию отношений. О компенсации ущерба в письме речь не шла, однако пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков призвал не спешить с выводами: мол, на этот счет в турецких правящих кругах слышны разные мнения. 28 июня случился страшный теракт в международном аэропорту Стамбула: 43 погибших, более 230 раненых. Ответственность за теракт взяло на себя «Исламское государство»*, одним из подозреваемых в его организации оказался выходец из Чечни Ахмет Чатаев. 29 июня Путин позвонил Эрдогану. Формально — чтобы выразить соболезнования, но фактически это было ответом на письмо турецкого лидера. Как сообщила пресс-служба Кремля, они проговорили 40 минут, причем разговор проходил в «позитивном и конструктивном ключе». В итоге — договоренность о двусторонней встрече в ближайшее время и отмена антитурецких санкций по всему спектру — все распоряжения на этот счет Путин отдал сразу же. Турция и Россия помирились.

Кто моргнул первым

Путину было легко ответить на послание Эрдогана. Он ждал этого письма с того самого момента, как был сбит российский военный самолет.

Филологи и журналисты в социальных сетях немедленно бросились выяснять, действительно ли турецкий «отец нации» извинился перед Путиным или же написал нечто вроде «пора вам прекратить на нас дуться» (турецкий язык весьма богат нюансами). Но в Кремле решили не вдаваться в лингвистические споры и постановили: извинение было искренним. Тем более, что для семьи погибшего пилота Су-24 Эрдоган действительно нашел искренние слова. Это очень важный с этической и протокольной точек зрения момент.

Москва теперь может объявить о политической и дипломатической победе и постараться вернуться как можно быстрее к business as usual. Парадоксальным образом турагентствам разрешили снова отправлять людей в Турцию именно тогда, когда после теракта в стамбульском аэропорту впору вводить и даже ужесточать запрет.

Госпропагандистам впервые за долгое время не нужно ничего изобретать — факт победы над Эрдоганом налицо

Для Кремля политико-дипломатический конфликт с Анкарой оказался очень полезным. Во-первых, Путин его выиграл. Государственным пропагандистам впервые за долгое время не нужно ничего изобретать — факт победы над Эрдоганом налицо. Он «моргнул» первым. Почему — отдельный вопрос. Не стоит забывать, что на Россию приходится 60% турецкого экспорта — за время действий санкций Турция потеряла от свертывания товарооборота $3,1 млрд. Еще $3 млрд — ущерб от свертывания туризма (по данным турецкой газеты Hurriyet, в 2016 году Турция недосчиталась 4,5 млн туристов из России). Общие же потери Анкары, по данным турецкого политолога, экс-сотрудника торгового ведомства Турции Айдына Сезера, составили $12 млрд — слишком серьезная цифра, чтобы Эрдоган, привыкший чувствовать поддержку турецкого бизнеса, мог продолжать ее игнорировать.

Потери России от антитурецких санкций составили, по данным Минэкономразвития РФ, чуть более $9 млрд, в том числе $6,6 млрд от свертывания туризма и $2,6 млрд — в результате заморозки строительных контрактов. Однако учитывая общую долю Турции в российском внешнеторговом балансе (4,6% от всей торговли РФ с внешним миром), это был не столь чувствительный удар.

Сирийская карта

Во-вторых, выдержав твердую линию в противостоянии с Анкарой, Кремль неожиданно усилил свои позиции в сирийском конфликте. НАТО, конечно, встала на сторону Турции после уничтожения Су-24 — поступить иначе значило бы полностью дискредитировать организацию. Однако раздражение политикой и личностью Эрдогана и в Вашингтоне, и в европейских столицах настолько велико, что поддержка Турции Альянсом с самого начала была, мягко говоря, не очень активной. Скорее всего, правы те, кто подозревает: американцы и европейцы настойчиво рекомендовали, если не требовали, от турецкого лидера помириться с Москвой. Администрация Барака Обамы, если верить недавнему расследованию The Washington Post, сегодня фактически предлагает Кремлю военный альянс против «ИГ»* и в качестве условия просит лишь об одном — уговорить режим Башара Асада прекратить атаки на поддерживаемые американцами оппозиционные группы. Таким образом, Путин получил то, чего хотел с самого начала: Вашингтон признал, что в Сирии ничего невозможно сделать без участия Москвы.

Родственные души

В-третьих, российскому руководству с самого начала было жаль рвать с Эрдоганом. Он всегда был для Кремля своим. Как и Путин, он не любит Запад и одновременно презирает его, считает журналистов врагами, а интеллектуалов вообще — как минимум неблагонадежными. Эрдоган тоже верит в «простой народ» и не верит в разговоры об универсальных ценностях и открытом обществе информационной эпохи. Он, как и обитатели Кремля, везде видит заговоры и больше всего уважает силу. Он так же, как и они, любит говорить о суверенитете, который понимает как неограниченное ничем право правительства творить, что хочется, на своей (а иногда и на чужой) территории. У Москвы вообще-то не так много союзников, а столь родственных душ среди влиятельных мировых лидеров — и того меньше. Можно не сомневаться: грядущая встреча Путина и Эрдогана — а она состоится, скорее всего, в августе в Сочи, самое позднее — в сентябре, во время саммита G20 в Пекине, — развеет последние облака подозрительности.

Наконец, политическая победа над турецким президентом достигнута накануне саммита НАТО в Варшаве, где «сдерживание России» будет одной из главных тем, и сразу после референдума о выходе Великобритании из состава ЕС. А в Кремле это наверняка воспринимают как новые доказательства слабости Запада, и прежде всего США.

Фото: kayhan/aa/abacapress.com
* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — террористическая организация, запрещенная в РФ.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.