Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Олимпиада

Наши и ваши

11.08.2016 | Слоним Маша

Я написала на прошлой неделе кому-то: «А наша-то с вашим встречаться собралась» (это про Мэй и Путина) и задумалась — кто для меня наши и кто — ваши

Я вообще никогда не говорила «наши». Живя в Союзе — по понятным причинам. Живя в России — тоже не говорила, может, потому, что жила я там с британским паспортом. Приехав сюда, тоже не могу на самом деле говорить «наши» ни про кого, хотя живу в Британии с британским паспортом…

«Наши-ваши» сильнее всего проявляются во время международных состязаний и турниров. И войн, конечно. Слава Богу, испытание лояльности войной мне, надеюсь, не грозит, а вот недавний чемпионат мира по футболу расставил для меня все акценты. У меня не было «наших», я болела за команды, которые мне нравились, и огорчалась за тех, кто вылетел, — вначале за Россию, потом за Англию. И Уэллс.

И вот — Олимпийские игры в Рио. Честно говоря, мне плевать. Я пока не посмотрела ни одного состязания ни по одному виду спорта. Но у меня есть герой! Человек, который оказался, как мне кажется, настоящим олимпийцем. Так получилось, что он живет и работает неподалеку от места, где я живу. Так получилось, что он — английский фермер и занимается спортом — стрельбой по двигающимся мишеням — в свободное от своей основной работы время. Основная работа Эда Линга — фермерство, и, получив бронзовую медаль в стрельбе на Олимпийских играх в Бразилии, он бросился домой, на ферму, не дожидаясь торжественных церемоний. Коровы не доены, поля не убраны, так сказать. А сейчас самый сезон, жатва.

Эд стреляет с 12-летнего возраста, его этому научил отец Стив, у отца — школа стрельбы. Вместе с Эдом тренируются его жена Абби и младший брат. «Дышат ему в затылок», — говорит Эд. Он надеется, что они всей семьей смогут выступить в Токио на Играх-2020.

Эд — заядлый охотник, но ферма это его главное занятие. Ферма в графстве Сомерсет — смешанная, на ней занимаются и разведением кур, и выращиванием пшеницы и ячменя, и держат мясных коров.

Слава Богу, Эд не занимается разведением овец, соседство с метким стрелком нам с собаками ни к чему.

Когда стало известно, что, выиграв бронзовую медаль, Эд срочно возвращается домой на ферму, его отец, который присматривал за фермой пока Эд был в Рио, рассказал журналистам, что Эд каждый день звонил домой и спрашивал: как погода? «Нормально, —  отвечал отец, дожди». То есть жать еще рано.

Его отец обычно на комбайне, а Эд упаковывает солому в тюки и убирает зерно.

Эд вернулся, и погода исправилась. Можно снова заниматься основным делом. Жатва, коровы, куры, семья. Все остальное — мишура.

Нет, конечно, в Великобритании гордятся своими призерами и радуются медалям в копилке команды страны. Но заголовки газет и телевизионные новости сообщали о главном, о том, что призер не остался пожинать плоды своих побед, а решил вернуться на свою ферму. В этом тоже была своя гордость: «А наш-то, а наш-то каков!»

Я честно пыталась найти информацию о том, чем занимаются британские олимпийцы в свободное от спорта время, есть ли у них нормальные профессии. Не нашла.

Но мы бы не узнали и о фермере из Сомерсета, если бы он не выиграл медаль на Олимпиаде и не вернулся к себе на ферму.

Как бы то ни было, но мне кажется, что фермер Эд Линг —  настоящий олимпиец. В старом понимании этого слова. И про него хочется сказать: «Наш человек».

И тут «наши-ваши» не имеют никакого значения.

Девон, Великобритания


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.