Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Выборы

Самый высоокоплачиваемый хор

09.09.2016 | Лавникевич Денис, Минск

11 сентября в Белоруссии — парламентские выборы. На 110 мест в нижней палате парламента претендуют 488 кандидатов, в основном представители политических партий и госчиновники. Сама предвыборная кампания прошла без скандалов. Но пока сохраняется главная интрига: появится ли в парламенте хотя бы один представитель оппозиции

Фото ИТАР-ТАСС/ БелТа/ Виктор Толочко

Вероятность попадания

Нижнюю палату парламента Белоруссии (она называется «Палата представителей Национального собрания») в стране часто с иронией называют «самый высокооплачиваемый хор страны». С 1996 года, когда Лукашенко силой поменял конституцию, парламент играет мизерную роль, вся реальная власть сосредоточена в руках президента. После 1996 года нижняя палата не отклонила вообще ни одного законопроекта, представленного президентом или правительством. Более того, если голосование проходит не единогласно «за», то это уже считается чрезвычайным происшествием.

Голоса на парламентских выборах в Белоруссии подсчитываются так же, как на президентских, что исключает попадание в законодательный орган не только представителей «титульной» оппозиции, но и вообще любых инакомыслящих. Неофициально считается, что списки будущих депутатов Палаты представителей составляются в КГБ и утверждаются в Администрации президента. Доходит до того, что некоторые оппозиционные СМИ публикуют списки будущих депутатов еще до выборов – и угадывают с высокой точностью.

Однако нынешние выборы в парламент все-таки отличаются от предыдущих. Кампания этого года проходит в несколько более свободной атмосфере, в условиях «робкой прозападной либерализации», идущей в Белоруссии с середины 2015 года. Задача власти – показать руководству ЕС и США прогресс в реформировании политической системы страны, что должно поспособствовать как получению новых кредитов от Запада, так и открытию рынков Европы для белорусских товаров. Кроме того, благосклонность ЕС очень важна Лукашенко для компенсации усиливающегося политического давления со стороны Кремля.

Кампания этого года проходит в несколько более свободной атмосфере, в условиях «робкой прозападной либерализации», идущей в Белоруссии с середины 2015 года

Тем не менее, до сих пор никто не может с определенностью сказать, допустит ли власть оппозицию в новый состав депутатского корпуса. Независимые аналитики склонны полагать, что скорее все-таки не допустит.

“Скорее всего, оппозиционеров в новом составе парламента не окажется. Не скажу, что на 100% - у власти есть соблазн допустить сюда одного-двоих. Ведь в таком случае возможна некая форма признания нового парламента Западом», – сказал NT политический обозреватель белорусской службы “Радио Свобода” Юрий Дракохруст. С другой стороны, по его словам, «Лукашенко – авторитарий старомодный. Он даже своей партии власти вроде "Единой России" не заводит. Так и с оппозицией: «Зачем рисковать?»

Так что скорее оппозиционеров в новом парламенте все-таки не будет, подытоживает Дракохруст.

С ним в целом согласен и эксперт аналитического проекта Belarus Security Blog Виктор Евмененко: “Логика сегодняшней белорусской власти – если и отпускать, то совсем по чуть-чуть и смотреть чтобы не было, не дай Бог, перебора со свободой. Поэтому расчитывать, что в парламент попадут явные оппозиционеры, не стоит».

По мнению Евмененко, лояльных оппозиционеров типа "Говори Правду" в парламент тоже не пустят от греха подальше. А вот партии, доказавшие свою лояльность, типа коммунистической или патриотической, весьма вероятно в нем появятся.

Сами кандидаты в депутаты, впрочем, настроены более оптимистично. Алёна Анисим, зампредседателя Общества белорусского языка не исключает того, что кто-то из демократических кандидатов попадет в парламент: «Думаю, их будет больше десяти человек, но я очень хочу верить, что они будут представлять разные политические силы и разные слои общества».

Участие и неучастие

На этих выборах основная борьба развернулась между провластными (номенклатурными) кандидатами, то есть чиновниками, активно использующими административный ресурс, представителями оппозиции и выдвиженцами от лояльных властям партий, традиционно незаметных в периоды между выборами, но резко активизирующихся, когда нужно поддержать какие-либо инициативы Лукашенко или, как сейчас, создать видимость альтернативных выборов. Собственно, такой же была картина на президентских выборах в 2015 году.

Однако на этот раз в парламентских выборах не стали принимать участие многие оппозиционные “тяжеловесы”, и прежде всего – бывшие кандидаты в президенты разных лет: лидер движения «За государственность и независимость» Владимир Некляев, лидер движения «За свободу» Александр Милинкевич, председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, один из лидеров христианских демократов Виталий Рымашевский и недавний политзаключенный Николай Статкевич.

По их собственным объяснениям, они просто не хотели тратить скудные партийные ресурсы на борьбу, результат которой традиционно предрешен заранее. Но, судя по всему, партийные лидеры просто не захотели, чтобы их имена ассоциировались с очередными проигранными выборами. Причем проигранными даже не из-за противодействия со стороны власти, а из-за того, что средний белорусский избиратель уже не верит никому – ни власти, ни оппозиции, уже два десятка лет демонстрирующей свою полную импотенцию.

“С людьми работать было сложно. Избиратели уже не верят в возможность прозрачного, справедливого подсчета голосов, не верят в сам процесс выборов, не верят, что выборы что-то дадут. Наконец, не верят, что они своим голосованием смогут что-то изменить в стране, где нет реального разделения ветвей власти, – рассказала корреспонденту NT Алёна Анисим. – Лично мне прямых препон в ходе кампании не ставили, но создавался полный информационный вакуум со стороны местных госСМИ. То есть они просто не освещают никаких событий, связанных с выборами. По моему округу идет пять кандидатов, но ни с одним не было ни одного интервью в газетах, не было и никакого круглого стола. Пикеты тоже замалчивали, хотя мы приглашали журналистов. Нас как бы не было”.

Выборы по шаблону

Пока исполнительная власть действует полностью по традиционным шаблонам. Из них главные – максимальная закрытость для наблюдения, блокирование независимых кандидатов и массовое досрочное голосование – оно фактически неподконтрольно наблюдателям. Блокирование неугодных кандидатов на нынешних выборах проявлялось в том, что наиболее ярких из них просто снимали с дистанции под предлогом каких-либо нарушений. Также оппозиционные партии регулярно заявляли о случаях давления на своих активистов – тех, кто выдвигался в депутаты, или же членов их команд. Многим противникам власти было сложно собирать подписи, вести агитацию и общаться с избирателями – особенно в регионах, где местные власти по привычке зажимают всех оппонентов даже без особого распоряжения сверху. Из новаций этой избирательной кампании – ситуация, когда провластный кандидат в своем округе занимает “для встреч с избирателями” сразу все имеющиеся залы – его соперники просто лишаются возможности провести собственные встречи.

Массовое досрочное голосование – отдельная “фишка” белорусских властей, позволяющая им вывести из-под ока наблюдателей голосование более чем трети избирателей. В первый же день досрочного голосования – 6 сентября – социальные сети заполнились записями белорусских студентов, рассказывавших, как их “табунами” под угрозной разного рода санкций погнали на досрочное голосование. А государственное белорусское телевидение с улыбкой рассказывало, как на досрочное голосование в полном составе отправляются целые воинские части.

Сам же Александр Лукашенко в вечернем телеэфире в первый день голосования заявил, что не боится, что Запад даст низкую оценку выборам в случае, если будет большой процент досрочного голосования. «Я думаю, нам этого бояться не надо. … Погода на этой неделе будет прекрасная, люди будут сидеть на дачах, на берегу озера, будут заниматься своими вопросами, и каждый будет выбирать момент, когда ему лучше проголосовать».

Впрочем, в преддверии выборов власти не забыли оперативно повысить лояльность одного из важнейших звеньев в организации выборов – местных избирательных комиссий, основу которых составляют учителя школ и ПТУ. Им позволили иметь дополнительные доходы за счет частных образовательных услуг. Также власти постарались снизить напряженность в отдельных социальных группах с наибольшим протестным потенциалом – прежде всего среди безработных или работающих в теневой экономике и не зависящих от государства граждан. Была декларирована едва ли не отмена скандального “Декрета о тунеядцах”, согласно которому безработные белорусы должны платить большой налог в бюджет. Также людям пообещали выборочное увеличение пособий по безработице. А жители приграничных регионов, где традиционно высок уровень безработицы, получили возможность подзаработать за счет “серой” трансграничной торговли – власти отменили ограничения на вывоз бензина, который внутри Белоруссии намного дешевле, чем в соседних странах.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.