Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

Свободная касса

19.09.2016 | Иван Давыдов | №30 (418) 19.09.16

Миллиарды полковника МВД Дмитрия Захарченко как пропагандистский инструмент

Аттракцион на День города: почувствуй себя жертвой милицейского произвола, Москва, 11 сентября 2016 года. Фото: со страницы facebook Елены Рыковцевой

Есть два мира. В первом, реальном, например, либеральная оппозиция — это горстка недоговороспособных и самовлюбленных людей, чему результат парламентских выборов — прямое свидетельство. Во втором, мире государственной и окологосударственно пропаганды, — либеральная оппозиция — это свора агентов Госдепа, плетущих хитрые заговоры с тем, чтобы отдать Сибирь лично Мадлен Олбрайт и провести незаметно в черноземные области оккупационную армию НАТО. И только благодаря мудрости руководства и бдительности пропагандистов планы их пока не воплотились в жизнь.

В реальном мире у полковника МВД Дмитрия Захарченко дома при обыске находят столько наличных, что вывозить их приходится «газелью». В мире большой коррупции, как и в мире большого спорта, рядовой гражданин — болельщик, подковерные интриги ему непонятны, и остается только гадать, что это было — договорной матч? Или честная волевая победа одной организованной правоохранительной группировки (ФСБ) над другой организованной правоохранительной группировкой (МВД)? Ну и, конечно, впадать в ступор, пытаясь представить, сколько же в среднем нужно КамАЗов, чтобы вывезти из городской квартиры накопления генерала.

«Не может быть столько денег у полковника, а значит…» Что же это значит? Ну, конечно, это черная касса оппозиции, деньги на Майдан, прямиком из Госдепа. Логично же? Что может быть логичнее?

В мире пропаганды — помимо обязательных мантр о том, кто по-настоящему борется с коррупцией, а кто только клевещет и пиарится, — появляется легкий зуд. И только потом — правильные, вписанные в общую картину мироустройства версии. Сначала в записях прикормленных блогеров — «не может быть столько денег у полковника, а значит…» Что же это значит? Ну, конечно, это черная касса оппозиции, деньги на Майдан, прямиком из Госдепа. Логично же? Что может быть логичнее? И вот уже авторитетный человек спрашивает аккуратно с присущей ему витиеватостью: «Сколь обосновано предположение, что полковник МВД Захарченко держал у себя освободительный общак»? А дальше — статья в популярнейшей газете, где сказано уже без ненужных кривляний, — да, общак оппозиции, что же еще. И не кем-нибудь сказано, а Дмит-рием Стешиным, фигурантом дела о нацистах-убийцах из организации БОРН, певцом героев Донбасса, человеком то есть заслуженным.

Они забудут завтра, о чем писали вчера, получат новый темник и ринутся разоблачать новые происки. А какой-нибудь памятливый полковник не забудет. Сложит аккуратно газету, положит в папочку — вдруг пригодится. И отправится в тайную комнату пересчитывать миллиарды, пока не конфисковал их какой-нибудь другой полковник. Ход-то по-своему даже гениальный: теперь любой схрон с наличностью, изъятой у очередного чиновника, нарушившего неведомые обывателю правила большого коррупционного спорта, можно списывать на происки Госдепа.

Может, она и не понадобится никогда полковнику, эта газета. А может, уже завтра выяснится, кому конкретно и для каких преступлений предназначались деньги из «освободительного общака». И будет работа у прокуроров, у судей, у сотрудников ФСИН и прочих достойных ведомств. Невозможно, потому что слишком уж нелепа пропагандистская версия, чтобы лепить из нее реальные дела? А вы можете навскидку припомнить громкие политические дела последних времен, которые не источали бы сладкий запах абсурда, — от уголовки против политиков первого ряда и до «болотки», где хватали и судили людей совсем случайных? Богатая наша история учит: здесь абсурдность обвинения никого не пугает, а поиск доказательств — не особенно заботит.

Вспомнят ли тогда — в очереди за спецпайком — изобретатели идеи о «свободной кассе», что натворили? Тогда-то, наверное, и вспомнят. Испытают прилив гордости.

И напоследок: удивительно неизобретательные люди власть окормляют и от власти кормятся на гуманитарной поляне. За двенадцать лет не смогли придумать ничего страшней Майдана — им и пугают, как будто страна с тех пор не поменялась раз этак пять. Хотя, с другой-то стороны, — работает ведь, зачем напрягаться.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.