Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Громкие дела

«По пятницам у нас 37 год»

19.09.2016 | Зильберг Леонид, Сыктывкар | №30 (418) 19.09.16

19 сентября исполняется ровно год с момента ареста губернатора Республики Коми Вячеслава Гайзера и еще 18 представителей региональной политической элиты. Гайзеру продлен срок содержания под стражей, в его деле появились новые эпизоды, связанные с другим делом, — против компании «Ренова». Как живет республика, руководство которой обвиняется в создании организованной преступной группировки и что о происходящем думают рядовые жители Коми — на месте выяснял The New Times

Гендиректору «Т Плюс» Борису Вайнзихеру (на фото справа) и совладельцу «Реновы» Евгению Ольховику сидеть в СИЗО Сыктывкара как минимум до 12 ноября. Фото: Наталия Казаковцева/ТАСС

В Коми не перестают обсуждать — как и почему теперь уже бывший губернатор, занимавший почетные места в рейтингах эффективности и получавший благодарности от Дмитрия Медведева, оказался вдруг под следствием вместе со всей политической верхушкой республики. Ясности за истекший год не прибавилось, а к старым версиям (см. NT № 31 от 28 сентября 2015 года и NT № 43–44 от 21 декабря 2015 года) добавились две новых — «газпромовская» и «диссидентская».

Неограниченный отстрел 

Согласно первой из версий, власти республики позволяли ряду «семейных» предпринимателей выкручивать руки предприятиям «Газпрома» на монопольных поставках щебня, песка и тому подобных материалов. Газпромовский административный ресурс разворачивался не один год, но в какой-то момент в одном из силовых кабинетов совпали папки, пришедшие от республиканского прокурора Сергея Бажутова, которого, в отличие от предшественников, не удалось ни купить, ни свалить, и мольбы о помощи вопиющего в холодной тундре «Газпрома», безжалостно обдираемого флибустьерами с патентом от региональной власти.

Приверженцы же второй версии утверждают, что деятели Коми-верхушки нелицеприятно обсуждали первое лицо страны и в выражениях совершенно не стеснялись. Беседы были записаны, и доброхоты дали послушать записи самому первому лицу — и судьба чиновных диссидентов была немедленно решена самым драматическим образом.

Но беспрецедентность сыктывкарской истории не ограничивается разовыми посадками: с пресловутой даты 19 сентября аресты идут, не прекращаясь. Сажают более мелких чиновников, депутатов, менеджеров. Характерен стиль этих акций: людей забирают после обеда в пятницу, чтобы в выходные послушный дежурный судья без лишних формальностей упаковал вновь прибывшего в перегруженный сыктывкарский СИЗО. Многие в респуб-
лике называют происходящее «возвратом 37 года» и живут в постоянном страхе, даже не имея для него особых причин.

Есть странное ощущение, что на рес-публику силовикам выписана охотничья лицензия на неограниченный «отстрел».

Бывший хозяин Коми Вячеслав Гайзер уже год обживает СИЗО в Москве. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Людей забирают после обеда в пятницу, чтобы в выходные послушный дежурный судья без лишних формальностей упаковал вновь прибывшего в перегруженный сыктывкарский СИЗО

Чиновные самоубийцы 

В непростом положении оказались новые власти региона: из-под них выбивают один стул за другим. Елена Шабаршина, бывший председатель регионального избиркома, назначенная врио главы Коми Сергеем Гапликовым руководителем его администрации, отстранена и обвиняется в получении взяток от прежнего руководства. Вызванная в суд, она совершила попытку суицида и провела много дней в реанимации, находясь в коме после почти смертельного отравления. Оставленный было на своем посту премьер-министр Владимир Тукмаков и назначенный советником нового главы республики Михаил Евдокимов также обвиняются во взятках и находятся под следствием.

Ситуация нагнетается еще и постоянно поступающей информацией о судьбе главных арестантов. 9 августа в московской особой тюрьме федерального подчинения № 1, в знаменитом «кремлевском централе», был найден мертвым один из фигурантов «дела Гайзера» Антон Фаерштейн. Темная лошадка даже для некоторых фигурантов дела, Фаерштейн числился так называемым финансистом-технологом, обслуживающим «организованное преступное сообщество». Удивительная креативность российского законодательства и законоприменения позволяет зачислить в эту категорию юристов, секретарш, риелторов, шоферов и даже домашнюю обслугу фигурантов — взять всех скопом и получить показания в обмен на выход под подписку о невыезде или домашний арест. Вот и сидел Фаерштейн целый год, напрасно надеясь заключить досудебную сделку. Что случилось дальше — неизвестно. Говорят, самоубийство. Но те немногие в Сыктывкаре, кто знал малозаметного Антона, сильно сомневаются.

В Сыктывкаре не только боятся репрессий, но и открывают новые памятники, например, рублю, Сыктывкар, 20 октября 2015 года. Фото: Юрий Осетров/ТАСС

Основные фигуранты дела ведут себя по-разному. «Заговорил» главный держатель кассы гайзеровской команды, заместитель Гайзера Константин Ромаданов. Головы полетели немедленно — все ключевые чиновники Сыктывкара получали из его рук регулярные доплаты к жалованию, и это аккуратно фиксировалось в амбарной книге.


 

След «Реновы»

Сам Гайзер вины не признает, держится спокойно, занимается йогой и иностранными языками. Новый поворот дело получило после ареста двух крупных менеджеров, связанных с Виктором Вексельбергом, — Бориса Вайнзихера и Евгения Ольховика.

То, что настоящий лидер «организованного преступного сообщества» Александр Зарубин на первом этапе своей деятельности активно продвигал в республике интересы «Реновы» и Вексельберга, не было для информированной республиканской публики секретом. Напомним: Зарубин — бизнесмен и политик, начинавший свою карьеру в Коми, входил в Общественную палату РФ и был младшим партнером Вексельберга. Именно он добился замены правившего республикой еще с советских времен Юрия Спиридонова на двух «своих» губернаторов — сначала Владимира Торлопова, а затем — Вячеслава Гайзера.

Применительно к Гайзеру всерьез говорят о пожизненном сроке, обещают очередную волну «посадок» после сентябрьских выборов

Но то, что добрались до таких бизнесовых «небожителей», как Ольховик и Вайнзихер, которых обвиняют в даче взяток руководству республики за выгодные энерготарифы, — делает все дело еще более масштабным. Обоих немедленно сорвали с родных московских мест и этапировали в сыктывкарский СИЗО. Посетившие менеджеров правозащитники называют их состояние крайне подавленным. Оба не захотели общаться, но более молодой (1968 года рождения) Вайнзихер успел выговорить, что у него все нормально.

Применительно к Гайзеру всерьез говорят о пожизненном сроке, обещают очередную волну «посадок» после сентябрьских выборов.

Зависли в тревожном ожидании два возможных новых фигуранта дела, два Владимира Александровича — депутат Госдумы Поневежский и экс-глава Коми сенатор Торлопов. Мандаты у обоих истекают, а вопросов у следствия к ним может быть немало, с учетом того что первый был прокурором региона в самый разгар всех «подвигов» «организованного преступного сообщества», а второй в свое время попросту привез в Сыктывкар и расставил по местам почти всех главных фигурантов дела.

 

«И типа президент этого не знал!»

NT попросил жителей Сыктывкара ответить на вопрос: «Считаете ли вы, что 19 человек из руководства Коми арестованы справедливо?»

Ирина, 37 лет, руководитель строительной фирмы:

Я считаю, что да, они арестованы справедливо. До их ареста у меня велось уголовное дело, согласно которому закулисными оппонентами были представители из этого круга «руководства». Очень жесткие переговоры, а следствие говорило: «Мы люди маленькие». Все видели, где правда, а работать по нашему делу никто не мог… До определенного момента.

Андрей, 29 лет, строитель:

В моем понимании простой народ, как мы, никогда ничего решать не будет. А эти наверху просто делят кормушку и доят страну со своей сырьевой экономикой и т.д. Нужны козлы отпущения, чтобы хоть как-то затыкать народ, чтобы было о чем поговорить старушкам на лавках, чтоб не взбунтовались. Раздули все это, вот же — виновников нашли. Понаделали дорог в долг, запустили самолетов в небо красочных, и всё, жизнь как бы лучше. Не люблю политику и показуху. Ничего не меняется.

Дмитрий, 41 год, оператор добычи нефти и газа:

Скорее всего, не все 19 арестованы справедливо. Хотя, по мне, так все вполне возможно. Та же история с моей любимой дорогой на Усинск о многом говорит. Уже больше двадцати лет деньги тратятся, а воз и ныне там.

Василий, 31 год, финансист:

Несправедливо.

Олег, 40 лет, буровой мастер:

Мало арестовали, можно и больше. А так — обычный передел власти в богатом регионе, убрали ненужных, поставили своих.

Николай, 22 года, музыкант:

Я сам из Ижмы, учился в Сыктывкаре, а сейчас в Коми не проживаю. Политикой не интересуюсь, но считаю, что дыма без огня не бывает.

Ольга, 31 год, энергетик:

Обвинения подтверждены конкретными фактами, поэтому считаю аресты справедливыми. Невиновных — отпустят, во всяком случае — это единственное, во что можно верить в правовом государстве.

Елена, 43 года, наемный работник:

Отношение у меня к этой ситуации неоднозначное. Разумеется, арестованы справедливо, ведь воровали, а вор, сами знаете, где должен сидеть. А кто не ворует, находясь у власти? Другое дело, как это раздули в центральных СМИ, и отношение правящей верхушки. А ФСБ, которая их пасла много лет, собирая дело? И типа президент этого не знал! Показательная казнь, на мой взгляд!

Денис, 28 лет, ремонтник лесопильных станков:

Вне зависимости от симпатий к предыдущему руководству и от того, доволен я им или нет, считаю, что арестовано оно было по приказу с Москвы. За что арестовать руководство, можно всегда найти в России. Гайзер с Веселовым и остальные были все равно местные, а значит, делились с Москвой неохотно, да и власть Путина таким образом распространялась на республику не максимально эффективно. Справедливо или нет, не знаю. Всех посадить, власть народу!

Юноша и девушка (отказались представиться):

Все воруют.

Яна (возраст и род деятельности не назвала):

Мне кажется, после Васильевой это несправедливо.

Двое пожилых мужчин (отказались представиться):

Кто может знать? У нас только предположения могут быть. Но что они себя нехорошо вели — это точно. По крайней мере, отдельные личности.

Самый последний опрошенный был похож на чиновника средней руки. Представляться он отказался и набросился на интервьюера:

Зачем вопросы глупые задаете? У нас по пятницам 37 год, что вы, сами не знаете?!


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.