Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Политика

Кремлевский пир

07.10.2016 | Грин Сэмюэл , профессор

Сэмюэл Грин, профессор, директор института России в Королевском колледже Лондона (Кing's College)

Москва объявила о приостановке договоренностей с США об утилизации оружейного плутония. Почему именно сейчас? И как это трактовать?

Договор, подписанный еще в 2000 году и рассчитанный, в момент его подписания, на 25 лет, подразумевал уничтожение путем обработки в специальных реакторах не менее 34 тонн плутония — количества, достаточного для производства 17 тыс ядерных боеголовок. При этом страны обязаны были выполнять договоренности в «параллельном» режиме. Однако к октябрю 2016 года, когда Владимир Путин решил вывести Россию из договора, тот был скорее мертв, чем жив. Американская сторона давно, видимо, усомнилась в целесообразности такой утилизации плутония, и слабо выполняла его условия, по минимуму.

Однако Путин решил не просто расставить точки над «И», но сделать это шумно — так, чтобы во всем мире шарахнулись и при этом выставить Америке встречные условия, никак с договором не связанные, и при этом заведомо не выполнимые. Международных отношений сам по себе этот шаг не испортит. Важно другое: Кремль тем самым подает сигнал, что нынешнее состояние отношений с Западом его в принципе устраивает. И если кто-то надеялся, что после думских выборов Путин постарается восстановить отношения с Западом — тот просчитался.

Вспомним: думская кампания была относительно вегетарианской.  Сейчас же мы наблюдаем настоящее мясное пиршество российских властей - как во внешней политике, так и во внутренней. С чем это связано? Хотя «Единая Россия» и получила рекордное большинство в Думе, никакого особого энтузиазма со стороны населения по этому поводу нет.Осознавая это, в Кремле вполне могли решить:  коли вегетарианская диета себя не оправдала, самое время вернуться  к тому, что гарантированно работает. А гарантированно работает постоянное надавливание на болевые точки. Вот и давят. 

Шум от российской риторики с массированным применением так терминов как «ядерная держава», «сдерживание», и «глобальная безопасность» нарастает. И судя по всему произвести политический эффект эта риторика призвана в первую очередь в самой России, она предназначена для внутрироссийского пользования. А уж коли такая линия - единственная, которая приносит Кремлю хоть какие-то практические дивиденды, и дает постоянный заряд легитимизации для путинской Системы власти, то ее будут прочерчивать и дальше.

Существует ли опасность, что вслед за эскалацией риторики может последовать и кое-что похуже. Потенциально — да. Но если смотреть на ситуацию трезвым, спокойным взглядом, оценивая не слова, а события, то эскалации напряженности в российско-американских отношениях пока не просматривается. И, сдается мне, ни Вашингтон, ни Москва такой перспективы не хотят. У России для перевода вербального конфликта с США в реальное противостояние попросту нет ресурсов. Что же касается США, то для любого американского президента, кто бы им не стал, сейчас есть проблемы покруче, чем «бодание» с Путиным.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.