Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Политика

Сплошное разочарование

17.10.2016 | Арно Дюбьен, директор франко-российского аналитического центра «Обсерво» | №34 (422) 17.10.16

Арно Дюбьен, директор франко-российского аналитического центра «Обсерво»

11 октября Кремль объявил об отмене визита Владимира Путина в Париж — до лучших времен. Они вряд ли наступят раньше мая следующего года

Перенос намечавшегося на 19 октября визита Владимира Путина в Париж означает — ни много ни мало — что российско-французские отношения переживают трудный период. Эти отношения много чего видели в своей и мировой истории. Но главное: начиная с отказа Жака Ширака следовать за политикой США в Ираке в 2003 году и вплоть до украинского кризиса в 2014-м, они переживали беспрецедентный подъем — и в сфере экономики, и в сфере политики. Мало кто знает, что Россия — наш третий по величине торговый партнер за пределами ЕС и что французские предприятия занимают первую строчку в рейтинге зарубежных инвесторов РФ.

Да, Франции не удалось обойти стороной процесс общей деградации отношений Россия — Запад, но до сих пор Парижу удавалось оставаться, скажем так, на умеренных позициях.

В июне 2014-го президент Франсуа Олланд пошел наперекор мнению Барака Обамы и пригласил-таки Владимира Путина на торжества в Нормандию. На саммите НАТО в июле 2016-го в Варшаве Олланд заявил, что Россия не враг, а партнер, — и это прозвучало контрастом на фоне высказываний большинства других участников саммита и в целом риторики Запада по отношению к Москве.

И даже финал саги о вертолетоносцах «Мистраль», которая в течение долгих месяцев держала в напряжении журналистов и аналитиков, был вполне деликатным — без истерик и громких взаимных упреков — и устроил обе стороны.

Когда весной 2016 года Олланд пригласил Путина нанести визит в Париж, он стремился послать позитивный сигнал Кремлю — Франция как минимум готова к нормализации отношений в краткосрочной перспективе. И это желание придать новое ускорение двусторонним связям было видно и невооруженным глазом. За последний год в Москве побывали один за другим все ключевые министры французского кабинета — иностранных дел, обороны, экономики, сельского хозяйства, министр экологии. В январе прошло, впервые с 2013 года, заседание CEFIC — двустороннего Совета по экономике, финансам, промышленности и торговле. 25 мая Владимир Путин принял в Кремле руководителей 12 крупнейших французских предприятий. На повестке дня стоял и вопрос о визите в Москву — до конца текущего года — французского премьера Мануэля Вальса…

Что же произошло? Очевидно, что официальный Париж был потрясен и разгневан российским вето в СБ ООН 8 октября на внесеннную Францией резолюцию по ситуации вокруг сирийского Алеппо. (После чего Олланд публично обмолвился в том духе, что он теперь, дескать, не понимает, в чем смысл переговоров с Путиным. — NT). Но в дипломатии эмоции — не очень надежный советчик. Никто не спорит: визит Владимира Путина в Париж вряд ли поспособствовал бы продвижению дел в сторону всеобщего мира. С другой стороны, понятно, что отмена визита также не будет иметь позитивного результата, — именно в таком ключе рассуждают сегодня во французских политических кругах, хотя СМИ придерживаются абсолютно иной точки точки зрения.

Встает вопрос: а есть ли в сложившихся условиях будущее у наших отношений? Правды и объективности ради следует признать: в последнее время наше восприятие друг друга деградирует. Москва видит во Франции ослабленную великую державу, чей голос на международной арене весьма банален. В свою очередь Франция, как это ни парадоксально, вообще мало интересуется Россией, которую все еще знает плохо. И хотя в Москве и Париже готовятся с помпой отметить 50-летие исторического визита генерала де Голля в СССР и 300-летие установления дипломатических отношений между двумя странами, общее впечатление, что в обеих столицах, когда речь касается попыток найти взаимопонимание в новых условиях, царит полный раздрай. И это разочаровывает.

Чисто гипотетически теперь визит Путина в Париж может состояться только после 7 мая 2017 года, то есть после президентских выборов во Франции. Принимать его, скорее всего, будет уже не Франсуа Олланд, а Ален Жюппе, правоцентристский кандидат, которому как вероятному фавориту выборов отдают предпочтение социологические опросы. Жюппе — духовный наследник Ширака во многих, практически во всех, вопросах. За исключением российского. К России Жюппе уж точно не питает никакой особой симпатии…


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.