Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Мир

«Чего добивается Путин?»

09.11.2016 | Демченко Ирина, Лондон

В поисках ответа на этот вопрос депутаты парламента Великобритании пригласили на специальные слушания Михаила Ходорковского и Билла Браудера

Палата общин британского парламента

Через 16 лет пребывания у власти в России Владимира Путина комитет по международным отношениям палаты общин британского парламента по сути признал, что так и не понимает — «Who is Mr Putin?»

«Как нам вести с ним бизнес?», «Чего добивается Путин?», «Является ли Британия в понимании Путина врагом России?» — эти и многие другие вопросы депутаты-члены комитета задавали главе «Открытой Росси», экс-главе ЮКОСА, политэмигранту Михаилу Ходорковскому и «врагу режима номер один», международному финансисту и инвестору Биллу Браудеру. Оба были приглашены 8 ноября в парламент на специальные слушания, посвященные взаимоотношениям Соединенного Королевства с Россией.

Нужный образ

 «Я не думаю, что стратегическая нормализация отношений с Кремлем возможна пока в нем находится нынешнее руководство. Это связано с тем, что президент Путин имеет совершенно другое представление о мире, нежели вы», — сказал, обращаясь к парламентариям, Михаил Ходорковский. Он же пояснил, что Путину, для того чтобы оставаться у власти в России, — «а он намерен, насколько я понимаю, оставаться у власти до конца своей жизни», — надо постоянно поддерживать образ внешнего врага, а таковым выбран Запад, в том числе Великобритания.

На вопрос, считает ли Путин Великобританию врагом России, Ходорковский во время слушаний ответил: «Я не сомневаюсь, что Путин проецирует на российское общество мнение, будто Великобритания является врагом России. Думает ли он сам так? На мой взгляд, скорее всего, нет. Есть ли у него последовательная стратегия в отношении Великобритании? В его представлении, видимо, да. На мой взгляд — нет».

Глава «Открытой России» также посоветовал британцам «не жалеть денег» на вещание Би-би-си на русском языке и работу в российских социальных сетях, если в Лондоне «действительно хотят что-то противопоставить российской пропагандистской машине и спасти новое поколение россиян».

«Я не сомневаюсь, что Путин проецирует на российское общество мнение, будто Великобритания является врагом России. Думает ли он сам так? На мой взгляд, скорее всего, нет»

Опасен и непредсказуем

На многочисленных примерах Ходорковский показывал, насколько не логично и стратегически не продуманно принимаются решения в области международной политики в России: огромные ресурсы тратятся на проведение Олимпиады в Сочи, которая должна показать Россию внешнему миру как цивилизованную и эффективную страну — после чего почти сразу начинаются военные действия в Восточной Украине. Другой пример: решение Кремля оказывать давление на Европу с помощью антисанкций, что на самом деле только сплотило ЕС вместо того, чтобы расколоть ее, и во многом объединило Европу и США по линии НАТО. Внезапное начало военной операции в Сирии, несомненно, было направлено на то, чтобы посадить США за стол переговоров, убежден Ходорковский, — но в результате российско-американские отношения падают на еще более низкий уровень...

Михаил Ходорковский. Фото: Митя Алешковский

Описывая тактику поведения Путина на международной арене, он сказал: «Путин всегда пытается сначала быстро и как можно дальше продвинуться вперед. И смотрит: какая реакция (на его действия)? Если реакция слабая, он закрепляется на новой, достигнутой позиции. Если реакция сильная, он типа дает понять, что это он пошутил, и отступает».

У Путина нет никакой стратегии, «результаты его международной политики его же самого и разочаровывают, он теряет равновесие и становится непредсказуемым и опасным», сказал Ходорковский. Запад, привыкший к тому, что решения принимаются в разных институтах, должен понимать: в России они все принимаются в одном месте, добавил российский политэмигрант.

«Путин всегда пытается сначала быстро и как можно дальше продвинуться вперед. И смотрит: какая реакция (на его действия)?»

Один решает все

В России нет независимого суда, парламента, практически уничтожены независимые СМИ, маргинализирована в принципе любая независимая позиция. Поэтому всякие договоренности (с Западом) действуют ровно столько, сколько того хочет Путин, — так пояснил Ходорковский свою мысль о том, что «тактическое сотрудничество» с Россией возможно в самых разных областях, если Запад учтет, что реализация всех совместных наработок в итоге зависит от воли одного человека.

На вопрос , как в сущности работает российская государственная система, если в ней нет действующих институтов, Ходорковский ответил метафорически: судебная система, например, сказал он, бóльшую часть дел рассматривает справедливо, если говорить о количестве: только где-то 10% дел, на которые поступает заказ, она рассматривает так, как велено сверху. Но это то же самое, как если бы хирург оперировал 90% больных нормально, а 10% зарезал на операционном столе, потому что ему так велели.

«Когда говоришь о российском прокуроре, нужно понимать, что на самом деле он — не прокурор. И судья — это не судья, хотя часть дел он рассматривает так как и должен рассматривать судья. На самом же деле судья (в России) — это чиновник правительства, назначающий от имени правительства наказания», — пояснил парламентариям приглашенный российский политэмигрант.

Ходорковский, который, живя в Лондоне, много занимается проблемой России после Путина, признался, что ему бы очень хотелось, чтобы на место Путина пришел не «новый Путин», а институциональная реформа. Он напомнил, что из 20 молодых политиков, которых он поддержал на выборах в Госдуму 2016 года, ни один не прошел в парламент, и при этом более чем у половины из них после дня голосования начались проблемы — обыски и вызовы в прокуратуру, которая возжелала узнать, как именно они получали поддержку Ходорковского.

«Когда говоришь о российском прокуроре, нужно понимать, что на самом деле он — не прокурор. И судья — это не судья, хотя часть дел он рассматривает так как и должен рассматривать судья. На самом же деле судья (в России) — это чиновник правительства, назначающий от имени правительства наказания»

Если ты — активист

Ходорковский предложил британцам сосредоточиться на сотрудничестве с Россией в таких областях, как наука, культура и торговля, обратив внимание на особую осторожность в торговле товарами двойного назначения. Он также посоветовал Британии подумать над смягчением визового режима для россиян, не работающих на государство и не являющихся предпринимателями. Сейчас же, по его словам, действует совершенно иной порядок: если в анкете у российского гражданина указано, что он гражданский активист, получить британскую визу ему вообще нереально. «Когда мне самому нужно встретиться с кем-то из (российских) гражданских активистов, мне приходится выезжать в континентальную Европу», — поделился Ходорковский личным опытом.

Еще раз про санкции

И у Ходорковского, и у Браудера в ходе слушаний много спрашивали по поводу режима санкций в отношении России. Позиции обоих по этому вопросу во многом совпали: персональные санкции в отношении членов властной команды Путина, которые выводят из России на Запад нечестно полученные деньги, нарушают в России права человека и совершают преступления против личности, — действенный и очень точный инструмент. Они, безусловно, будут поддержаны российскими гражданами, которым тоже такие люди и их поведение не нравятся.

Уильям Браудер. Фото: Michael Wuertenberg

А вот, санкции секторальные, по мысли Ходорковского, имели в России скорее нежелательный эффект, поскольку служили сплачиванию общества вокруг Кремля. Выйти из них, сказал политик, будет сложно, «потому что Путин будет продавать это российскому обществу как свою победу над слабым Западом».

Между тем, Браудер, который давно уже ведет на Западе кампанию в пользу именно персональных санкций в отношении членов «команды Путина», а также тех, кто непосредственно причастен к гибели в тюрьме его адвоката Сергея Магницкого и разорению бизнеса, не согласился с Ходорковским в том, что секторальные санкции бесполезны.

«Если бы не они (санкции), Путин пошел бы дальше на Украину и — кто знает? — не начал ли бы он игры вокруг стран Балтии? И если бы он это там начал, на наши плечи лег бы самый серьезный политический кризис из всех возможных», — сказал Браудер.

Напомним, что комитет по международным отношениям палаты общин британского парламента открыл парламентские слушания (их также называют расследованием), посвященные отношениям Соединенного Королевства с Россией 3 декабря 2015 года, но провел до сих пор только одно заседание, заслушав группу экспертов по России. Член комитета, депутат Майк Гейпс сказал NT, что обычно подобное расследование длится несколько месяцев. По его результатам пишется доклад, который носит рекомендательный характер.

Цель слушаний — разобраться в том, какую политику в отношении России проводит Форин офис и всесторонне проанализировать двусторонние отношения между двумя странами.

«Если бы не они (санкции), Путин пошел бы дальше на Украину и — кто знает? — не начал ли бы он игры вокруг стран Балтии? И если бы он это там начал — на наши плечи лег бы самый серьезный политический кризис из всех возможных»

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.