Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Экономика

Уровень несчастья как критерий успеха реформ

14.11.2016 | Грозовский Борис | №37 (425) 14.11.16

11 ноября на конференции газеты «Ведомости» главный экономист Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), профессор Сергей Гуриев представил очередной доклад, посвященный посткоммунистическому транзиту «Равные возможности в мире неравенства». Это первый приезд в Россию одного из лучших ее экономистов, в прошлом ректора Российской экономической школы (РЭШ), после 3,5 лет вынужденной эмиграции

Сергей Гуриев покинул Москву весной 2013 года, после обысков, перлюстрации электронной почты и нескольких вызовов на допросы. Тогда СК занялся экспертами, которые по просьбе Дмитрия Медведева (в бытность его еще президентом) подготовили заключения по «второму делу ЮКОСа». Вот под этот каток и попал Гуриев. Опасаясь санкций — от подписки о невыезде до ареста, — Гуриев уехал во Францию, где в Парижской экономической школе преподает его жена, профессор Екатерина Журавская, у супругов двое детей-школьников. Гуриев подал в отставку с поста ректора РЭШ и принял предложение стать профессором Парижского университета Science Po. «Дело экспертов» было за отсутствием состава преступления прекращено в мае 2015-го. Тогда источник «Интерфакса» в силовых органах объяснял, что следователи не нашли «доказательств корыстного мотива в действиях экспертов, которые продвигали идею смягчения наказания за экономические преступления». А в конце августа 2016 года Гуриев вступил в должность главного экономиста ЕБРР.

Накануне приезда Гуриева в Москву журналисты «Интерфакса» обратились в Следственный комитет с вопросом, планируют ли следователи СК допросить Гуриева: «В процессе расследования уголовного дела следственные органы не обязаны анонсировать в СМИ проведение тех или иных процессуальных или следственных действий», — последовал ответ. Но анонимный источник «Интерфакса» в силовых структурах успокоил: «У российских правоохранителей нет претензий к Гуриеву, каких-либо следственных действий с ним проводить не планируется». Гуриев приехал в Россию не как частное лицо, а как представитель высшего руководства Европейского банка реконструкции и развития, пояснил Reuters представитель банка.

Мандат ЕБРР — помогать странам, пытающимся построить рыночную экономику. С приходом Гуриева банк пересмотрел понятие перехода (транзита) к рынку. Теперь ЕБРР интересуют не только приватизация и конкуренция, но и различные аспекты инклюзии (включенности) населения в реформы: качество госуправления, вопросы экологии, устойчивость к кризисам и главное — насколько реформы улучшают повседневную жизнь людей, их социально-экономическое самочувствие. Если плоды реформ достаются не всему населению, а лишь узкой кучке бенефициаров, если элиты обогащаются «нечестно» и формируется «капитализм для своих», то и экономические реформы не могут быть устойчивыми. Недовольные результатом реформ люди приводят к власти популистов, а те меняют экономический вектор развития страны.

Целью рыночных реформ не может быть рынок как таковой, говорил Гуриев в интервью автору этих строк: «Рыночные реформы должны приносить повышение уровня жизни», рынок должен «работать для большинства». Российские реформаторы начала 1990-х так не думали. Они были уверены, что цель — именно рынок, что надо быстрее отпустить цены, приватизировать госсобственность, а уже затем класс собственников создаст спрос на институты демократии и рыночной экономики. Этот подход (в сочетании с многочисленными ошибками последнего советского правительства, оставившего реформаторам тяжелейшее наследство и пустую казну) привел к резкому спаду экономики в девяностых годах. Он до сих пор ощутим даже физически, говорит Гуриев: родившиеся в те годы люди в среднем на 1 см ниже ростом тех, кто родился до начала реформ или после них. Шок, пережитый людьми во время реформ, по своей тяжести может быть сравним с переживаниями людей во время войны. Это результаты ежегодного исследования ЕБРР, в ходе которого были получены данные по 51 тыс. домохозяйств в 34 странах мира, включая 29 посткоммунистических стран. Исследование показало, что только 47% жителей посткоммунистических стран ощутили на собственном кармане позитивный эффект от реформ. В то же время статистика фиксирует резкий рост неравенства и концентрацию богатства в верхних 2–3% населения. Причем у нас богатство концентрируется прежде всего в сырьевых отраслях. ЕБРР вовсе не призывает бороться с богатыми, сказал Гуриев, но кричащее неравенство — это и следствие «капитализма для своих» (crony capitalism), сворачивания демократических институтов и устранения политической конкуренции. Согласно недавнему докладу Credit Swiss, сегодня Россия — это страна с самым большим неравенством в распределении богатства. РФ не самая коррумпированная страна в мире, но самая коррумпированная среди стран со сходным уровнем богатства.

Целью рыночных реформ не может быть рынок как таковой, говорил Гуриев: «Рыночные реформы должны приносить повышение уровня жизни», рынок должен «работать для большинства»

Как бороться с кричащим неравенством — хорошо известно: есть различные налоговые инструменты, но они вряд ли будут эффективны без структурных реформ. Гуриев напомнил, что о необходимости сруктурных реформ президент Путин писал в своих статьях в ходе выборной кампании 2012 года.

Следить за инклюзивностью реформ — это значит думать об уровне неравенства, о пропорциональном распределении в обществе экономических благ, о том, не становится ли коррупционная активность выгоднее честного заработка. Реализовать такой подход на практике непросто: благодаря реформам и быстрому развитию экономики выигрывают в первую очередь образованные слои, у которых лучше доступ к новым технологиям, финансовым институтам и т.д. Бедные и необразованные быстрее и больше выиграют от перераспределения, замечает экономист Иван Любимов, чем от реформы образования, которая позволит их детям зарабатывать больше, чем родители. Из этого следует, что наилучший выход — стараться не допускать высокого уровня неравенства в первые годы реформ. У России не получилось. Поэтому нас и отправили снова в начальную школу: изучать, чем плох «капитализм для друзей», зачем нужна демократия и почему от включения в мировую экономику страна не проигрывает, а выигрывает.

Но есть и хорошие новости, сообщил Гуриев: они состоят в том, что уровень удовлетворенности жизнью в большинстве бывших социалистических стран за последние 6 лет значительно вырос. Они, эти страны, больше не оказываются в категории «особенно несчастных», сказал главный экономист ЕБРР.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.