Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Политика

Опасная непредсказуемость

28.11.2016 | Фрай Тимоти | №39 (427) 28.11.16

Тимоти Фрай, профессор Колумбийского университета, США, ведущий научный сотрудник НИУ ВШЭ, Россия

Чего ждать в российско-американских отношениях после прихода в Белый дом Дональда Трампа

Непредсказуемость — вот единственное, что легко предсказать, говоря сегодня о американо-российских отношениях. У этой непредсказуемости несколько предпосылок — и с американской, и с российской стороны. Начнем с американской.

Во-первых, избранный президент Трамп никогда в жизни не занимал государственных должностей какого-либо уровня. Никогда. Учитывая отсутствие у него политического опыта, трудно предсказать, как именно он отреагирует на информацию или ситуацию, с которыми никогда раньше не сталкивался. Для него все в новинку. Более того, говорят, что его легко может переубедить любой советник. Человек, у которого отсутствует твердая политическая позиция по многим вопросам, станет для России непростым партнером.

Во-вторых, политические обещания Трампа часто формулируются весьма туманно. Когда его спросили, признает ли он аннексированный Крым российской территорией, Трамп ответил: «Мы рассмотрим этот вопрос». Такой ответ можно трактовать двояко: вроде бы в нем заложено и желание признать законность российского Крыма, но при этом не дается никаких заверений. Как любой опытный переговорщик, Трамп всегда оставляет для себя возможность отказаться от якобы данного обещания.

Конечно, предвыборные обещания Трампа, связанные с Россией, выглядели более последовательными, чем остальные. Однако же в своей сравнительно недавно вышедшей книге «Былое величие Америки» (Time to Get Tough, 2011) он занимал гораздо более жесткую позицию по отношению к России. Впечатление такое, что Трамп способен занять какую угодно позицию и когда угодно.

В-третьих, в команде Трампа, похоже, нет единства в отношении России. Избранный вице-президент Пенс занимает гораздо более жесткую позицию, чем его патрон. В то же время советник Трампа по национальной безопасности (отставной генерал Майкл Флинн. — NT) отзывался о Кремле весьма благосклонно. Да и тот факт, что Трамп рассматривает кандидатуры на пост госсекретаря в диапазоне от русофила Даны Рорабахера (конгрессмен-республиканец от штата Калифорния. — NT) до ястреба Джона Болтона (экс-постпред США при ООН. — NT), отражает отсутствие какой-то определенной линии. Кто бы в итоге ни определял политику в отношении России, этот человек будет ограничен в своих решениях — какой-либо последовательности здесь ожидать не приходится.

В-четвертых, идеи касательно направлений сотрудничества с Россией, которые успел обозначить Трамп, вызовут мощное противодействие в Конгрессе. Демократов и республиканцев и в Палате представителей, и в Сенате объединяет немногое. Но они сходятся в жесткой антироссийской линии. Более того, ведущие сенаторы, активно занимающиеся вопросами внешней политики, включая Джона Маккейна и Линдси Грэма, уже предостерегли Белый дом от ослабления давления на Россию, если не будет заметно явных уступок со стороны Кремля.

В России между тем тоже царит неопределенность. Логика решений в последние годы стала менее прозрачной: власть сконцентрирована в руках небольшой группы лиц, внешним наблюдателям теперь неимоверно сложно интерпретировать политику Кремля. Кроме того, внутри российской власти идет заметная борьба, о чем говорит, например, интрига вокруг покупки «Роснефтью» пакета акций «Башнефти» и арест по обвинению во взяточничестве министра экономического развития Улюкаева. И все это на фоне приближающихся президентских выборов и безнадежно стагнирующей экономики.

Если же еще и начать рассматривать сложные и запутанные проблемы международной политики, которые президенты Трамп и Путин должны будут решать в ближайшие месяцы, то вопросов прибавится: многосторонний и никому до конца не понятный конфликт в Сирии, напряженность в Восточной Украине, неясное будущее Европы, разгоревшаяся недавно кибервойна…

Единственная еще более опасная перспектива, чем предсказуемо плохие отношения, — непредсказуемо плохие отношения. Когда стороны настолько плохо понимают друг друга, вероятность ошибочных суждений многократно возрастает. Взять хотя бы двусмысленные реплики Трампа об отношениях США и НАТО. Неопределенность гарантий для (европейских) союзников запросто может спровоцировать эскалацию военного противостояния и непредсказуемые реакции со стороны быстро вооружающихся стран региона. Нельзя, к примеру, исключать повторной размолвки между Россией и Турцией — членом НАТО. Вполне вероятны и случайные боестолкновения между американскими и российскими военными в Сирии или в Средиземном море. Решать все эти возможные проблемы в условиях, когда отношения (между РФ и США. — NT) плохи и непредсказуемы, крайне сложно.

Мы вступили в опасное время. Сюрпризы неизбежны.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.