Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Тренд

Зачет автоматом

19.12.2016 | Юрий Сапрыкин | №41-42 (429) 19.12.16

О допинге, хакерах и национальной гордости

Противостояние России и Запада — это конфликт двух систем ценностей. Как преодолеть этот конфликт — предстоит услышать от кандидата от оппозиции. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Алексей Навальный не стал еще кандидатом в президенты, и не факт, что когда-нибудь станет, но, даже не будучи кандидатом, он оказался первым за два десятилетия претендентом на выдвижение, чью программу начали внимательно читать. Вокруг программы и закрутилась основная дискуссия — кажется, если вовремя вскрыть все фактические неточности и логические противоречия, то успех на выборах будет обеспечен. Выборы в этой логике — что-то вроде ЕГЭ: тебя не зарегистрируют без грамотно написанного реферата, а выйти во второй тур сможет лишь тот, кто правильно расскажет про подоходный налог.

Осмелимся предположить, однако, что в наступающей предвыборной кампании, если вдруг Навальному доведется принять в ней участие, будет лишь один принципиальный вопрос — и это не вопрос о единовременном налоге с олигархов или увеличении расходов на здравоохранение.

Вот смотрите. Практически любое крупное событие, связанное с Россией, для разных людей (и в разных частях света) выглядит сейчас неодинаково. История с допингом: для условного зрителя Би-би-си она является свидетельством того, что Россия на государственном уровне создала систему накачки спортсменов запрещенными препаратами, нарушающую все спортивные законы и конвенции. А вот для аудитории канала «Россия-1» очевидно, что допинг принимают все, просто мы оказались хитрее и эффективнее, и эффективность проявляется еще и в том, что мы спрятали концы в воду. История с хакерами: с точки зрения Би-би-си, Россия на государственном уровне создала систему нелегального взлома и слива, позволяющую влиять на исход выборов в других странах; по логике канала «Россия-1» на выборы в других странах влияют все, но мы хитрее и эффективнее, а кто пытается нас схватить за руку, тот враг. Штурм Алеппо: для одних — это крупнейшая гуманитарная катастрофа века, для других — так делают все, но мы эффективнее и т.д. То, что в одной оптике видится, как очевидный позор, если не свидетельство преступления, в другой — предстает поводом для гордости. Речь о двух системах ценностей.

Да, города на Ближнем Востоке бомбит не только Россия, и допинг принимают не в одном лишь Сочи, и взламывать штаб-квартиру конкурирующей партии на президентских выборах придумала вовсе не группировка Fancy Bear. Но, кажется, для огромной части обычных граждан евроатлантического мира, и тем более для тамошних журналистов, в последние полвека это совершенно не было поводом для гордости — есть правительство, спецслужбы и военные, которые творят зло, а есть простые люди доброй воли, которым от этого зла надо дистанцироваться и по мере сил ему противостоять. Особенность путинской России в том, что огромное количество живущих в ней людей (и тем более журналистов) согласились, что это военно-политическое зло — вовсе не зло, а нормальная общепринятая практика и, более того, повод для гордости.

Если у Алексея Навального случится президентская кампания, то говорить в ходе ее придется по преимуществу вовсе не про подоходный налог, а про все эти сюжеты. Допинг, хакеры, Алеппо, Крым, РПЦ, Сталин, 28 панфиловцев — и можно не сомневаться, что за оставшийся год жизнь подкинет еще с десяток не менее замысловатых историй. И вопрос здесь не в том, чтобы кого-то сагитировать или переубедить, президентская кампания — не тот формат, чтобы менять глубокие ценностные установки, люди слышат лишь то, что уже готовы услышать, реагируют на то, что уже болит. Невозможно спорить о Сталине с людьми, которые искренне верят, что государство тем эффективнее, чем больше укладывает в гроб собственных граждан. Крайне сложно убеждать в бессмысленности сирийской кампании людей, которые видят в бомбежках чужих городов подтверждение величия страны. Почти немыслимо разоблачать имперские комплексы и геополитические авантюры перед людьми, для которых государство — это единственная надежда и защита, которые во многом живут соучастием в этом военно-политическом зле. И, наверное, в идеальном мире тут нужно было бы убедить избирателей, что величие не только в возможности всех разбомбить, подкупить и обхитрить, но в идеях, в проектах, в новом образе жизни, в том, чтобы весь мир видел в нас пример того, как хочется жить. Но сформулировать это «как хочется» — куда сложнее, чем ответить на вопрос про подоходный налог.

Продолжение темы – интервью с Алексеем Навальным

Особенность путинской России в том, что огромное количество людей согласились, что военно-политическое зло — вовсе не зло, и, более того, повод для гордости

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.