Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Терроризм

Страшная картина с выставки

19.12.2016 | Борис Юнанов

В Турции убит российский посол в этой стране Андрей Карлов. Это еще одна жертва, брошенная на алтарь войны в Сирии. Войны, которой уже не видно конца

Андрей Карлов во время выступления на открытии фотовыставки «Россия глазами турок», Анкара, 19 декабря 2016 года

Вечер 19 декабря. Посол Карлов завершал свое выступление на открытии фотовыставки «Россия глазам турок» в Анкаре, когда один из стоявших сбоку посетителей неожиданно выхватил пистолет и выстрелил в дипломата восемь раз. Говорят, что если бы помощь истекающему кровью человеку подоспела раньше, он, возможно, остался бы жив.

Сейчас же в первую очередь бросается в глаза дерзость преступления. Террорист — а все российские официальные лица сразу же охарактеризовали убийство как теракт и провокацию — прошел на выставку по удостоверению полицейского. По словам очевидцев, совершив убийство, он, размахивая пистолетом, выступил с речью перед окаменевшими от ужаса посетителями мероприятия, выкрикивая «Это месть за Алеппо» и «Аллах, Акбар!» И только после этого был застрелен. Кем — на этот счет тоже данные пока разнятся — то ли турецким полицейским, то ли неким россиянином в штатском, как сообщили некоторые турецкие СМИ.

Самой, пожалуй, ожидаемой была реакция мэра Анкары Мелиха Гегчека, который высказал мнение, что к нападению на посла России в Турции могут быть причастны люди, которые участвовали в атаке на российский самолет Су-24. Вполне возможно, через какое-то время среди организаторов теракта окажутся и те, кто готовил июльскую попытку военного переворота в Турции — списывать все, включая очевидные промахи спецслужб, — вспомним, что буквально на днях в Стамбуле случился теракт во время футбольньго матча — на козни заговорщиков и врагов «единственного правильного курса» президента Эрдогана, в том числе касательно и отношений с Москвой — это сейчас в тренде у турецкой политической элиты. Особенно на фоне впечатляющей цифры: 110 тыс. арестованных по подозрению в соучастии в попытке госпереворота.

Единственное, о чем можно говорить с высокой степенью вероятности, — о побудительных мотивах убийцы. О том «резне в Алеппо», которую на последнем этапе штурма этого города силами Башара Асада устроило в суннитских кварталах шиитское ополчение, писал весь мир, включая турецкие газеты. Как писал весь мир и о том, что убийства жителей восточного Алеппо, включая женщин стариков и детей, происходят под прикрытием российской армии. Неважно в каком качестве и в виде каких родов войск она там присутствует. Россия — союзник Асада, и это знают все. Человеческая память избирательна. В ней уже подернуты дымкой забвения зверства исламистских группировок, контролировавших восточную часть города до того, как начался решающий ее штурм. Да и писали об этом намного меньше — журналистов мировых СМИ, работающих в Алеппо на постоянной основе, практически нет. Но штурм Алеппо армией Асада, ковровые бомбардировки, гибель людей от запрещенных кассетных бомб и т.д., комментарии правозащитников, должностных лиц ООН, западных политиков высокого ранга — все это стало одной из мощнейших и сильнейших по эмоциональному воздействию информационных кампаний в современной истории. Судьба жителей Алеппо потрясла многих немусульман во всем мире, что уж говорить о мусульманах-суннитах. И в этом смысле совсем необязательно видеть в убийце посла Карлова сторонника запрещенного в России «Исламского государства»*. «Отомстить за Алеппо» таким образом мог не только сторонник «халифа» аль-Багдади и не только человек с извращенным мировоззрением, как поспешил заявить член Совета Федерации Алексей Пушков.

Когда в небе над Синаем был взорван российский гражданский самолет — уже тогда нам было понятно, что вмешательство России в сирийские события, сама военная кампания, задуманная якобы для того, чтобы террористы погибали «там», прежде чем успеют прийти «сюда», начинает собирать свою страшную дань. Что погибать будут не только террористы. Что дань войне придется платить в любое время и в любом месте, потому что выйти из трясины конфликта, особенно такого как сирийский, гораздо трудней, чем войти в нее.

Убийство дипломата такого уровня как Андрей Карлов — самое громкое после гибели в ливийском Бенгази посла США Кристофера Стивенса в сентябре 2012 года. С терроризмом надо бороться всеми силами и средствами — никто не спорит. Террористы играют не по правилам — это тоже знают все. Но с государства, ведущего борьбу с терроризмом, особый спрос — оно обязано осознавать и просчитывать последствия своей политики. В полной мере и безо всяких поправок на что-либо.

Андрей Геннадьевич Карлов родился 4 февраля 1954 года, ему было 62 года. В 1976 году окончил факультет международных экономических отношений МГИМО МИД СССР, и поступил на дипломатическую службу. С 12 июля 2013 по 19 декабря 2016 года Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Турецкой Республике.

 * «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация, запрещенная в России как террористическая.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.