Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Политика

Прививка от бешенства

23.01.2017 | Кувшинов Алексей | №1 (431) 23.01.17

С чего началась работа Думы после каникул, какие новые репрессивные законы уже приняты в первом чтении, а каких ждем и зачем Вячеслав Володин собирается избавиться от законопроектов, оставшихся от предыдущих созывов, — разбирался The New Times

Госдума седьмого  созыва вернулась  с каникул: чего ждать? 18 января 2017 года. Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

Госдума — больше не бешеный принтер», — убеждают нас эксперты и журналисты государственных СМИ. В пользу этого утверждения говорит, например, исследование Института социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ), который возглавляет Дмитрий Бадовский, советник спикера Вячеслава Володина. Согласно исследованию, число законопроектов, внесенных и принятых депутатами, уменьшилось в разы. Скандальных инициатив у Думы седьмого созыва действительно меньше, чем у предыдущего состава парламента, но репрессивные законы никуда не делись. Весенняя сессия началась с принятия сразу двух таких — о первом, касающемся декриминализации семейных побоев, много дискутировали. Второй — о штрафах для провайдеров, не согласных с решениями Роскомнадзора, — прошел почти незамеченным.

НАСЛЕДСТВЕННАЯ ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ

Елена Мизулина уже полтора года не является главой комитета Госдумы по делам семьи, но ее запретительные инициативы, благодаря которым во многом нижняя палата парламента и получила прозвище «бешеного принтера», до сих пор находят поддержку у депутатов. На первом после каникул заседании новый состав Думы почти единогласно (против был только один парламентарий — Игорь Лебедев, сын лидера ЛДПР Владимира Жириновского) в первом чтении поддержал мизулинский законопроект о декриминализации побоев в отношении близких людей. КПРФ и эсеры на словах критиковали закон, но от голосования воздержались. Документ был внесен еще во время работы прошлого созыва.

Согласно УК, за избиение члена семьи предусмотрено уголовное наказание, в то время как побои в отношении посторонних караются административно. «Принятая новая редакция статьи 116 УК РФ убеждает нас в том, что поведение членов семьи, например, родителей, применивших к ребенку легкие воспитательные меры в виде шлепка, или конфликтующих супругов является более общественно опасным, чем поведение постороннего человека, нанесшего побои на улице. За шлепок в семье можно получить до 2 лет и клеймо уголовника на всю жизнь, за побои на улице — штраф до 40 тыс. рублей. Такая ситуация недопустима. Необходимо править уголовный закон и убирать эти абсурдные положения», — возмущалась летом 2016 года сенатор Елена Мизулина.

«На бытовом уровне люди не понимают: почему, если кого-то ударил сосед, то он получит административное наказание, а если член семьи — уголовное»

Инициатива Мизулиной, однако, получила отпор с самых неожиданных сторон. Ее раскритиковал тогда еще детский омбудсмен Павел Астахов. Даже глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, которого назвать либералом никак нельзя, осудил идею рьяной защитницы «традиционных ценностей». Он заявил, что избиение несовершеннолетнего ребенка «всегда большее зло», чем побои, которые наносятся взрослому. На прошлогодней пресс-конференции Владимира Путина активистка НОД, представившаяся журналистом ИА «Иван-чай», назвала физическое наказание традиционным методом воспитания и в ответ получила неодобрительные комментарии.

Несмотря на столь авторитетных противников, Елена Мизулина от своей идеи не отступилась — «наказания не должны противоречить системе социальных ценностей», убеждала она депутатов на заседании, легко записав физическое наказание детей в перечень этих ценностей. Вспоминала Мизулина «традиционную семью», которую ее законопроект должен защитить от «необоснованного вторжения».

«Эта идея имела поддержку среди людей, депутаты в ходе кампании встречались с избирателями, тема этого закона звучала. На бытовом уровне люди не понимают: почему, если кого-то ударил сосед, то он получит административное наказание, а если член семьи — уголовное», — объяснил голосование источник NT, близкий к руководству Госдумы. Собеседник журнала признает, что инициатива «спорная», но стиль принятия законопроектов, по его словам, все равно изменился.


 

Обнуление архивов

Между тем идею с декриминализацией семейных побоев уже раскритиковал Совет Европы. Такой шаг «был бы явным признаком движения назад в Российской Федерации и нанес бы удар по глобальным усилиям, направленным на искоренение домашнего насилия», — указал в письме на имя глав обеих палат Федерального собрания РФ глава СЕ Турбьерн Ягланд. В ответ Вячеслав Володин назвал такую критику «недопустимой», однако прямо в поддержку законопроекта не высказался. «Мы исходим из того, что вмешательство в семью недопустимо, это вопрос очень тонкий, и, конечно, при рассмотрении во втором чтении будем учитывать в первую очередь мнение общества, как общество реагирует на принятие этого вопроса. У нас будет социология, мы ее обязательно озвучим, всесторонне подойдем к принятию данного решения», — заявил Володин.

Источник NT заверяет, что новый спикер Госдумы чувствительно относится к внесению и обсуждению резонансных законопроектов, которые могут нанести ущерб имиджу палаты. «Возможно, фракционная дисциплина при голосовании за инициативы конкретных депутатов будет смягчена — жестких указаний не будет», — рассуждает собеседник журнала. При этом он дает понять, что громкие законопроекты вполне могли бы появиться в повестке по наследству от прошлых созывов: идей там немало: коммунисты предлагали наказывать за публичное проявление чувств однополыми парами, эсеры — запретить «эксплуатацию интереса к сексу», ЛДПР покушалась на хождение долларов и возмущалась голым Аполлоном на сторублевой купюре. Но в ситуацию вмешался новый спикер. «Именно поэтому Володин предложил обнулить архив законопроектов», — заключил источник. И уточнил, что предложение со стороны Володина прозвучало 11 января, едва Дума вернулась с каникул.

А вот как комментирует идею обнуления портфеля законопроектов, оставшихся от предыдущих созывов, зампред комитета ГД по культуре от «Единой России» Ольга Казакова: «На мой взгляд, это связано в первую очередь с необходимостью сосредоточить основные усилия работы Думы на приоритетных направлениях, обозначенных президентом в послании Федеральному собранию. Жизнь не стоит на месте. Ситуация и внутри страны, и особенно во внешней политике тоже постоянно меняется. Государственная дума должна заниматься решением актуальных вопросов жизни наших граждан, а не рассматривать законопроекты, внесенные десять и более лет назад». Казакова также сообщила, что «перед депутатами ставятся задачи, связанные с усилением функции парламентского контроля». «В первую очередь это касается оценки регулирующего воздействия. Мало принять закон — нужно понимать, как он работает «на земле», как он влияет на жизнь людей. В Думе депутатами представлены абсолютно все регионы страны. Значит, есть возможность системной оценки работы принимаемых нами законов», — утверждает депутат.

Елена Мизулина (в центре снимка) от своей идеи не отступилась: побои в семье должны быть декриминализованы,  Москва, 18 января 2017 года. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

НЕУЕМНОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

Госдума старается изменить режим работы, но полностью отказаться от него не получится. Уже упомянутый близкий к власти ИСЭПИ выпустил новый так называемый рейтинг законотворцев. В нем, например, отмечено, что с самостоятельными законодательными инициативами в осеннюю сессию выступили всего 100 депутатов, «что в 2,5–3 раза ниже показателей нескольких предыдущих сессий». Эксперты отметили, что законотворчество стало «групповым — внутрифракционным, общефракционным, межфракционным или комитетским». Они обозначили еще одну тенденцию: в Госдуме в два раза выросло консенсусное голосование — теперь 55,5% законопроектов поддерживают представители всех фракций.

«Первые итоги работы Госдумы нового созыва показывают, что парламентарии из разных фракций в целом поддержали линию на более тщательную проработку своих законодательных инициатив, их предварительное обсуждение на площадке фракций — вместо стремления только к количественным показателям активности и подчас злоупотребления правом законодательной инициативы в PR-целях», — уверены в ИСЭПИ.

При этом правила не будут касаться инициатив, которые идут сверху. Законопроект правительства о введении штрафов для провайдеров, которые не хотят блокировать сайты по решению Роскомнадзора, депутаты тоже приняли без проблем. По документу должностных лиц будут штрафовать на сумму от 3 до 5 тыс. руб., предпринимателей без создания юрлица — от 10 до 30 тыс., юридических лиц — от 50 до 100 тыс. руб. Источник NT подтверждает: при рассмотрении «стратегических вопросов» депутаты будут придерживаться строгой дисциплины.

ИНСТРУМЕНТ ПРЕЗИДЕНТА

Политолог Константин Калачев утверждает, что руководству и депутатам Госдумы «очень хочется в выгодную сторону отличаться от предыдущих созывов». Например, сейчас руководствоом Госдумы, замечает собеседник журнала, не приветствуется «самолюбование и индивидуальное самовыражение депутатов ради повышения личной цитируемости»: «Цирк фриков остался в прошлом. Как остался в прошлом и бешеный принтер».

Тем не менее политолог уверен: излишнего либерализма от парламента тоже ждать не стоит. «Повышение качества законопроектов, повышение эффективности работы, работа на результат не отменяют того факта, что помимо представительства народных интересов Госдума, как и правительство, еще и инструмент президента. Его, президента, представления о должном, как и людей, идейно с ним связанных, — это своего рода внешний системный ограничитель».

Но есть и ограничитель внутренний — желание депутатов не выпасть из обоймы. Если внедумские центры принятия решений считают, что декриминализация побоев это хорошо, то депутаты считают, что лучше не возражать, рассуждает Калачев.

«Дума в нынешней системе власти по определению не может формировать собственную политическую повестку, она может с большим или меньшим изяществом в нее вписываться»

По его мнению, Вячеслав Володин хочет показать, что он — самостоятельная фигура, но при этом не готов играть в парламентскую республику: «Дума в нынешней системе власти по определению не может формировать собственную политическую повестку, она может лишь с большим или меньшим изяществом в нее вписываться. До парламентаризма нам далеко. Россия — республика президентская, и этим все сказано», — резюмирует Калачев. В переводе с языка политологов на язык обычный это означает, что поток безумных законопроектов, к которому мы привыкли за время работы Думы шестого созыва, может, и спадет, однако репрессивные законы, инициированные в реальных центрах принятия решений вроде Администрации президента (АП) или Совбеза, никуда не денутся.

Кроме того, даже если допустить, что архив законопроектов Госдумы будет отправлен в корзину, у исполнительной власти и самих депутатов осталось достаточно идей, которые они могут повторно внести на рассмотрение. Ведь есть инициативы, которые еще не были оформлены в законопроекты, но уже получили огласку. Например, Минкомсвязи уже заявляло, что выступает за штрафы «за пропаганду» обхода блокировок в интернете. Как известно, Роскомнадзор заблокировал многие оппозиционные сайты, многие порталы заблокированы под предлогом пиратства. На страницах многих пользователей есть инструкции, как препоны обойти, — значит, они уже потенциальные нарушители. Кроме того, коммунисты заговорили о внесении изменений в Конституцию — по их мнению, статью на запрет госидеологии нужно отменить. Наконец, в прошлом году сам президент предложил подумать над законом о российской нации: раз предложил, как не подумать. Таким образом, как ни крути, внешних стимулов для «резонансных решений» у Думы остается немало.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.