Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Суд

Дело о миллиарде ЮКОСУ

27.01.2017 | The New Times

Судья КС Владимир Ярославцев – The New Times

Владимир Ярославцев во время заседания Конституционного суда РФ. Фото: Светлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС

26 января Конституционный суд Российской федерации опубликовал особое мнение судьи Константина Арановского в связи с решением КС не исполнять постановление ЕСПЧ по делу акционеров ЮКОСа. Судья Арановский поддержал своего коллегу – судью Владимира Ярославцева, особое мнение которого было опубликовано тремя днями раньше .

Согласно постановлению от 31 июля 2014 года Европейский суд по правам человека присудил акционерам ЮКОСа €1,87 млрд – эта сумма сложилась из компенсации за штрафы, которые Министерство по налогам и сборам наложило на компанию в 2000 и 2001 годах в результате налоговой проверки, а также возврата части 7-процентного исполнительского сбора, который был взыскан с ЮКОС-а.

19 января Конституционный суд РФ после рассмотрения запроса Министерства юстиции признал исполнение постановления ЕСПЧ «невозможным». КС в тексте решения назвал материальные потери ЮКОСа следствием «незаконных действий самой компании», а назначенную компенсацию – противоречащей «принципам равенства и справедливости».

Во время оглашения решения глава КС Валерий Зорькин заявил: «Россия вправе отступить от наложенных на нее обязанностей, если это единственный способ не нарушить Конституцию РФ».

Глава Конституционного суда Российской Федерации не обратил внимания, что его слова противоречат основополагающему закону Российской Федерации — её Конституции , которая является законом прямого действия: в Ст. 15, пункта 4 декларируется приоритет международного права над российским: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

The New Times обратился за комментарием к судье Конституционного суда Владимиру Ярославцеву, который первым обнародовал свое несогласие с решением КС.

Почему Вы вышли с особым мнением ?

Потому что, как я уже писал в своем особом мнении одиннадцать лет назад в 2005 году, Конституционный суд вышел за пределы своей компетенции, фактически взял на себя роль законодателей. Тогда он не просто создал новую норму, чего он не имел права делать, он создал норму, введя там условия с обратной силой.

В 2011-ом году Европейский суд полностью это подтвердил. В решении от 20 сентября он так и сказал: суд вышел за пределы своей компетенции, фактически взял на себя роль законодателей, разрешил применять свои позиции с обратной силой. То есть был нарушен принцип законности, предусмотренный статьей 1 Протокола №1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Нарушило ли разрешение Конституционного суда не исполнять постановление ЕСПЧ Ст. 15 Конституции РФ о приоритете международного права?

В моем особом мнении этот вопрос не рассматривался, это более сложный вопрос взаимоотношения суверенного государства, суверенитета государства, конституционного строя и норм международного права.

В данном случае стоял вопрос о том, насколько возможно действие решения Европейского суда. Как вы знаете, оно должно обязательно исполнятся, но нельзя забывать о субсидиарной роли (что постоянно подчеркивает Европейский суд) своих постановлений, своих позиций. То есть должен быть найден определенный баланс между той же самой статьей 15-ой Конституции РФ и непосредственно конвенцией.

В данном случае я не согласился с отказом от решения ЕСПЧ. Работа должна быть продолжена по этому делу.

Я писал в своем особом мнении: если вы, высокая договаривающаяся сторона, которая называется Российской Федерацией, не согласна с постановлением по существу от 2011-го года Европейского суда, вы обязаны его обжаловать в Большую Палату суда в трехмесячный срок. По неизвестным причинам, которые так и не удалось выяснить, решение не было обжаловано в Большую Палату, а этими вопросами занимается министерство юстиции. Полагаю, что Минюсту Российской Федерации не следует искать легких путей разрешения вопроса посредством обращения в Конституционный Суд Российской Федерации, а необходимо продолжить диалог с межгосударственным органом – Комитетом министров Совета Европы, используя механизм обращения в этот орган, предусмотренный статьей 46 Конвенции.

Записал Антон Вшивцев


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.