Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Скандал

Лошадь, импичмент и наследный принц

30.01.2017 | Ю Ирина, Сеул | №2 (432) 30.01.17

Корпорация Samsung снова в заголовках новостей. В Сеуле названа официальная причина возгорания смартфона Galaxy Note 7 — недочеты в проектировании аккумуляторов. Тем временем набирает обороты скандал, наносящий компании не меньшие репутационные потери: вице-президент Samsung Ли Чже Ён проходит фигурантом дела о коррупции в верхах: в день вызова Ли в суд акции Samsung упали на 2,5%

Вице-президент Samsung Ли Чже Ён покинул суд свободным человеком, но прокуроры не теряют надежды добиться выдачи ордера на его арест, Сеул, 18 января 2017 года. Фото: © Lee Sang-Ho/hinhua via zuma wire

«Я здесь в пятый раз, сейчас даже малыша в коляске взял, — говорит Нам, школьный преподаватель из Сеула. — Сейчас решается судьба нации».

«Мы все знаем, что президентша Пак — бывший лидер правящей консервативной партии Сэнуридан, которая выражает интересы прежде всего крупного бизнеса и богатых людей, — поясняет инженер Ли, приехавший на акцию протеста в Сеул из Пусана. — И вот выясняется, что за спиной простого народа она «обштопывала» свои делишки при помощи верхушки Samsung. Нет уж, мы этого не потерпим».

Нам и Ли — участники многотысячного марша протеста в Сеуле, который прошел за последние два месяца уже в 12-й раз. Людей было море — больше 200 тыс. Все они требовали от Конституционного суда Южной Кореи одобрить декабрьское решение парламента об импичменте президенту Республики Корея Пак Кын Хё, которую подозревают в коррупции. А еще они требовали повторно допросить и арестовать вице-президента Samsung Ли Чже Ёна, фактического главу компании, замешанного в этом скандале, — как и глав других компаний, попавших под подозрение.

Но зачем в таком случае корейцы вообще голосовали на прошлых выборах за Пак Кын Хё?

«Так она же незамужняя, — не моргнув глазом отвечает Ли. — Когда мы выбирали ее, то думали, что раз у нее нет семьи, то и воровать некому. Ведь прежние президенты страны тоже попадались на коррупции, и они, как правило, занимались махинациями на пару с членами своих семей*. Однако мы и на этот раз ошиблись».

«Независимая прокурорская комиссия уверена: Чхве и президент Пак собирали с Samsung и других корейских компаний деньги в спортивные фонды в своих личных интересах, то есть это взятки. Взятки, переданные подруге президента, — то же самое, что взятка самому президенту»


 

Фонды на старость

Ли** Чже Ён — единственный сын и наследник Ли Гон Хи, владельца и президента Samsung, одного из крупнейших южнокорейских чеболей***. 75-летний Ли-старший в последние годы тяжело болеет, после перенесенного им в 2014 году сердечного приступа корейские газеты периодически публикуют слухи о его кончине. Для того чтобы наследник, занимающий должность вице-президента, смог получить контроль над основными активами группы Samsung, в 2015 году было затеяно слияние двух ключевых компаний чеболя — Samsung Construction & Trading Corporation (C&T) и Cheil Industries. Сделать это было непросто — для объединения бизнес-структур требовалась поддержка Государственной пенсионной корпорации. По данным следствия, чтобы получить эту поддержку, вице-президент Ли распорядился перечислить в спортивные фонды «Мир» и «К-спорт» в общей сложности $36 млн. А за этими фондами стояла Чхве Сун Силь — подруга президента Южной Кореи Пак Кын Хё.

Скандал с фондами — из-за незаконного вмешательства госпожи Чхве и ее влияния на государственные дела в Корее его назвали «чхвесунсильгейт» — стал причиной временного (пока) отстранения Пак Кын Хё от должности. Фонды, по версии следствия, были созданы вовсе не для поддержки спорта, а чтобы финансировать личные потребности Чхве и обеспечить безбедную старость обеим подругам. Кроме того, наследник Samsung якобы спонсировал увлечение верховой ездой дочери Чхве, которую зовут Чон Юра, и подарил ей очень дорогую породистую лошадь.

«Независимая прокурорская комиссия, которая расследует скандал, уверена: Чхве и президент Пак собирали с Samsung и других корейских компаний деньги в спортивные фонды в своих личных интересах, то есть это взятки. Взятки, переданные подруге президента, — то же самое, что взятка самому президенту», — поясняет в разговоре с NT сеульский юрист Ким Киль Тон.

Осенью 2016 года 60-летнюю Чхве Сун Силь арестовали, но вскоре отпустили. Теперь следователи снова пытаются ее допросить, но после первого допроса 24 декабря она увиливает от общения с ними, жалуясь в том числе на сильный эмоциональный шок. Не исключено, что на допрос Чхве доставят принудительно. Тем временем отстраненная от власти 64-летняя Пак Кын Хё ныне коротает дни в президентском Голубом дворце: не позднее марта импичмент, за который проголосовал парламент, должен утвердить или отклонить КС.

Проигранный раунд

Взрывоопасность смартфона Galaxy Note 7 принесла Samsung большие убытки

Помимо коррупции вице-президента Samsung Ли Чже Ёна подозревают в нецелевом использовании средств компании и даче ложных показаний на парламентских слушаниях по делу Чхве Сун Силь. Дело о поддержке слияния самсунговских компаний — ключевое в расследовании причастности госпожи Пак к коррупции. Однако первый раунд прокуроры проиграли. 19 января высокооплачиваемые адвокаты вице-президента Samsung убедили суд Центрального административного округа Сеула: для выдачи ордера на заключение под стражу Ли Чже Ёна нет достаточных оснований. По словам Ли Кю Чула, пресс-секретаря независимой прокурорской комиссии, возможно, будет подан повторный запрос о его аресте. Не исключено, что будут выдвинуты обвинения и в адрес руководителей других чеболей — в том числе SK Group и Lotte Group, которые тоже вносили взносы в фонды президентской подруги. Если, конечно, независимые расследователи не дрогнут под давлением консервативных правящих сил и их не переиграют супердорогие корпоративные адвокаты. «Подозреваемые наверняка воспользуются паузой — ничто не мешает замести следы своей незаконной деятельности», — комментирует юрист Ким Киль Тон.

Однако сторона обвинения не намерена сдаваться. Следствие явно решило прибегнуть к новой тактике. Коррупция — лишь один из пунктов обвинения, которое теперь предъявляют отстраненному президенту, ее команде и близкому окружению. В стране идут новые аресты и выявляются новые фигуранты дела. Так, и.о президента, премьер-министр Южной Кореи Хван Гё Ан принял отставку арестованной 18 января министра культуры, спорта и туризма Чо Юн Сон. Она, как и арестованный в тот же день экс-помощник президента Ким Ги Чун, обвиняется в создании черного списка деятелей культуры и искусства с критическими в отношении президента Пак, а потому «неправильными» политическими взглядами. Кроме того, спецпрокурор Пак Ён Су подозревает обоих в злоупотреблении служебными полномочиями, нарушении прав человека и лжесвидетельстве в ходе парламентских слушаний.

Судьба чеболя

Отдельный вопрос: как скандал скажется на дальнейшей судьбе корпорации Sаmsung, которая, по статистике, дает работу почти 100 тыс. человек только внутри страны (трудоспособное население Республики Корея — 37 млн человек. — NT). Предыдущий скандал вокруг гаджета Galaxy Note (см. NT № 34 от 17 октября 2016 года) обернулся для корпорации 10-процентным падением акций, ее капитализация уменьшилась на $26 млрд, упав почти до $200 млрд. Для установления причины возгорания инженеры компании совместно с экспертами независимых организаций исследовали более 200 тыс. устройств и 30 тыс. аккумуляторов.

Почти трехчасовой январский допрос Ли Чже Ёна в суде пока не вызвал таких потрясений — по мнению экспертов, это объясняется в основном тем, что скандал, в отличие от взрывного Galaxy Note, не затрагивает непосредственно пользователей Samsung. Напротив, на совете директоров корпорации, который прошел в канун корейского Нового года (28 января), акцентировали внимание на разработке новых гаджетов, а на видеоотчетах об этом событии упор делался на то, в сколь расслабленной и благостной атмосфере оно прошло. «Даже если Ли признают виновным и посадят на какой-то срок, то после некоторого периода отсидки выпустят по амнистии или под залог, — уверенно прогнозирует в разговоре с NT сеульский журналист Пак Ким Тхе. — Для нашей страны гораздо выгодней иметь на свободе действующего главу крупнейшей компании, дающей работу десяткам тысяч человек, чем тратиться на его содержание в местах не столь отдаленных».

Еще минувшей осенью президент Пак Кын Хё как Верховный главнокомандующий приветствовала военных во время празднования 68-й годовщины Вооруженных сил Республики Кореи, Керён, октябрь 2016 года

«Для нашей страны гораздо выгодней иметь на свободе действующего главу крупнейшей компании, дающей работу десяткам тысяч человек, чем тратиться на его содержание в местах не столь отдаленных»

Однако юрист Ким Киль Тон не столь уверен в будущем Ли: «Все будет зависеть от тяжести вины. Если Ли окажется за решеткой, это будет весомым доказательством того, что президент Южной Кореи через свою подругу вымогала деньги у бизнеса. А после этого возможно не только утверждение Конституционным судом решения парламента об импичменте Пак, но и переделка всей конструкции взаимоотношений бизнеса и власти — через поправки в конституцию».

Юрист напоминает, что чеболи в свое время дали мощный толчок национальной экономике: «В годы авторитарного правления Пак Чжон Хи, в 1960–1970-х годах, в основном они и обеспечивали стране 25–45-процентный экономический рост, сделав Корею одним из азиатских тигров. Но со временем они стали не только тормозом для развития конкурентной среды, они слишком уж тесно срастились с властью. А это прямая угроза демократии». Под конец собеседник NT напоминает, что именно в годы правления Пак Чжон Хи, отца отстраненного президента Южной Кореи, и сложились коррупционные спайки крупного бизнеса и высшей власти.

Что любопытно, в том же духе, в сущности, выдержана редакционная статья в крупнейшей англоязычной газете страны The Korea Times: «Порочной связи денег и власти должен быть положен конец. Видеть Samsung, передовую компанию мира в области высоких технологий, вовлеченной в коррупционный скандал в духе эпохи Пак Чжон Хи, — грустно и неприятно».

Только вот как положить конец этой «порочной связи» — рецептов пока не выдает никто.

* Получили тюремные сроки либо проходили по делу о коррупции экс-президенты Южной Кореи Чон Ду Хван и Ро Дэ У,  а также сыновья и родственники президентов Ким Дэ Чжуна и Но Му Хёна.

** В корейском языке сначала пишутся фамилии, затем имена.

*** Чеболь — южнокорейская форма финансово-промышленных групп. Конгломерат, представляющий собой группу формально самостоятельных фирм, находящихся в собственности определенных семей и под единым административным и финансовым контролем. Чеболи возникли в Южной Корее в конце Корейской войны и существуют до сих пор.

Фото: joni gantz barwick via ap, lee Jin-man, pool/ap photo


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.