Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Мир

Смерть в Куала-Лумпуре

21.02.2017 | Ю Ирина, Сеул

Загадочная гибель в малайзийском аэропорту мужчины, оказавшегося сводным братом лидера КНДР Ким Чон Намом, добавила напряженности в обстановке на Корейском полуострове. В Южной Корее практически не сомневаются, что Нама убили агенты северокорейских спецслужб по заданию руководителя страны Ким Чен Ына. Но был ли у него мотив убрать старшего брата? В истории жизни и смерти Ким Чон Нама разбирался The New Times

Фото: Ahn Young-joon/AP/TASS

Полиция Малайзии объявила в розыск четверых северокорейских граждан, которых подозревают в причастности к убийству Ким Чон Нама, старшего брата лидера Северной Кореи Ким Чон Ына. Об этом сообщил 19 февраля на пресс-конференции заместитель начальника национальной полиции Малайзии Нур Рашид Ибрахим. По его словам, речь идет о гражданах СК О Чжон Гиле, Ли Чжэ Наме, Ли Чжи У и Ли Хи Ене, которые покинули Малайзию в тот же день, когда произошел инцидент. В общей сложности к убийству причастны восемь северокорейцев, в том числе арестованный 18 февраля в Куала-Лумпуре Ли Чжон Чхоль (полиция предполагает, что он играл ключевую роль в организации убийства) и двое пока неустановленных. Представитель полиции Малайзии сообщил также, что причина смерти Ким Чон Нама по-прежнему остается неизвестной. Полиция ждет результатов токсикологической экспертизы. Он в очередной раз напомнил, что тело может быть выдано только ближайшим родственникам покойного, отвергнув тем самым соответствующее требование официального Пхеньяна.

Невеселый вождь

16 февраля, спустя три дня после гибели Ким Чон Нама, в Северной Корее был государственный праздник — 75-я годовщина со дня рождения Ким Чен Ира, предыдущего руководителя страны и отца Чен Ына и Чон Нама. Ким Чен Ын, появившись на публике впервые после смерти старшего брата, по словам очевидцев, выглядел мрачным и усталым. Люди вспомнили, что столь же невеселым он был и три с лишним года назад — после казни дяди Чан Сон Тхэка, которому вынесли смертный приговор за попытку государственного переворота. На лице северокорейского лидера одни наблюдатели увидели угрызения совести, другие — беспокойство из-за нестабильной политической ситуации: по мнению экспертов, власть в КНДР стремительно теряет уважение и доверие народа.

Роковое утро

Утром в понедельник 13 февраля 46-летний Ким Чон Нам приехал в международный аэропорт Куала-Лумпур (Малайзия), собираясь вылететь десятичасовым рейсом в Макао*, где живет его вторая семья. Около 9 часов утра в зале вылета к корейцу приблизились две женщины. Им или их сообщникам каким-то образом удалось отвлечь китайского телохранителя. Ким Чон Наму то ли брызнули в лицо спреем или жидкостью, то ли прижали к лицу пропитанную чем-то кружевную ткань (по одной из первых озвученных СМИ версий, убийцы использовали отравленные иглы, но судмедэкспертиза не нашла на теле следов уколов). Все это заняло всего пять секунд. Сразу после этого женщины сели в такси и уехали, а Ким Чон Нам обратился с жалобами на сильные боли в медцентр аэропорта, где, по некоторым данным, у него случился приступ. По дороге в больницу мужчина скончался. По неподтвержденным сведениям, Ким Чон Нам летел по поддельному паспорту, поэтому его личность установили не сразу.

По записям камер видеонаблюдения аэропорта малайзийская полиция оперативно вычислила и задержала обеих женщин в том же аэропорту. Подозреваемыми оказались гражданки Вьетнама и Мьянмы. Задержан также гражданин Малайзии, который, по данным полиции, был связан с одной из женщин. Как сообщила малайзийская газета The Star, 28-летняя жительница Вьетнама пояснила полиции, что в преступление ее втянули обманом подруга и четверо приятелей, с которыми она прилетела на отдых: она была уверена, что участвует в розыгрыше.

Вскрытие тела Ким Чен Нама уже было проведено, однако точная причина смерти пока не определена, сообщил вице-премьер Малайзии Ахмад Захид Хамиди. Для этого, по его словам, нужна экспертиза, которая займет до семи дней, после чего тело будет передано посольству КНДР. Власти Северной Кореи между тем потребовали не проводить токсикологическое исследование и передать тело сразу после вскрытия.

Такое требование выглядит как явная попытка замести следы преступления, которые могут привести в Пхеньян. Но зачем было Ким Чен Ыну убивать своего брата?

Детство взаперти

Ким Чон Нам, старший, но фактически внебрачный сын Ким Ир Сена, никогда не претендовал на пост вождя родной страны. Об этом он не раз заявлял публично и даже написал несколько лет назад письмо младшему брату. Да и вся его жизнь, взгляды и привычки показывают, что Нам не стремился к роли руководителя Северной Кореи — беднейшей и донельзя идеологизированной страны, изолированной от остального мира.

Ким Чон Нам родился в мае 1971 года в Пхеньяне. Его мать, северокорейская киноактриса Сон Хе Рим, была дочерью видных южнокорейских интеллектуалов, уехавших на север полуострова во время Корейской войны (по некоторым данным, она училась в СССР и умерла в Москве в 2002 году). Когда завязался роман актрисы и Ким Чен Ира, который на несколько лет младше ее, Сон Хе Рим была замужем. По словам эксперта по Северной Корее Майкла Мэддена**, в консервативном северокорейском обществе такие отношения считались неприемлемыми, поэтому Ким Чен Ир долгие годы скрывал от отца, «великого вождя» Ким Ир Сена и свою гражданскую жену, и сына: эти обстоятельства личной жизни могли серьезно подорвать его шансы занять в будущем пост руководителя страны.

Ким Чон Нам рос в полном затворничестве за закрытыми воротами огромной резиденции в центре Пхеньяна. Сон Хе Рим постоянно лечила за границей нервное расстройство и прочие недуги, и мальчик в основном проводил время с бабушкой и тетей по матери — вдовой-писательницей. Симпатизировала ему и другая тетя, сестра отца Ким Ген Хи. Она даже пыталась похитить и усыновить Чон Нама, когда тот был еще младенцем. Попытка не удалась, но Ким Ген Хи не перестала покровительствовать старшему племяннику — как и ее муж Чан Сон Тхэк, которого спустя многие годы казнят по приказу Ким Чен Ына.

Маленького Чон Нама связывали с отцом теплые отношения: они не только вместе ужинали, но и спали в одной кровати. По свидетельству Майкла Мэддена, существование Ким Чон Нама в конце концов перестало быть тайной для Ким Ир Сена, дед и внук даже подружились.

Поворотный момент в судьбе Чон Нама наступил в 1979 году, когда мать решила отправить его учиться за границу. По некоторым свидетельствам, Ким Чен Ир так не хотел расставаться с сыном, что устроил пьяную сцену жене: «Ты это затеяла. Ты забираешь у меня сына». Но будущий «великий руководитель» быстро утешился в объятиях новой пассии — танцовщицы ансамбля «Мансудэ» Ко Ен Хи. Вскоре она стала женой Ким Ир Сена. Как позднее рассказывал сам Ким Чон Нам, как только он уехал, отец заполнил образовавшуюся душевную пустоту новой семьей.

Блудный сын

За границей Чон Нам провел 10 лет: жил и учился в СССР и Швейцарии, свободно разговаривал на французском и английском. Знакомство с заграничной жизнью, культурами других народов и политическим устройством зарубежных стран привело к тому, что взрослеющий сын Ким Чен Ира стал критически относиться к политическому и экономическому укладу в КНДР. Это стало одной из причин разлада с отцом, когда Ким Чон Нам в конце 1980-х вернулся на родину.

Мачеха Ко Ен Хи тоже внесла немалую лепту в ухудшение отношений отца и старшего сына. Репатриировавшаяся из Японии амбициозная этническая кореянка, став женой наследника Ким Ир Сена, принимала живое участие в «дворцовых» интригах Пхеньяна, подружилась с близким окружением Ким Чен Ира и, конечно, всячески продвигала на передний план своих сыновей — старшего Ким Чон Чхоля и младшего Ким Чен Ына.

После смерти Ким Ир Сена в 1994 году власть перешла к Ким Чен Иру, и свои молодые годы Ким Чон Нам провел провел в борьбе с завышенными требованиями и нереалистичными ожиданиями отца. Во время событий второй половины 1990-х годов, известных под названием «Трудный поход», когда тысячи северокорейцев умерли от голода, он участвовал в ревизионных проверках деятельности руководства госпредприятий. Итогом нескольких таких ревизий стали публичные казни директоров фабрик, обвиненных в растрате госсредств. Такие зрелища лишили Чон Нама иллюзий по поводу родной страны и политической системы, которую построили его дед и отец.

В начале 2000-х Ким Чон Нам поселился за границей — в принадлежащих семье домах в Макао и Пекине. Ему поручили управление семейными банковскими счетами, насчитывающими в совокупности миллиарды долларов. Чтобы присматривать за всем этим богатством, Чон Нам постоянно разъезжал по всей Азии, попутно стал завсегдатаем казино и прослыл «тусовщиком».

Много шума наделала история с выдворением Ким Чон Нама из Японии в мае 2001 года, куда он прилетел по фальшивому доминиканскому паспорту в обществе двух девиц. На допросе «тусовщик» сказал, что хотел просто посетить Диснейленд в пригороде Токио. Считается, что именно после этого инцидента Чон Нам лишился неофициального статуса преемника Ким Чен Ира, который перешел к его целеустремленному и жестокому сводному брату.

Эксперт по КНДР Майкл Мэдден не согласен с этой версией. По его мнению, Чон Нама арестовали в токийскому аэропорту по наводке сингапурских спецслужб, в основном чтобы насолить северокорейским властям: их вряд ли порадовало обнародование факта, что члены руководства КНДР разъезжают по миру по поддельным документам. «Тогда этот эпизод был неверно трактован в том смысле, что якобы из-за него Чон Нам лишился возможности унаследовать пост отца, но это не так — он никогда не был возможным преемником, — объясняет Мэдден. — Тем не менее этот инцидент был раскручен внутри страны его мачехой, чтобы утвердить общественность в мысли о том, что Ким Чен Ира сменит один из ее сыновей». Отсюда, считает эксперт, и пошли разговоры о якобы имевшей место вражде между Ким Чен Ыном и Ким Чон Намом.

Ким Чен Каин?

Пока в Малайзии идет расследование явно заказного убийства Ким Чон Нама, в Южной Корее уже определились с заказчиком и исполнителями. Официальные представители южнокорейской разведки утверждают, что брата лидера КНДР отравили северокорейские агенты. На экстренном заседании Совета нацбезопасности и.о. президента страны Хван Ге Ан дал указание совместно с международным сообществом продолжать давление на Пхеньян с целью вынудить Ким Чен Ына изменить нынешнюю политику и призвал военных сохранять готовность к провокациям северного соседа. А если причастность к убийству властей КНДР будет доказана, сказал Хван Ге Ан, это станет очередным доказательством жестокости и античеловечности режима Ким Чен Ына.

Хотя и Ким Ир Сен, и Ким Чен Ир — дед и отец нынешнего северокорейского лидера — не гнушались жестокими репрессиями ради укрепления власти, близких родственников они не трогали. Ким Чен Ын стал первым, кто убрал с дороги члена семьи — своего дядю Чан Сон Тхэка, с которым, как изначально предполагалось, он должен был разделить правление страной (так утверждал источник BBC). Если, по его мнению, старший брат также представлял угрозу для власти, это могло быть достаточным поводом для его устранения. Тем более, что, как сообщили южнокорейские телеканалы, Чон Нама в прежние годы финансировал все тот же дядя Чан Сон Тхэк.

Недовольство северокорейского диктатора могли вызвать и интервью, которые раздавал его свободолюбивый брат. В них он осуждал монархический характер правления в КНДР и говорил о необходимости реформ. Хотя при этом всегда желал успехов Ким Чен Ыну.

Хотя сам Ким Чон Нам постоянно отрицал претензии на пост главы КНДР, его в качестве вполне легитимного претендента на престол мог использовать Китай, решись Пекин на свержение непредсказуемого Чен Ына. В пользу этой версии говорит то, что именно власти КНР покровительствовали Чон Наму и обеспечивали охрану ему и его семье (первая его жена проживает в Пекине с сыном, вторая — в Макао с двумя детьми).

И все же убийство брата не только не выгодно Ким Чен Ыну, но, напротив, принесло только вред, уверен Майкл Мэдден. Такая расправа только подтверждает утверждения южнокорейских соседей о политике террора в Северной Корее и слухи о нестабильности душевного здоровья ее лидера, и вряд ли Ким Чен Ын захотел подарить идеологическим противникам лишний аргумент в информационной войне. «Чон Нам не представлял угрозы и не был соперником в плане политического лидерства, поскольку не хотел становиться вождем нации, — объясняет эксперт. — Он много лет прожил за границей, а посему не мог сформировать сколько-нибудь серьезной поддержки в верхах КНДР, да и представления не имел, как ухватить бразды правления».

Не в пользу обвинения Чен Ына, считает Мэдден, и тесные связи покойного брата с китайской элитой: в последние несколько месяцев Пхеньян сделал попытку укрепить связи с Пекином, своим крупнейшим союзником и торговым партнером. Устранение Чон Нама, который служил мостиком в верхи руководства Китая, совсем не в геополитических интересах руководителя КНДР.

Если громкое убийство все же на совести Ким Чен Ына, то он выбрал для него очень неудачное время. Только накануне, 12 февраля, Северная Корея запустила очередную баллистическую ракету, ударив по больному месту международного сообщества. Президент США Дональд Трамп пообещал жестко решить большую проблему в лице КНДР, Южная Корея готовится к совместным с американцами мартовским военным учениям, Пентагон перебрасывает на Корейский полуостров стратегические вооружения. В воздухе отчетливо запахло порохом: КНДР всегда нервно реагирует на такие маневры. По мнению известного корееведа Андрея Ланькова, новая корейская война вполне возможна: либо на почве островов в Южно-Китайском море, либо из-за конфликта на границе. По некоторым данным, семьи американских военных, которые служат в Южной Корее, уже начали готовиться к эвакуации, а это первый признак приближающейся войны.

* Специальный административный район Китая, бывшая португальская колония.

** Майкл Мэдден — приглашенный преподаватель в Американо-корейском институте при Высшей школе международных отношений Университета Джона Хопкинса (США).

 

Telegram
WhatsApp
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.