Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Общество

Единение нации: текст и контекст

01.03.2017 | Иван Давыдов

Михаил Ходорковский призвал «русских европейцев» из числа оппозиционеров и сторонников действующей власти объединиться и совместно обсудить российское будущее

Михаил Ходорковский опубликовал на своем персональном сайте программный текст – обращение к «русским европейцам». То есть, если следовать за логикой статьи, которая так и называется: «Русские европейцы. Наша цель – российская гражданская нация», к интеллигенции, или даже к либеральной и оппозиционно настроенной интеллигенции. Слова выбраны с умыслом – они предполагают отсылку к ценностям, которые сам Ходорковский формулирует с исчерпывающей емкостью («главным отличием европейского пути стало отношение к человеку и государству»), но при этом бегут от излишнего политического груза. Нельзя ведь нынче напрямую обратиться к «либералам» - это просто немодно и рискованно. В интеллектуальном смысле рискованно – у нас ведь нет поводов подозревать Михаила Ходорковского в излишней осторожности, да и проблем с российской властью у него уже столько, что нет смысла опасаться новых. Риски здесь связаны именно с основной мыслью статьи: слишком четко маркированное в политическом смысле наименование адресата обращения может сработать на пресловутый «раскол общества», способы преодоления которого ищет Ходорковский. Поэтому приходится изобретать новые слова.

Мартовские тезисы Ходорковского таковы: нынешняя власть толкает Россию в дикость. От дикости Россию веками спасали те, кого он называет «русскими европейцами» - те, кто осознавал, что место России в Европе. Те, кто создавал ее великую культуру, и даже ее грозное оружие (хотя теперь великую культуру пытаются поставить на службу пропаганды, и с грозным оружием тоже все понятно). Однако сегодня «русские европейцы» расколоты – одни поддерживают власть как меньшее из возможных зол, другие же считают любые контакты с властью и ее сторонниками недопустимыми. И когда власть рухнет (а власть – не вечная), некому будет ее поднять, и родина утонет в пучине бедствий. А следовательно – это главный призыв статьи – нам, «лоялистам» и «непримиримым», надо начать разговаривать друг с другом, надо льву возлечь рядом с агнцем, а членам ОНФ на круглом столе обсудить с представителями «Открытой России» Михаила Ходорковского и прочих оппозиционных движений, как избежать катастрофы после конца путинского режима. Как обеспечить «мягкий транзит власти» к русским европейцам. Потому что без единения этих самых европейцев «повести за собой общество» просто не получится, и «все разговоры о преобразовании России будут оставаться пустыми мечтами».

Верный диагноз, благодушные предложения, приятное чтение для первого дня марта. Как будто у текста нет контекста. Как будто не было последнего дня февраля – многочасового, бесстыдного и бессмысленного обыска у правозащитницы Зои Световой, ныне – сотрудницы «Открытой России» Михаила Ходорковского. Искали документы по «делу ЮКОСа», толком даже непонятно, по которому из «дел». Зато понятно, что фактически просто терроризировали Светову как представителя «Открытой России». Кстати, продемонстрировали и приверженность традиционным ценностям – помимо прочего изъяли документы, связанные с преследованиями в СССР родителей Световой. Заодно выяснилось, что отца Зои, писателя Феликса Светова в ссылку тогда отправил нынешний глава Верховного суда Вячеслав Лебедев. Фоном шли изыскания наемных блогеров о настоящей фамилии Феликса Светова (Фридлянд, если вдруг кто не знает), и о преступной семейке, целые поколения которой ходят во вредителях.

Власть четко расставляет приоритеты, и не стесняется показывать, кого считает своими врагами. И странно, что при этом у «врагов» остаются иллюзии касательно перспектив конструктивного диалога. Между прочим, к концу текста Ходорковский, видимо, забывает все, что о работающей на «дебилизацию общества» власти сказано в начале, и допускает возможность диалога не только с цивилизованными сторонниками власти, но с властью как таковой: «Есть дело более важное, чем «не поступиться принципами», и мы все в ответе за то, чтобы оно было сделано. Мы все, невзирая на различия, должны вместе взяться за поиск и предложение обществу (и власти) решения проблемы, грозящей в очередной раз взорвать Россию».

Ходорковский призывает забыть до лучших времен о вопросах, которые сегодня раскололи «образованный класс» (это еще одно словосочетание из статьи, употребленное ради того, чтобы не поминать «либералов»), и начать разговор. Оно и хорошо бы. Вот только некоторые из этих вопросов прямо касаются столь дорогих и автору обсуждаемого текста, и нам, его читателям европейских ценностей. Нельзя начинать никаких разговоров, не ответив на вопрос, что важнее, - «кровь и почва», территориальная экспансия, или соблюдение норм международного права, например. Что там нас еще раскалывает?

В стане «лоялистов» тоже есть непримиримые, но с ними диалог по определению невозможен. О чем мне спорить с людьми, которые мечтают повесить меня на фонаре? Разве что о качестве веревки и сортах мыла. А есть – просто умеющие держать нос по ветру граждане, которым важна не власть, а комфорт и доступ к кормушке. Сейчас многие из таких умельцев понимать начальственные желания позволяют себе либеральничать – ругают 282 статью УК, например, или осуждают «хулиганов» из движения НОД. Именно это, видимо, и создает иллюзию возможности диалога. Однако тут важно понимать, что доступ к кормушке – базис, а либеральничанье – производная. Связанная, допустим, с представлениями о вкусах нового кремлевского куратора внутренней политики Сергея Кириенко. Или с еще какими-нибудь ветрами, дующими между кремлевских башен. Именно поэтому никакой диалог (да еще в формате «круглого стола», открытой встречи, политического жеста, а не кулуарных бесед за рюмкой в ресторане) с такого рода лоялистами невозможен также. Никто не станет рисковать местом у корыта ради радости обсудить с сотрудниками Ходорковского будущее России. Но главное – такой диалог и не нужен, потому что это люди без убеждений, которые завтра, если ветер еще раз переменится, будут публично осуждать преступления кровавой путинской хунты и рассказывать, как они партизанили в Общественной палате, Думе, или на ВГТРК, и как, рискуя жизнью, с этими преступлениями боролись. Или – мало ли, в какую сторону он переменится, ветер, - наоборот, писать открытые письма с требованием расстрелять всех сотрудников «Открытой России» как бешеных троцкистских собак.

Честнее и перспективнее все же подумать не о расколе между оппозиционерами и лоялистами, а о том, почему европейские ценности не стали русскими. Найти слова для того, чтобы тезис одного знаменитого лоялиста – «свобода лучше, чем несвобода», был по-настоящему воспринят обществом, а не пытаться заручиться дружбой членов ОНФ. Раскол между массой и «образованным классом» важнее и страшнее, чем мнимый раскол внутри «образованного класса».

 

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.