Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Мир

Неблагие намерения

13.03.2017 | Шушкевич Станислав, экс-председатель Верховного совета Республики Беларусь | №8 (437) 13.03.17

7 марта глава МИДа Украины Павел Климкин, выступая в Конгрессе США, заявил о желании Киева пересмотреть Будапештский меморандум 1994 года, закрепивший неядерный статус страны. Климкин также попросил Вашингтон помочь c перезапуском переговоров по этому вопросу

Вопрос о том, какой статус лучше обеспечивает безопасность страны — ядерный или неядерный, — в какой-то степени касается меня лично. Потому что 8 декабря 1991 года в Беловежской пуще именно я заявил о готовности Беларуси вывести со своей территории находившееся там советское ядерное оружие.

Из чего я исходил? Случись какой-то конфликт, мы — Беларусь и белорусская нация — стали бы объектом для безусловного уничтожения, как раз в силу большого количества и тактического, и, главное, стратегического ядерного оружия наземного базирования. На территории Украины тоже были очень серьезные арсеналы. У экспертов имелись разночтения по количеству ядерных боезарядов, но тот факт, что советские ракеты подземного базирования в шахтах были оснащены стратегическими ядерными боеголовками, никем не ставился под сомнение. Отказавшись от этого оружия, Украина, как и Беларусь с Казахстаном, сделала достойнейший жест, внесла посильный вклад в строительство безопасной Европы. Так что же теперь? Начать движение вспять? Зачем? Чтобы грозить теперь уже России ядерным кулаком? И уж совсем нелепой кажется мысль о том, что Украина опустится до уровня Северной Кореи и начнет шантажировать ядерными боеголовками соседей и остальной мир.

Конечно, Киев вряд ли когда-либо вернулся бы к этому вопросу, если бы Россия продолжала на постсоветском пространстве политику в духе Бориса Ельцина. Кто ж мог знать, что его преемнику понадобится «маленькая победа» в Крыму и на Донбассе — ради поднятия собственного рейтинга: точно так же поступает уличный хулиган, когда берет верх в спровоцированной им же уличной драке. Не хочу быть ни пророком, ни стратегом, но сегодня и Путину, и Шойгу надо найти в себе мужество признать Россию участником военных действий на Украине, сесть за стол переговоров с Киевом и не совершать больше мелких хулиганств, которые в международной политике имеют свойство оборачиваться крупным кровопролитием. Но, с другой стороны, все это не означает, что ценой отрезвления России должен стать пересмотр Будапештского меморандума.

В 1994-м Украина, Россия, США и Великобритания фактически подписали договор о намерениях: великие державы обещали Украине поддержку, уважать ее территориальную целостность, но никто не давал гарантий начать военную операцию по защите Украины в случае нападения извне. (Как, впрочем, и в случае нападения на Беларусь). Это было бы безумием. Когда речь заходит о серьезной военной поддержке, есть уйма «за» и уйма «против». Пока, слава Богу, побеждает «против». Никто в Европе не поддержит политиков, которые пропагандируют военные методы решения вопросов. В следующий раз их просто не изберут.

Никто в мире не станет сейчас попустительствовать распространению ядерного оружия, когда еще не решена, а по большому счету только усугубилась проблема его нераспространения. И Киев должен это понимать

То же самое с ядерным статусом: никто в мире не станет сейчас попустительствовать распространению ядерного оружия, когда еще не решена, а по большому счету только усугубилась проблема нераспространения этого смертоносного для цивилизации инструмента. Киев обязан это понимать. И я убежден, что понимает.

Украине, кроме нее самой, никто не поможет. Но для решения насущных проблем ей совсем необязательно обзаводиться ядерным статусом.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.