Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Технологии

Йота Девайсиз и Чайна

20.03.2017 | Иноземцев Владислав | №9 (438) 20.03.17

14 марта глава «Ростеха» Сергей Чемезов обнародовал причину отставания России в технологиях: во всем виноваты китайцы

Само воплощение отечественного хай-тека — знаменитый смартфон YotaPhone — не успевает в срок представить свою третью версию. Сергей Чемезов, руководитель главного отечественного технологического холдинга, возлагает ответственность за сдвиг производственного графика на… китайских партнеров: «Наш основной акционер — китайский — пока на это средств не выделяет». Что, собственно, случилось? Может быть, глобальный кризис накрыл и Поднебесную? Или Америка уже стала настолько великой, что Apple и Motorola потеснили китайских производителей, вернув сборочные мощности в США?

Вроде бы нет, ничего подобного не случилось. Китай, пусть и без громких заявлений, идет своим путем. В прошлом году он, кстати, впервые экспортировал больше мобильных телефонов, чем Россия — нефти (на $138,8 млрд против $119,6 млрд). Китайская частная компания Huawei заняла третью строчку по продажам мобильных устройств на российском рынке (я и не говорю о том, что она же является производителем почти всего передающего оборудования, установленного на российских вышках сотовой связи). Да и с деньгами не проблема: по объему выручки та же Huawei опережает даже… «Роснефть». Откуда же сложности?

Начав искать партнеров в Китае, россияне в 2016 году продали 30% акций компании Rex Entertainment (ныне переименованной в China Baoli). Характерно, что она владеет круизным лайнером, отелями и апартаментами, оказывает услуги по управлению капиталом, но электроникой никогда не занималась. Тот факт, что компания не спешит вкладываться в YotaPhone, понятен: при выручке за 2016 год в 105,02 млн гонконгских долларов ($13,5 млн) она показала убыток в 77,10 млн ($9,9 млн). С 2012 года ее чистые активы сократились в три раза. В общем, такого партнера еще надо было найти; не удивлюсь, если Yota Devices продали China Baoli так же, как долю в «Роснефти» катарскому инвестфонду.

У «китайских партнеров» возможности и деньги имеются. Но только — у партнеров правильных и профессиональных

Разработка и выведение на рынок мобильных устройств стоит немалых денег и требует профессионализма и времени. В структуре Huawei, которая производит и продает около 60 млн ноутбуков, планшетов и смартфонов в год, численность только научно-технического персонала превышает 79 тыс. человек (17% от совокупного числа работников «Ростеха»), а затраты компании на НИОКР в 2015 году составили $9,25 млрд (или в 10 раз больше суммы, в том же году выделенной из российского федерального бюджета на содержание Академии наук). Поэтому у «китайских партнеров» возможности и деньги имеются. Но только — у партнеров правильных и профессиональных.

«Ростех» подобрал бесперспективный актив: за два года в мире было продано около 100 тыс. трубок YotaPhone — столько же, сколько продается iPhone за 8 часов. На рынке мобильников подобный бренд выжить не может. На что и намекают китайские партнеры «Ростеха», пытаясь донести до Сергея Чемезова, пусть и со своей спецификой, простую мысль: «Денег нет, но вы держитесь!» Ведь именно так говорил один из немногих пользователей YotaPhone, не правда ли?


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.