Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Евровидение

Особый кандидат

20.03.2017 | Шамсутдинов Кирилл, музыкальный критик | №9 (438) 20.03.17

Одно из самых обсуждаемых событий последних дней: представлять Россию на «Евровидении-2017» в Киеве будет Юлия Самойлова — певица в инвалидной коляске и «под санкциями». Как это понимать?

Фото: снимок с видео/продюсерский центр Игоря Матвиенко/ТАСС

На конкурс эстрадной песни Европейского вещательного союза от России в этом году поедет Юлия Самойлова. Певица-самородок в инвалидной коляске должна выступить в Киеве с песней на английском языке Flame Is Burning.

Пожар, заявленный в песне, распалился уже от одной этой новости. Российский телезритель в принципе относится к «Евровидению» с трепетом и неоправданным азартом, а кандидатура Самойловой оказалась вдвойне провокативной.

Во-первых, о своем решении Первый канал объявил под занавес громкого скандала, произошедшего на телешоу «Минута славы». В начале марта члены жюри телеконкурса Владимир Познер и Рената Литвинова некорректно, как посчитали многие, обошлись с участником — человеком с ограниченными возможностями, высказавшись в том смысле, что инвалид не должен состязаться со здоровыми на общих основаниях, поскольку его физический недостаток искажает решение жюри, «давит на жалость». Это спровоцировало волну возмущения. В совпадение двух рифмующихся историй на одном Первом канале верится с трудом: многие усматривают в происходящем признаки хитрого плана, а эпизод с «Минутой славы» называют рекламным трюком.

Успехов в вокале для карьеры певицы было недостаточно: на сцене не хотели видеть людей в инвалидных креслах. Юлии мешала не столько болезнь, сколько восприятие ее болезни другими

Во-вторых, для участия в киевском «Евровидении» был отобран человек, которого Киев подозревает в нарушении закона: Самойлова выступала в Крыму, ее могут не пустить на Украину. Решение — за СБУ, которую поставили в положение цугцванга: запрет на въезд участнику международного конкурса — уже скандал. Эмоциональные патриоты с российской и украинской сторон в социальных сетях обвиняют друг друга в провокациях, безнравственности и озлобленности.


 

Политика поневоле

Удивительнее всего, что в центре этих малоприятных событий оказалась именно Юлия Самойлова, производящая впечатление человека, органически не способного к заговорам, многоходовкам и интригам. Да, она неожиданно оказалась вовлечена в международную политику — так сейчас сложились обстоятельства. А ее дело петь: она всю жизнь мечтает петь, выступать перед публикой и любит петь ради пения. В новых полученных обстоятельствах она сделает так, чтобы спеть снова.

История Самойловой и ее творческого пути, судя по забавно написанной автобиографии, — это череда сменяющих друг друга обстоятельств, с которыми ей приходится смиряться, если невозможно их изменить.

Юлия Самойлова родилась в Ухте, Республика Коми. Первое обстоятельство неодолимой силы наступило, когда Юлии не было и года — она заболела, утратив возможность ходить самостоятельно. Диагноз — спинальная мышечная атрофия в первой форме (болезнь Верднига–Хоффмана). Половина младенцев с этой формой СМА умирают, не дожив до двух лет, и Юлии срок обещали недолгий. От медикаментозного лечения, которое только ухудшало ее состояние, решили отказаться, что пошло Юлии на пользу. Затем наконец прекратили и визиты к знахарям и колдунам. Болезни позволили быть, существовать в огороженной резервации, не отнимая лишнего места у жизни.

Примерно в то же время у Самойловой проснулась страсть к пению — тоже неодолимое обстоятельство своего рода, впрочем, невредное. Максим Горький определял талант как любовь к работе, к самому процессу работы — и этого у Юлии было хоть отбавляй. Постоянная практика пения отчасти компенсировала отсутствие теоретических знаний и техники. Караоке и школьные праздники давали первое представление о сцене.

Конкурс талантов

Первый полноценный опыт живого выступления Самойлова получила в 10 лет — набравшись храбрости, она попросилась в программу благотворительного концерта. Про ее выступление даже написали в местных газетах, сопроводив похвалу советом пойти учиться. Новые обстоятельства: Дворец пионеров, преподаватель. Ученические конкурсы. Концерты. Сольные выступления. Через пять лет учительница уехала в другой город, и обучение прекратилось. Других хороших педагогов в Ухте не нашлось, ангажемента тоже не давали — местный ДК звал выступать только на День инвалидов. Пришлось искать выход из положения. Так Самойлова стала сама участвовать в конкурсах — не как инвалид, а на общих основаниях и занимать призовые места.

Успехов в вокале для карьеры певицы было недостаточно: на сцене не хотели видеть людей в инвалидных креслах. Фактически Юлии мешала не столько болезнь, сколько восприятие ее болезни другими. Тогда певица собрала рок-группу, но и она распалась через пару лет. Из кризиса Юлия выбралась, запев со сцены после долгого перерыва, причем почему-то выбрала пастернаковскую «Зимнюю ночь» в версии Аллы Пугачевой. А вскоре Примадонна сама благословила Самойлову, приехавшую участвовать в конкурсе талантов «Фактор А», — присудила ей свой именной спецприз. Забавный факт: это телешоу задумывалось для поиска талантов из народа и их последующего продвижения, но новых звезд оно так и не зажгло, более того, в третьем сезоне программы, когда появилась Самойлова, ни денежных призов, ни оплаты обучения в Гнесинке призерам уже не давали. Мимолетное знакомство с «матриархом» поп-музыки тоже не принесло особой выгоды или взлета популярности.

За прошедшие четыре года Юлия Самойлова не стала суперзвездой. В основном выступала с небольшими концертами, в том числе на благотворительных мероприятиях и городских праздниках. В шоу-бизнес не интегрирована. Вершиной карьеры для певицы стало выступление на церемонии открытия Паралимпийских игр в Сочи.

Все для победы

Такого кандидата на «Евровидение» Россия не отправляла никогда.

С 1994 года, когда российская участница Юдифь впервые дебютировала на «Евровидении», заняв 9-е место, российские делегаты, как правило, были аффилированы с телевидением или музыкальной индустрией, в крайнем случае — просто очень популярны. На следующий конкурс поехал Филипп Киркоров: плохая идея с предсказуемо плохим результатом. Ему наверняка благодарны все российские участники следующих лет, потому что установленный Киркоровым антирекорд — низшее место, занятое российским артистом, — до сих пор не побит, хотя были серьезные заявки. Через год вместо заболевшего Валерия Меладзе петь свою «Примадонну» в последний момент отправилась Алла Пугачева, которая заняла 15-е место (отомстить за Киркорова не вышло). Как неуспевающего Россию не допустили до участия в 1998 году. Организаторы обиделись и решили нагадить в ответ: отказались транслировать конкурс в России. Это тоже было плохой идеей: дисквалификацию продлили еще на год.

  Юлия Самойлова и ее муж и менеджер Алексей Таран, март 2017 года. Фото: Мария Антипина/ТАСС

Сделав работу над ошибками, новым конкурсантом впервые выбрали молодую привлекательную девушку. Певица Алсу заняла на конкурсе 2-е место, а восемь лет спустя Дима Билан покорил «Евровидение». С тех пор в шаге от «золота» россияне оставались не раз.

Хорошую рок-группу «Мумий Тролль», неизвестно что забывшую на «Евровидении», цинично определили на 12-е место; похожий результат — у группы «Премьер-Министр». Группа «Тату», главная удача российского поп-экспорта, дотянула только до 3-го места.

Отказавшись от апелляции к авторитетам шоу-бизнеса, начиная с 2004 года Россия пустилась в эксперименты с формой. Оправдывать себя они начали не сразу, но отложенный положительный эффект был налицо. Однако и в новое время участников искали все так же, в пределах корпорации шоу-бизнеса. На «Евровидении» отметилась целая генерация выпускников популярных телеконкурсов («Фабрики звезд» и «Голоса»), популярные состоявшиеся артисты (Дима Билан, Сергей Лазарев). В общем, «свои».

Исключений было три. «Бурановские бабушки», которые одним своим внешним видом должны были сломать — и сломали — стереотипы. Петр Налич, олицетворявший собой как бы альтернативное, никогда не существовавшее «Евровидение». И украинка Анастасия Приходько, представлявшая Россию на домашнем «Евровидении» в 2009 году с песней на русском и украинском языках (кстати, в этом году Приходько упустила замечательную возможность промолчать — певица предложила приставить к российской делегации в Киеве вооруженный конвой). Главное отличие последних двух артистов от основного пула — даже не в известной чужеродности отрасли и эстетической доминанте. Оба они никак не демонстрировали обычный для наших конкурсантов настрой «все для победы».

Спорт высоких достижений

Участие в европейском музыкальном смотре с самого начала было для россиян вопросом престижа страны на международной арене. Хотя конкурс посредственных песен в исполнении малоизвестных артистов объективных поводов для ажиотажа вроде бы не дает, однако «Евровидение» воспринимается скорее как спортивное мероприятие, а спорт высоких достижений для стереотипного россиянина — показатель успешности всего государства. Фактически российские музыканты отправляются на «Евровидение» на защиту чести Родины, они одновременно и спортсмены, и дипломаты, и отраслевые спикеры. Они обязаны побеждать, чтобы подтвердить величие России. Более того, в отличие от спорта, здесь побеждает не столько лучший, сколько сумевший понравиться наибольшему числу телезрителей.

российские музыканты отправляются на «евровидение» на защиту чести родины, они одновременно и спортсмены, и дипломаты, и отраслевые спикеры. Они обязаны побеждать, чтобы подтвердить величие России

Реализовать одновременно обе эти потребности — всех победить и всем понравиться — задача сложнейшая. Получилось это только у одного Билана — со второй попытки и не понятно, как именно. Возможно, и сам подход «победа любой ценой» скоро потеряет актуальность, и на конкурсе восторжествует олимпийский принцип: «Главное — не победа, а участие».

Что-то подсказывает, что Самойлову посылают как раз для участия, притом особого рода, отнюдь не олимпийского. Хотя бы потому, что певицу не выбирали двухэтапным голосованием из списка известных кандидатов (как тех же Налича и Приходько). Ее назначили втемную, объяснив выбор неким «закрытым голосованием на канале». Кажется, что в Самойловой искали и нашли какую-то черту, ценную именно для поездки в Киев. В феврале на нее вышел российский оргкомитет и предложил ей песню Flame Is Burning проверенного мастера хитов Леонида Гуткина, писавшего конкурсные песни для Дины Гариповой и Полины Гагариной. Правда, выяснилось, что английского языка делегат не знает, и Самойловой нашли репетитора, чтобы он поставил ей акцент.

Впрочем, в каком именно качестве отправляют Самойлову наши ответственные граждане, особого значения не имеет. Как показывает биография певицы, процесс всегда был для нее важнее результата. Сама Юлия Самойлова едет петь.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.