Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Забастовка

Дальнобойщики требуют эфира

03.04.2017 | Никулин Павел | №11 (440) 03.04.17

Водители-дальнобойщики проводят бессрочную «пассивную» забастовку против грабительской, как они считают, системы «Платон», с помощью которой с большегрузных автомобилей взимается плата за проезд по федеральным трассам. Выстроившиеся вдоль дорог фуры стали привычной картиной для почти 70 российских регионов, включая Северный Кавказ, Сибирь и Дальний Восток. Организаторы стачки обещали вывести на нее 10 тыс. человек, а ее участники уже требуют эфира на федеральных каналах и заявляют о недоверии президенту и правительству

Обочина Московского шоссе в Санкт-Петербурге — традиционное место протеста водителей в Северной столице, 27 марта 2017 года

27 марта, на следующий день после того, как ОМОН в столице и регионах зачистил улицы и площади от участников антикоррупционных акций, по стране пошла новая протестная волна — началась стачка водителей-дальнобойщиков против системы «Платон». Ее ввели в 2015 году, за 2016-й, как уверяли власти, через систему удалось собрать 22 млрд руб., которые будто бы пошли на ремонт дорог.

Первые акции дальнобойщиков (см. NT № 42 от 14 декабря 2015 года) прошли в конце 2015-го, сразу после запуска «Платона». Власти тогда обещали водителям «льготный период» работы системы с последующим упором на «мягкие тарифы». Кроме того, Минтранс был вынужден заморозить штрафы за неуплату сбора*. Иностранные наблюдатели изумлялись тому, как быстро протестующим удалось принудить российские власти пойти на уступки** — такого не было со времен протеста против монетизации льгот в 2005 году.

В марте 2017-го правительство пообещало продлить льготный период и вообще отказаться от планов двукратного увеличения тарифов в текущем году, заменив это индексацией лишь на четверть. «Я считаю, мы могли бы эту экспериментальную часть (в работе системы «Платон». — NT) не сплющить, а растянуть и продлить льготный период, который существует…», — заявил ТАСС премьер Дмитрий Медведев.

«Есть у нас конституция России, и за последний год мы сами и наши товарищи попадали в ситуацию, когда конституция совершенно не соблюдается»

Однако дальнобойщики не верят правительству. Система «Платон», говорят они, работает со сбоями, тарифы — даже нынешние — высокие, неуплата грозит «огромными штрафами», а разбитые дороги как никто не ремонтировал, так и не ремонтирует. Кроме того, половиной компании «РТ-Инвест Транспортные Системы» — оператора «Платона» — владеет Игорь Ротенберг, сын Аркадия Ротенберга, близкого друга Владимира Путина. А это, со слов самих протестующих, тоже не прибавляет доверия к «Платону».


 

«ЕСТЬ НЕДОВЕРИЕ ПРЕЗИДЕНТУ»

«Объединение перевозчиков России», один из организаторов стачки, возникло и выросло на дрожжах первого протеста против «Платона» в 2015 году. Глава объединения петербуржец Андрей Бажутин на пресс-конференции 13 марта заявил, что в числе лозунгов мартовской стачки дальнобойщиков — недоверие президенту России Владимиру Путину. «Есть у нас Конституция России, и за последний год мы сами и наши товарищи попадали в ситуацию, когда Конституция совершенно не соблюдается. А гаранту Конституции, видимо, это неинтересно. Поэтому есть такое требование, как недоверие президенту», — сказал тогда Бажутин.

В самый первый день акции, 27 марта, Бажутина задержали петербургские полицейские. Инспекторы огорошили дальнобойщика странной новостью: оказывается, он уже полтора года ездит без прав. Причину этого на месте полицейские не назвали, машину попытались эвакуировать, а самого Бажутина отвезли в суд. Итог разбирательства — 14 суток ареста, которые следующая судебная инстанция снизила до пяти. На свободу водитель вышел 31 марта.

Как рассказал NT правозащитник Динар Идрисов, Бажутина трижды по решению судов лишали водительских прав за участие в акциях против системы «Платон» в 2016 году. При этом о двух решениях, которые Идрисов называет «спорными и политически мотивированными», Бажутин узнал не сразу, так как они выносились заочно.

Также полицейские попытались забрать из квартиры арестованного троих несовершеннолетних детей, но соседи дальнобойщика помешали это сделать. Супруга Бажутина, находящаяся на седьмом месяце беременности, после ареста мужа выписалась из роддома и вернулась домой, рассказал Идрисов.

«Конечно, без Бажутина стало сложнее. Это не значит, что силовики обезглавили протест, у нас все-таки горизонтальная структура, но… Бажутин — лидер, хороший оратор, умеет давать интервью», — пояснила NT главред сайта «Объединение перевозчиков России» Елена Филиппова.

«НИКУДА НЕ ЕДЕМ»

В Москве участники акции собирались утром 27 марта на автостоянке на 35-м километре Горьковского шоссе. Секретарь «Объединения перевозчиков» в Москве Сергей Рудаметкин обещал, что на акции будет 60 машин, то есть забитая под завязку стоянка. Кроме того, ожидалось, что участники акции займут еще пять стоянок вокруг столицы. Однако случилось иначе.

«В тот же день водителей стали окружать силовики. Ребята решили не идти на прямые столкновения, стали искать новые места. Многие журналисты их попросту не застали», — рассказала NT Елена Филиппова. В последующие дни, разъясняет она, водители решили «не светиться» — из-за того что полицейские угрожали отобрать у них пропуски на МКАД: «Отберут пропуск — и они тогда не только не смогут попасть на кольцевую, но и вообще не доедут на свою стоянку в черте города».

Пока, по словам Филипповой, дальнобойщики решили протестовать без лозунгов: «В стачке ведь главное — не работать. Вот водители и сидят по норам. В гаражах сидят».

Государственные СМИ проигнорировали стачку дальнобойщиков — в отличие от полиции, Нижний Новгород, 27 марта 2017 года

На момент сдачи материала секретарь московского «Объединения перевозчиков» Сергей Рудаметкин был занят поисками нового места сбора водителей и с прессой не общался. А вот в Санкт-Петербурге акцию дальнобойщиков поддержали ярче и радикальнее. У Смольного спалили «Ниву», набитую покрышками. Видео с внедорожником, полыхающим на площади Пролетарской диктатуры напротив губернаторской резиденции под звуки «Полета валькирий» Рихарда Вагнера, набрало к концу недели 100 тыс. просмотров на YouTube.

Основным же местом протеста по традиции стал не центр города, а трасса М10, связывающая Санкт-Петербург с Москвой: на ее обочине протестующие запарковали десятки автомобилей — легковых и большегрузных.

«Как проходит забастовка? — усмехнулся на вопрос корреспондента NT дальнобойщик с позывным «Гагарин» (он стал известен еще на самых первых акциях водителей большегрузов благодаря подвешенному языку и ковбойской шляпе). — Сидим в машинах и не работаем. Гуляем, пьем пиво. Грузы не берем и никуда не едем». Питерским водителям, как они уверяют, в этом никто не препятствует. «Все замечательно, все на стоянке стоят, как можно помешать стоять на стоянке?» — смеется Гагарин.

«МЫ НЕ В САВАННЕ!»

«Думаю, иншалла, все со мной согласятся! Я называю себя простым рабочим человеком! Я думаю, иншалла, здесь нету из правительства или из какого органов людей… Я не знаю. Здесь 99% водителей! Такие, как и я! В первую очередь свое обращение я адресую президенту Российской Федерации Владимиру Путину, премьер-министру Дмитрию Медведеву, депутатам Государственной думы», — выступал 28 марта на митинге водителей дагестанский дальнобойщик Абдурашид Самадов. Видео с выступлением водителя опубликовал сайт «Кавказский узел». В акции, по данным ассоциации республиканских дальнобойщиков, приняли участие около 500 водителей большегрузов.

«Я обращаюсь к вам от имени своего народа! От имени своих коллег-дальнобойщиков, которые в эти трудные времена выстояли перед этими трудностями. Почему мы, народ России, так страдаем сегодня? Мы живем не в африканской саванне, чтобы вот так страдать! Где кругом одни звери!» — говорил Самадов под одобрительные комментарии коллег.

В середине недели в Сети появились фотографии сожженных фур якобы из Дагестана. СМИ по-разному подписывали снимки — кто-то утверждал, что водители сжигают собственные грузовики в знак протеста, кто-то настаивал, что сгоревшие остовы — атомобили водителей-штрейкбрехеров, попытавшихся заработать на забастовке. Сами дальнобойщики называют новости о сожжении фур уткой.

«Поджигать фуры пока еще не начали, — сказал в разговоре с NT представитель Объединения дагестанских дальнобойщиков Рустам Маламагомедов. — У нас, конечно, есть ребята радикальные. Приходится их успокаивать. Надеюсь, до этого не дойдет. Очень тяжело сдерживать, все на эмоциях».

Власти, говорит Маламагомедов, послали к месту акции автоматчиков — боятся провокаций. Военные, как и полицейские, ведут себя корректно, заверил дальнобойщик. Видеозаписи с одетыми в камуфляж вооруженными людьми появлялись в соцсетях и чатах дальнобойщиков.

Чиновники на акцию отреагировали сдержанно. Замминистра транспорта, энергетики и связи Дагестана Якуб Худжаев вышел к водителям и сказал, что на региональном уровне «Платон» отменить нельзя. «Мы федеральный закон не отрегулируем никак, — развел руками Худжаев и попросил водителей не перекрывать дорогу. — Кто-то в роддом может опоздать, кто-то мог в тяжелой ситуации оказаться».

Как и в других регионах, дагестанская акция будет бессрочной. Водители большегрузов требуют присутствия журналистов федерального телевидения и прямого эфира. «Мы присоединяемся к этим лозунгам о недоверии президенту. Мы видим, что человек является гарантом Конституции, которая не выполняется. Мы требуем свободу СМИ, центральное телевидение, прямой эфир», — заявил Маламагомедов.

«НИКТО НЕ ПРИЕЗЖАЕТ»

В других регионах тоже жалуются на то, что региональные и федеральные СМИ игнорируют стачку. «Мы звонили во все СМИ, никто не приезжает, никто не берет интервью, никто не хочет осветить это событие, — флегматично жалуется на видеоролике, появившемся в Сети на прошлой неделе, водитель из Благовещенска (Амурская область, Дальний Восток РФ). Самого шофера не видно — он снимает из кабины очередь из фур участников акции протеста, припаркованных на обочине. — Фур под 50 уже стоит или около того».

Об акциях протеста дальнобойщиков сообщалось в Казани, Чите, Нижнем Новгороде, Мурманске, Иванове, Рязани, Ульяновске, Костроме, Иркутске, Екатеринбурге… Причем на видео из последних двух городов водители также говорили о том, что не доверяют президенту. Информация из регионов доходила с явным опозданием — координация хромала, сказывался арест Бажутина.

В Северной Осетии с протестующими встретился министр транспорта республики Хайдарбек Бутов. Спикер Кировского заксобрания Владимир Быков сказал, что готов встретиться в Кирове с водителями, чтобы показать им отремонтированные дороги.

В Ярославле к водителям вышли местные депутаты. Встреча прошла с участием пригнанных на площадь БТР

В Ярославле к водителям вышли местные депутаты. Встреча прошла с участием пригнанных на площадь БТР. Каких-либо комментариев от властей, зачем на мирной акции протеста присутствуют броневики, не поступало. Водители Вологодской области также сообщали о военных. Через чаты они делились съемками колонн армейской техники. На роликах, снятых из кабин грузовиков, под шансон из магнитол и трескотню раций были видны грязно-зеленые военные грузовики, проезжающие мимо дальнобойщиков.

В Приморье на выезде из Владивостока, как сообщают региональные СМИ со ссылкой на водителей, появились знаки «Остановка запрещена». Именно там 29 марта выстроилось несколько фур с надписями «Платону» — нет!» «Подъехали (полицейские), потребовали убрать машины. Знак, говорят, «Остановка запрещена, работает эвакуатор», — рассказал изданию «Владивосток-Новости» частный перевозчик Евгений. — Стали проверять документы, у меня оказался неоплаченный штраф. Пока я ходил его платить, кто-то стер с моей машины надпись о «Платоне». Тем не менее Евгений намерен протестовать и дальше: «Другие участники забастовки разъехались, а я переехал на другую сторону дороги, снова написал на кабине «Протест» и буду принципиально стоять».

* В 2015 году водители-дальнобойщики требовали внести поправки в Кодекс об административных правонарушениях, сокращавшие штрафы в 9 раз — с первоначальных 450 тыс. руб. до 50 тыс. руб., а за повторное нарушение — с 1 млн руб. до 100 тыс. руб.

** В феврале 2016 года вице-премьер РФ Аркадий Дворкович заявил, что плата для большегрузов в рамках системы «Платон» повышаться не будет и останется на уровне 1,53 руб. за 1 км предположительно до октября (ранее планировалось повысить тариф до 3,06 руб. за 1 км с 1 марта 2016 года).

Фото: Давид Френкель/Коммерсантъ, Роман Яровицын/Коммерсантъ


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.