Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Мир

Дилемма для победителя

03.04.2017 | Зорана Боич, корреспондент сербского агентства Beta News

На президентских выборах в Сербии, которые прошли 2 апреля при участии 11 кандидатов, уверенно победил действующий премьер Александр Вучич, лидер правящей Сербской прогрессивной партии

Исход выборов, похоже, был очевиден заранее. Иначе вряд ли бы президент РФ Владимир Путин стал за шесть дней до сербского голосования встречаться в Москве с премьером Вучичем, который решил стать президентом. Кремль явно исходил из того, что именно Вучич одержит победу на выборах. Потому-то Владимир Путин так открыто и легко, перед телекамерами пожелал сербскому гостю успеха.

Логика обоих участников сербской предвыборной игры понятна. Александр Вучич рассчитывал на победу уже в первом туре, и ему очень нужны были голоса пророссийски настроенных избирателей, которые выступают против евроинтеграции Сербии. Поддержка со стороны популярного в Сербии президента РФ — лучший рецепт для этого. Тем более что поддержка подкреплена обещанием подарить, пусть и подержанные, но все же современные истребители МиГ-29.

Кремль, поддержав сербского премьера в нужный для того момент, наверняка рассчитывает на серьезные ответные жесты. И не просто рассчитывает, а пытается создать гарантии для этого. Ведь не секрет, что в Москве к Александру Вучичу испытывают некоторое недоверие из-за его попыток усидеть на двух стульях — российском и европейском, сохраняя приверженность своей излюбленной формулы «и ЕС, и Россия».

Да, Сербия при Александре Вучиче не присоединилась к санкциям ЕС против России. А в продолжающемся скандале с обвинением двух сотрудников российских спецслужб в причастности к попытке госпереворота в Черногории Белград сделал все, чтобы в определенной мере защитить Россию. Но тот же Вучич уже несколько лет отказывается предоставить дипломатический статус российским сотрудникам Гуманитарного центра в городе Ниш на юге Сербии. Да и взаимодействие Сербии с НАТО развивается очень интенсивно.

Поэтому, видимо, неслучайно, что на переговорах Вучича с Путиным в Кремле с сербской стороны не присутствовал никто, кроме самого премьера. То есть переговоры были весьма конфиденциальными, что открывает возможности для откровенных требований принимающей стороны и твердых обещаний со стороны гостя. И в этом раскладе требование Москвы предоставить россиянам в Гуманитарном центре в Нише дипстатус могло относиться к разряду минимальных.

Если сербский премьер, который в последнее время заметно прогрессирует во владении русским языком, уповает на известную русскую поговорку «обещанного три года ждут», то его подстерегают серьезные опасности. В случае невыполнения общений, которые он, вероятно, дал Кремлю, Вучич рискует навлечь на свою страну экономические санкции со стороны России, а это для Сербии окажется крайне болезненным.

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.