Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Экономика

DeadJournal

10.04.2017 | Грозовский Борис | №12 (441) 10.04.17

4 апреля LiveJournal («Живой Журнал», а чаще просто ЖЖ) заставил пользователей заключить новое соглашение. Оно подразумевает согласие на тотальную слежку и содержит предупреждение об ответственности за действия, которые могут не понравиться ФСБ

Live Journal больше не live, а dead. Анонимная платформа для блоггинга двигалась к этому постепенно. В отличие от конкурентов (Blogger, BlogSpot, позже WordPress и Wix), LJ, созданный в 1999 году американским программистом Брэдом Фицпатриком, с самого начала обладал отдельными чертами соцсети. Это возможность обмена сообщениями, ведение коллективных блогов и, главное, чтение френдленты — того, что написали (в хронологическом порядке) те, на кого ты подписан. Эти свойства сделали LJ очень популярным у российских интеллектуалов в начале 2000-х: возникала дискуссионная площадка и литературная среда: автор сразу встречался с другими авторами и читателями.

Кириллический сегмент LJ был на первых порах местом общения гуманитариев — филологов, историков, культурологов, экономистов. Одним из первых активных блогеров стал тартусский филолог и сетевой деятель Роман Лейбов. LJ постепенно вытеснил популярные до этого в интернете форумы. Он содержит важный архив текстов и разговоров 2000–2010-х годов. У экономиста Константина Сонина, к примеру, в LJ более 2400 записей, у политологов Владимира Гельмана — более 3400, Григория Голосова — более 1000, Кирилла Рогова — около 300, писателя Дмитрия Горчева — более 1600. Многие блоги активно обновлялись лишь в промежутке 2002–2011-х, затем активность переместилась на другие платформы. ЖЖ сыграл огромную роль в становлении Алексея Навального как самостоятельного политика.

В 2005 году Фитцпатрик продал компанию, через которую владел LJ, компьютерной компании Six Appart, а та в течение 2006–2007 годов постепенно передала контроль над LJ компании SUP Media, созданной бывшим совладельцем ИД «Афиша» Эндрю Полсоном и предпринимателем Александром Мамутом. Роль организаторов и брокеров этой сделки сыграли журналисты и сетевые деятели Иван Засурский и Антон Носик. Поскольку ЖЖ был настроен оппозиционно по отношению к российской авторитарной власти, и либералы, и националисты сразу стали опасаться введения цензуры.

Она не заставила себя долго ждать. Одним из первых уголовных дел стало дело Саввы Терентьева из Сыктывкара — за нелюбовь к полиции. В конце 2000-х цензура затрагивала в основном националистов и оппозиционных деятелей, затем цензоры стали отслеживать еще и сообщения, где упоминались наркотики, самоубийства и прочее. Пошли дела и блокировки за экстремизм. В последнее время принципы «выведения в ТОП» (самые популярные записи последнего момента, видные не только подписчикам данного блогера, но и широкой аудитории) стали политическими: например, туда имела мало шансов попасть запись с негативным отношениям к сталинским репрессиям. В декабре 2016-го блогер-националист Алексей Кунгуров получил два с половиной года колонии за критику в LJ операции России в Сирии.

Удобный до появления соцсетей, но выглядящий в последние годы глубоко архаичным проект постепенно превратился в «угасающую звезду». Между тем интернет-цензура в России ужесточается год от года, и в декабре 2016-го LJ был вынужден физически перевезти сервера в Россию. С этого момента блогеров «защищают» только российские законы — калифорнийские на них больше не распространяются. Почему большинство (83%) уголовных дел за лайки, шеры и репосты возбуждаются за высказывания «ВКонтакте»? Да потому, что эта сеть действует по российским законам и сотрудничает с «правоохранителями». Теперь LJ в этом плане сможет конкурировать с «ВКонтакте»: он долго медлил, но теперь как будто стремится стать «первым учеником» (в терминах пьесы Евгения Шварца «Дракон»).

В новом соглашении LJ уведомляет блоггеров, что теперь он выполняет все без исключения требования российских властей, включая хранение и передачу личных данных, записи сугубо для подписчиков и т.д. Блогеры принудительно обязуются маркировать «18+» материалы для взрослых (а Мизулина считает, что эту маркировку надо распространить и на фильмы «Хоббит» и «Властелин колец», напоминает историк и литературовед Николай Подосокорский). Без соглашения с администрацией блогерам запрещено агитировать за политиков (то есть выражать свою позицию). Такой же запрет содержит пользовательское соглашение «ВКонтакте». Ведущий блога отвечает не только за то, что опубликовал он сам, но и за высказывания своих комментаторов. Если аккаунт блогера взломали и написали что-то «нехорошее» от его имени, то блоггер освобождается от ответственности лишь в случае, если он заблаговременно (!) предупредил администрацию о возможности взлома своего аккаунта. Кара за неисполнение условий соглашения — удаление аккаунта администрацией без уведомления. Неактивные аккаунты тоже могут быть удалены.

Как мог бы выглядеть интернет в местах заключения, где заключенные не только находятся под арестом, но и не могут сделать ни единого шага вправо-влево без ведома администрации. Да вот ровно так. Российская модель может оказаться даже жестче китайской. В Китае критиковать власти можно, а главное, что нельзя — это призывать к многолюдным собраниям. Российские власти боятся и собраний, и критики, так что запрещают все сразу.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.