Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Теракт

В тоннеле, средь бела дня...

10.04.2017 | The New Times | №12 (441) 10.04.17

В России — новый теракт. В результате взрыва самодельной бомбы в вагоне метро 3 апреля в Санкт-Петербурге погибли 13 человек, более 50 ранены. Последний подобный теракт произошел в декабре 2013 года — тогда на железнодорожном вокзале Волгограда смертник подорвал себя у рамок металлоискателей: погибли 18 человек. В метро же взрывов не было с момента московских терактов 2010 года на станциях «Лубянка» и «Парк культуры» — тогда 41 человек погиб, 88 получили ранения.
Как жители Санкт-Петербурга узнали о том, что в подземке случилась трагедия, и какой была реакция горожан на общую беду — о событиях 3 апреля рассказывают очевидцы

Взрыв самодельной бомбы разворотил вагон и искалечил пассажиров, станция «Технологический институт», Санкт-Петербургский метрополитен, 3 апреля 2017 года

 

Виктор Терешкин, журналист-эколог

В тот день я возвращался домой с пресс-конференции, спустился в метро на станции «Чернышевская», времени было примерно 14:20, но уже звучали сообщения, что станция «Площадь Восстания» закрыта и поезд проследует без остановки. Значит, как я теперь понимаю, сначала нашли бомбу на «Восстания», а потом произошел взрыв на перегоне «Сенная площадь» — «Технологический институт». Мы проехали «Восстания», дальше на «Владимирской» и «Пушкинской» все было как обычно, а когда наш поезд остановился на «Технологическом институте» и явно задерживался с отправлением, я сначала даже глаз не поднял. Но вдруг услышал крики — громко кричали мужчины.

«Машинально посмотрел на часы — было 14 часов 35 минут, а тела уже лежали. Так что официальная версия о времени взрыва — сомнительная»

 

Посмотрел в окно — по платформе быстро бежали в сторону эскалатора трое или четверо молодых, спортивного вида мужчин. Вдруг такой запах странный пошел — я сразу узнал запах взрывчатки, подумал: откуда в метро взрывчатка? Первая мысль — подрались фанаты или хулиганы, потому что суеты на платформе не было, только запах и бегущие мужики. Запах становился все сильнее, и я уже хотел крикнуть пассажирам, чтобы они закрывали нос и рот платками и шарфами: я восемь лет отработал в пожарной охране и знаю, что главное — не наглотаться угарного газа и тем более токсинов взрывчатки. В этот момент поезд тронулся, и мы увидели тела, лежавшие на платформе, — даже издали было понятно, что это трупы, они были совершенно неподвижны. И к ним никто не шел, не бежал, никаких спасателей или врачей не было. Машинально посмотрел на часы — было 14 часов 35 минут (согласно официальным данным на вечер 3 апреля, взрыв произошел в 14:40. — NT), а тела уже лежали. Так что официальная версия о времени взрыва — сомнительная. Вышел на своей станции, позвонил жене, сказал, что со мной все в порядке, и только спустя час меня прошиб озноб — дошло, что террорист мог оказаться рядом со мной. И еще мысль гложет: может, надо было выйти, сфотографировать, но на моем стареньком редакционном Nicon’е сдохла батарейка, и я остался в вагоне. Сейчас себя казню — вышел бы и людям помог… Но потом туда было уже не вернуться.

Эвакуировать пострадавших помогали все — и сотрудники МЧС, и просто прохожие, Санкт-Петербург, 3 апреля 2017 года

Александр Дудко, археолог

Я ехал в том самом поезде со станции «Невская»… Когда подъехал состав, я должен был зайти в тот самый вагон, который позже взорвался, но внутри было слишком много народу, и я в последний момент решил войти в соседний. Мы доехали до станции «Сенная», а уже в перегоне до «Технологического института» где-то через минуту после того, как мы отъехали от станции, произошел взрыв. Потом мы, не останавливаясь, проехали еще минуты 2–3. Взрыв, по моим ощущениям, был небольшой силы, и произошел он в центре вагона. Тем не менее в нашем выбило стекла. Я сидел как раз ближе к взорванному вагону и все видел: дым, порох, искры, люки в полу подлетели вверх… В нашем закутке все сразу бросились в другой конец вагона, начали открывать окна, чтобы избежать задымления, пытались дозвониться до диспетчера. Но поезд продолжал ехать. Доехали до станции. Паники никакой абсолютно не было, кто-то бросился к взорвавшемуся вагону, он был весь черный, там вырубило свет, выгорел, выбило стекла. Людей начали доставать по сидушкам, потом через окна, а потом начали выламывать двери и выволакивать. Некоторые окровавленные люди просто сидели, отходили от случившегося… Потом на перрон напротив пришел поезд, и пассажиры из него тоже бросились помогать.

 К станции метро «Технологический институт» прибыли десятки пожарных машин и карет скорой помощи, Санкт-Петербург, 3 апреля 2017 года

«кто-то бросился к взорвавшемуся вагону, он был весь черный, там вырубило свет, выгорел, выбило стекла. Людей начали доставать по сидушкам, потом через окна, а потом начали выламывать двери и выволакивать»

По моим данным, взрыв был около 14:30, так как после того, как мы уже приехали на станцию, я покружился там, несколько минут соображал, что делать дальше, а в 14:37 у меня был исходящий вызов, я пытался дозвониться. То есть взрыв был не позже 14:33. Я минут десять ходил по станции, пытаясь понять, как мне добираться дальше до «Московской», где я должен был встретиться с другом, и дальше до аэропорта: в этот день я должен был улетать домой в Новосибирск. Я направился к выходу, через 2–3 минуты был на улице. Там толпы народа, все из метро, подъезжающие скорые, ДПС перегораживала дорогу. Еще были пожарные машины, но огня не было. Автобусы переполнены, я не с первой попытки залез, давка. На автобусе доехал до (аэропорта) Пулково. Там был усиленный досмотр, но ни одного рейса не отменили.

Ксения Чапкевич, координатор фонда «Городские проекты»

Днем 3-го закрыли все станции метро, и мы стали искать контакты водителей, которые готовы были помочь, искали им пассажиров, которые во время транспортного коллапса не могли добраться до дома. В Петербурге местные власти не развивают альтернативные виды городского транспорта, и как только закрывается метро, город встает. Мы создали гугл-таблицу, в которую предложили всем владельцам машин писать, куда они едут и могут ли взять людей с собой. Потом сделали отдельный сайт, два раздела — пассажир и водитель. В какой-то момент нас объединили с командой Telegram, которая делала чат, и мы сделали сводную таблицу. Это оказалось очень удобно — например, вы находитесь где-то в Автово, а вам нужно на Площадь Восстания, вы заходите в эту таблицу и смотрите, кто из водителей едет в том же направлении в это же время, звоните водителю и договариваетесь. Была опасность, что появятся мошенники, но за сутки только один случай был, когда какой-то жулик пытался собирать деньги. В результате более 3 тыс. водителей предложили свои услуги по перевозке людей совершенно бесплатно, они перевезли почти 4 тыс. петербуржцев, и это только по данным нашей группы — а нас всего было человек семь, молодежь 20+. Я очень горжусь тем, как петербуржцы откликнулись на наш призыв. Даже спустя день-два после теракта люди продолжали предлагать свои услуги, потому что когда метро на следующий день заработало, многие боялись спускаться под землю. И бизнес некоторый откликнулся: «Две палочки» (сеть ресторанов азиатской кухни. — NT), узнав о наших водителях-волонтерах, стали их бесплатно кормить, «Теремок» (сеть стрит-фудов русской кухни. — NT) поил чаем, на некоторых автозаправках бесплатно заправляли на сумму до 500 руб.

После теракта меры безопасности в метрополитене усилили, на станциях и в вагонах появились кинологи с собаками, Санкт-Петербург, 4 апреля 2017 года

Саша Крыленкова, активист, правозащитник

Услышала о взрыве в метро и сразу поняла, что с транспортом будут проблемы, а я на машине. Опубликовала номер своего телефона в интернете, он оказался одним из первых, и сразу пошел шквал звонков. Почему я начала помогать? Наверное, потому что это легче, чем сидеть у компьютера и обсуждать разные версии и переживания, намного проще самому включиться в работу и помогать, чем слушать жалобы. Когда я перестала справляться, написала пост в Facebook, и человек шесть с машинами сразу откликнулись и поехали помогать. Один человек из Москвы позвонил, узнал, что мы не «фейки», а потом перевел денег на бензин и такси для нуждающихся. Моя коллега увидела у метро бабушку, которая сидела на скамейке и плакала: ей надо было ехать далеко за город, а она с палкой, с трудом ходила и не могла добраться до вокзала. Коллега позвонила, и пока я к ней ехала, нашлась еще одна бабушка из того же района, и я довезла обеих. По дороге видела многих водителей, которые подъезжали к переполненным автобусным остановкам, забирали людей и развозили их.

Подготовили Наталья Шкуренок (Санкт-Петербург), Анастасия Тороп

Фото: STR/AFP/EAST NEWS, АНТОН ВАГАНОВ/ТАСС, АНТОН ВАГАНОВ/ТАСС, РОМАН ПИМЕНОВ/ИНТЕРПРЕСС/ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.