Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Политика

Перехват риторики

17.04.2017 | Иван Давыдов | №13 (442) 17.04.17

12 апреля Алексей Навальный анонсировал новую акцию оппозиции — она должна состояться 12 июня, в День России

Вопрос «что дальше?» появился сразу после успеха оппозиционных акций 26 марта, причем успеха совершенно неожиданного, ошеломившего и власть, и ее противников. Власть бросилась, не стесняясь повода, собирать «митинги скорби» после теракта в Санкт-Петербурге, чтобы показать, что контролирует улицу и способна вывести на акции больше людей, чем Навальный. Оппозиции сначала пришлось собирать передачи задержанным, конечно. Однако варианты продолжения тоже предлагались. Михаил Ходорковский заявил о проведении в конце апреля всероссийской акции «Надоел», направленной прямо против Владимира Путина. Сейчас представители «Открытой России» в некоторых городах пытаются получить разрешения на митинги. Навальный, имевший 15 суток административного ареста, чтобы спокойно все обдумать, предложил другую стратегию.

Митинги 26 марта были требованием прямого ответа от властей на факты, составившие основу фильма и расследования «Он вам не Димон». Ответов — если не считать намерения двух фигурантов фильма, олигарха Алишера Усманова и банкира Ильи Елисеева, судиться с Навальным, не последовало. Значит, будет новая акция.

Выбор даты и призыв выходить под трехцветными российскими флагами — удачный ход. Если акцию согласуют, оппозиция заявит свои права на важный государственный праздник, наполнит его новым содержанием. Если нет — это будет выглядеть явным произволом: в День России традиционно проводятся митинги и шествия во всех крупных городах, разумеется, легальные. И объяснить, почему одни граждане имеют право отмечать государственный праздник, а другие не имеют, — непросто.

Откровенно говоря, уже довольно сильно надоело, что патриотами объявили себя люди, втягивающие Россию в международные конфликты, явно работающие на ухудшение ситуации внутри страны, прикрывающие откровенный властный беспредел

Но даже важнее выбора даты — заявка на перехват патриотической риторики, сделанная Навальным. Он называет потенциальных участников акции, готовых противостоять коррумпированной власти, «патриотами и нормальными людьми», а противную сторону — «ворами, жуликами, лицемерами и трусами», а также зачем-то «предателями». И не стоит недооценивать претензию на новый (чтобы не сказать — здравый) смысл слова «патриот». Это больше чем игра в слова.

Во-первых, откровенно говоря, уже довольно сильно надоело, что патриотами объявили себя люди, втягивающие Россию в международные конфликты, явно работающие на ухудшение ситуации внутри страны, прикрывающие откровенный властный беспредел. Кажется, на самом деле любовь к родине должна выглядеть как-то по-другому.

А во-вторых, операция по перехвату патриотической риторики на нашей памяти в Отечестве — не первая. В 1999 году молодой и подающий надежды премьер Владимир Путин отнял у красно-коричневой оппозиции ее традиционную поляну — разговоры о былом величии державы и нынешнем ее унижении. Былое величие признал, унижение заметил и в будущем пообещал новое величие. Не это, конечно, стало главным фактором его побед, но свою роль несомненно сыграло. Больше того, этот смысловой комплекс и сегодня работает, оставаясь основой государственной пропаганды.

Разговор о новом патриотизме, патриотизме «нормальных людей», которым нужна спокойная и честная жизнь в комфортной стране, а вовсе не мнимое величие, оплачиваемое и деньгами из собственного кармана, и кровью на чужих войнах, может нанести по пропаганде серьезный удар. Может быть, даже более серьезный, чем сами антикоррупционные расследования.

И, конечно, нельзя не отметить, что, объявив о подготовке к собственной акции, от митингов Ходорковского под лозунгом «Надоел» Навальный фактически дистанцировался.

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.