Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Мир

Франция перед выбором

21.04.2017 | Арно Дюбьен, директор франко-российского аналитического центра «Обсерво»

Накануне первого тура президентских выборов во Франции никто не способен предсказать, какие кандидаты выйдут во второй тур и, тем более, кто будет в итоге избран 7 мая этого года

Эта неопределенность отражает совершенно небывалую ситуацию, которую переживает страна. Экономически ослабленная, утратившая свои традиционные политические ориентиры, находящаяся в глубоком кризисе идентичности, с горечью отмечающая падение своего мирового влияния и обезличивание своей дипломатии, — короче, проходя через состояние коллективной депрессии, плохо понимаемой в зарубежье, Франция стремится к глубокому обновлению, продолжая цепляться за прошлое.

Политический отрезок последних месяцев обернулся чередой сюрпризов, и не стоит рассчитывать, что это прекратится в ближайшие недели. Ничто не происходит, так как предусматривалось, обычные аналитические схемы оказываются устаревшими.

Первым и небывалым, а также крайне беспокоящим элементом этой кампании оказалось то, что президент Франсуа Олланд, полномочия которого заканчиваются, не идет на второй срок. До сего момента при Пятой республике главами государств, не обращавшимися вновь за поддержкой французов, были те, кто уже исполнил два мандата (Франсуа Миттеран в 1995 году и Жак Ширак в 2007 году) или же ушедшие из жизни при выполнении своих функций (Жорж Помпиду в 1974-м).

Причина отказа Франсуа Олланда баллотироваться вновь заключается в его невиданной непопулярности — подавляющее большинство французов считают его президентство катастрофическим. В конечном итоге они не смогли ни понять, ни полюбить того, кто хотел стать «нормальным президентом». Следует отметить, что миф о «спасителе нации» крайне живуч во Франции, и люди хотят более-менее осознано избирать «монарха». 

Второй сюрприз пришел в ноябре от правых: в то время как политические комментаторы на протяжении месяцев предсказывали неизбежную дуэль между бывшим президентом Николя Саркози и бывшим премьер-министром и мэром Бордо Аленом Жюппе, третий персонаж, Франсуа Фийон, долгое время четвертый в опросах, набрав с большим преимуществом 66%, одержал победу на первичных выборах.

Далее, в январе, другой кандидат, не числящийся среди фаворитов, выиграл первичные выборы у левых (по факту ограниченных Cоциалистической партией). Бенуа Амон, бывший министр образования и лидер «фрондеров», также побил бывшего премьер-министра Манюэля Вальса.

Третьим сюрпризом оказался выход на первый план кандидатуры Эмманюэля Макрона, который, казалось, был обречен на поражение в связи с отсутствием собственной партии и двусмысленным позиционированием (ни правый, ни левый).

Наконец, эффектный взлет Жан-Люка Меланшона, лидера левого движения «Непокоренная Франция», наблюдаемый в последние дни, подтверждает крайнее непостоянство электората.

Миф о «спасителе нации» крайне живуч во Франции, и люди хотят более-менее осознано избирать «монарха» 

Беспрецедентно и то, как шла сама президентская кампания. «Пенелопагейт» и прочие откровения в отношении Франсуа Фийона превратили политическую дискуссию в один сплошной скандал, лишив французов обсуждения действительно серьезных проблем, как это обычно бывает во время президентских выборов. Фийон, кандидат от правого центра, позиции которого начали рушиться с декабря месяца, потерял десятки процентов рейтинга. Но вопреки всем ожиданиям он не сдался, не снял свою кандидатуру и сохраняет возможность выйти во второй тур, располагая базой в 20% голосов, состоящей в основном из пенсионеров, высших кадров и консервативного провинциального католического электората.

Одной из его основных проблем остается переход части умеренного центристского электората к Эммануэлю Макрону. Кандидат движения «Вперед» может рассчитывать на благожелательность и даже поддержку большинства крупнейших СМИ и олигархов, контролирующих их, а также на многочисленного электората Соцпартии, который видит в нем последнюю гавань для себя.

Правда, это оборачивается ахилессовой пятой для самого Макрона — его противники охотно подчеркивают эту компрометирующую поддержку, которая показывает, по их мнению, что в реальности кандидат движения «Вперед» является скрытым преемником Франсуа Олланда.

Марин Ле Пен, которую все опросы, проведенные за последний год, систематически выводят во второй тур, пытается со своей стороны разбить ограничивающий ее «стеклянный купол». Располагая сильной поддержкой «народных масс», используя классические предложения крайне правых в вопросе иммиграции и экономическую программу крайних левых, она допустила ошибку на своей финишной прямой, попытавшись снять с Франции как страны ответственность за облаву на парижских евреев в 1942 году — это весьма чувствительная тема, и высказывания Марин Ле Пен заставляют задуматься: а насколько она была искренней, публично дистанцировавшись от политического наследия своего отца?

Так или иначе, разница в рейтингах кандидатов сейчас минимальна. Похоже, четыре кандидата могут выйти во второй тур: Эммануэль Макрон, Марин Ле Пен, Франсуа Фийон и Жан-Люк Меланшон. Для первых двух, которые находились в начале марта в интервале между 25 и 28%, сегодняшний рейтинг — около 23%. Франсуа Фийон поднялся (слегка) и отныне может рассчитывать на 19% голосов. Что касается Жан-Люка Меланшона, то у него, по последним опросам, отмечается эффектный подъем, и он подошел вплотную к кандидату правых, рассчитывая в среднем на 18% голосов.

Исключать ничего нельзя: ни дуэли между Марин Ле Пен и Меланшоном во втором туре, ни того, что Ле Пен вообще не пройдет во второй тур, ни того, что Франсуа Фийон придет первым к финишу 23 апреля... или же, напротив, окажется только четвертым. Тем более что все опросы, проведенные в последние месяцы во Франции (и вне ее), оказались ошибочными, и более половины избирателей заявляют, что они все еще не сделали выбора. К этому добавляется вполне вероятная гипотеза значительного неучастия в голосовании. Опросы показывают, что в первом туре на участки не придет около 33% избирателей, при том что традиционно явка — порядка 80%. Кто пойдет к урнам и кто останется дома 23 апреля и 7 мая — тоже неясно.

Опросы показывают, что в первом туре на участки не придет около 33% избирателей, при том что традиционно явка — порядка 80%. Кто пойдет к урнам и кто останется дома 23 апреля и 7 мая — тоже неясно

 

Доподлинно ясно пока одно: быть избранным во Франции — совсем непросто, особенно если вы новичок в политике.

 

 

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.