Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Тренд

Общественный договор 3.0

01.05.2017 | Колесников Андрей, Московский центр Карнеги | №15-16 (444) от 01.05.17

Неписаный социальный контракт путинской эры — благополучие и великодержавность в обмен на полное невмешательство граждан в политику — накренился и пугающе потрескивает

«Домик в деревне» бывшего главы Марий Эл, ныне заключенного СИЗО «Лефортово» Леонида Маркелова (на снимке вверху справа), Йошкар-Ола, 2017 год

Первая версия общественного договора, удерживавшего в равновесном состоянии отношения автократии с большинством, — «невмешательство граждан в политику в обмен на комиссию от нефтяного благополучия» — работала безупречно. Вторая — «невмешательство граждан в политику в обмен на воссоздание чувства великой державы» — питалась соками присоединения Крыма и энтузиазмом всероссийского строительства осажденной крепости с элементами сталинской архитектуры. Но этот контракт исчерпывает себя, потому что одна из его сторон запросила большего — сочетания величия и благополучия. Кроме того, изменились представления о том, какой именно элемент больше весит в понятии «великая держава» — нормальная экономика или пиротехнические эффекты с элементами истерики дипломатов. А часть населения и вовсе готова обсуждать необычные пункты контракта вроде качества государственных сервисов или коррупции.

Граждане придерживаются все более высокого мнения о себе как о стороне социального контракта: согласно последним данным «Левада-Центра» (апрель 2017 года), респонденты считают, что выполняют свои обязательства перед государством (платят налоги, соблюдают законы), — 53% в 2017-м против 39% в 2001-м. Государство, впрочем, тоже выполняет обязательства — и такие представления укрепились после Крыма, став отражением «патриотической» эйфории. А значит, речь идет скорее о символической — имперской, военной — роли государства, которое предоставляет не сервисы в обмен на налоги и законопослушное поведение, а пушки и чувство единства.

Да, в семантическом наполнении понятия «великая держава», как выяснилось, с 1999 по 2016 год на 20% выросло понимание величия как «военной мощи», снизилось значение таких параметров, как культура, уважение со стороны других стран, соблюдение прав человека. При этом первые два места стабильно занимают «высокое благосостояние граждан» и «экономический потенциал». Но этого людям мало.

благосостояние «верхних» людей своими налогами и неналоговыми платежами граждане оплачивать отказываются

Еще один опрос «Левада-Центра» (март 2017 года) показывает: концепция социального контракта меняется, если уже не поменялась: 31% считает, что государство дает так мало, что граждане ему ничего не должны: лояльность господствующему пропагандистскому дискурсу продаваться теперь будет дороже. По мнению респондентов, граждане могут требовать от государства больше — и динамика здесь слишком заметна: с 25% в марте 2016-го до 32% в марте 2017-го.

В сомнениях по поводу адекватности социального контракта зашито недовольство коррупцией. И это при том, что на бытовом уровне ее стало явно меньше, причем — благодаря готовности граждан отказаться от коррупционных практик и вести себя в соответствии с канонами нормального налогоплательщика. А вот что касается высших эшелонов государственной иерархии, то отношение к ним по модели «наверху-они-все-воруют», а значит, ничего сделать нельзя, ну да и бог с ними, переживает стремительную эрозию: 65% считают, что уровень коррупции стал абсолютно нетерпимым.Следовательно, респонденты имели в виду буквально следующее: «Спасибо, конечно, руководству за Крым и за то, что от нас теперь в ужасе шарахается весь мир, но хотелось бы чего-то еще, причем не только грубо материального, но и этического — то есть пусть хотя бы меньше воруют».

Существенный вклад в эрозию контракта, надо признать, внес фильм Алексея Навального о Дмитрии Медведеве. Вовсе не потому, что премьер самый грешный персонаж в элите, просто он оказался самым слабым и уязвимым звеном в политическом классе, и на его примере было легко пояснить, как именно работает уния государства и капитала. И механика этого обмена государственного покровительства на измеряемые материально небольшие «дружеские» услуги многим показалась слишком обременительной частью контракта с таким государством. На это граждане не подписывались — благосостояние «верхних» людей своими налогами и неналоговыми платежами они оплачивать отказываются. Та же логика в истории с системой «Платон», внедрение которой вызвало протесты дальнобойщиков.

И вот тут выясняется, что социальный контракт пора переформулировать и доводить до версии 3.0. Но переписать его без пункта о необходимости общественного контроля за высшими иерархическими эшелонами не получится. А такой контроль по логике отменяет «норму» о невмешательстве граждан в дела государства.\

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС, mediaspy.ru/no_korrupcia 

Telegram
WhatsApp
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.