Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Реплики

Расставание с империей

22.05.2017 | Киселев Евгений, журналист, Киев | №16-17 (445) 21.05.17

16 мая Украина ввела запрет на пользование российскими соцсетями, поисковиками, почтовыми серверами, антивирусами и прочим софтом. А на следующий день в Страсбурге был подписан законодательный акт Евросоюза о безвизовом режиме для украинских граждан, который начнет действовать уже с 11 июня. Оба факта в Киеве трактуют как «расставание с империей»

Два этих события, казалось бы, не связанных друг с другом, на самом деле имеют общую причину — они стали следствием аннексии Крыма и гибридной войны, которую Россия развязала против Украины в 2014 году. Если бы не это, Европа не изменила бы так круто свое отношение к Москве, и украинцы, возможно, еще долго ждали бы «безвиза», как сокращенно называют здесь безвизовый режим. До событий трехлетней давности многие европейские дипломаты в Киеве в доверительных беседах рассказывали мне, что, несмотря на все обещания, у Евросоюза есть серьезная причина медлить с предоставлением «безвиза» Украине: мол, есть мнение, что сначала нужно предоставить такой режим России, иначе в Москве очень обидятся, и отношения между РФ и Европой испортятся. После весны и лета 2014 года терять ЕС было уже нечего.

Вот и у украинской власти теперь развязаны руки в отношении «Одноклассников», «ВКонтакте», Mail.ru, «Яндекса» и т.д. Запретить ими пользоваться — непопулярное решение, которое вызвало массу критики. На Украине число пользователей «ВКонтакте» и «Одноклассников» превышает число приверженцев Facebook — он лишь на третьем месте, на «Яндекс» завязаны многие сервисы, предприятия малого и среднего бизнеса, интернет-магазины и прочее. С осуждением запрета выступили многие солидные международные правозащитные организации.

Тем не менее многие — и в самой стране, и за ее пределами — оправдывают это решение соображениями национальной безопасности в условиях той самой гибридной войны. В числе сторонников запрета люди, которых трудно упрекнуть в антидемократических взглядах.

Вот, например, известный российский оппозиционер профессор Андрей Зубов, ссылаясь на неназванного авторитетного эксперта в области компьютерных дел, написал на своей странице в Facebook, что украинцы запретили российские сайты и компьютерные программы отнюдь не из «врожденной вредности и досужего желания насолить России», а потому что все эти сайты и программы «полностью под контролем и руководством ФСБ. Они нацелены на сбор и дальнейшее использование досье на каждого человека и на каждую компанию. Кроме того, эти программы несут хакерские функции и без дополнительного внешнего хакерского внедрения в случае необходимости могут быть использованы для атак не только на вас, но и для рассылок от вашего имени различных материалов и запросов на информацию. Каждая из этих программ потенциально может быть использована для вывода из строя вашей техники и потери или подмены важных данных, атаки на ваши финансы и кражи с использованием паролей и юридических документов, вплоть до определения ваших встреч и планов для возможной физической атаки».

Соображения безопасности были не главными для киевских властей. Основной мотив связан с постепенно начинающейся подготовкой к президентским и парламентским выборам 2019 года

Украинские критики запрета считают, что оправдание этой меры соображениями безопасности — лишь ширма, а на деле власть пытается сбить волну оппозиционных настроений в обществе и остановить заметное падение популярности президента Петра Порошенко. Это мнение транслируют некоторые популярные блогеры, которые за последние годы обзавелись обширными — из десятков тысяч пользователей — сообществами друзей и подписчиков. Чтобы перетащить свою аудиторию в Facebook, жалуются они, понадобятся месяцы, если не годы. Им возражают: политически активные пользователи давно живут в Facebook, у «Одноклассников» и «ВКонтакте» совсем другая, преимущественно аполитичная аудитория.

Думается, однако, что соображения безопасности были не главными для киевских властей (хотя, конечно, странно, когда на визитке политика или общественного деятеля страны, которая обвиняет Россию в агрессии, указан адрес электронной почты с окончанием на mail.ru). Основной мотив скорее связан с постепенно начинающейся подготовкой к президентским и парламентским выборам 2019 года. Постоянно приходится слышать, что политологи, консультирующие президента Порошенко и его партию, носятся с идеей реанимировать и консолидировать их «ядерный электорат», настроенный не радикально, но все же националистически и радикально — антироссийски. Поэтому украинцев может ждать еще не одно запретительное решение, окрашенное в соответствующие цвета.

Говорю об этом без всякого осуждения: язык не поворачивается осуждать подобные запреты, когда Россия четвертый год фактически ведет войну против Украины. Кроме того, политика — это в том числе борьба за власть. И осуждать политика за то, что он использует в этой борьбе разного рода хитроумные политтехнологические ходы и приемы, — все равно, что ругать волка за то, что он ест ягнят.

Хотя, если плохо просчитать последствия таких ходов, они могут принести больше вреда, чем пользы. В случае с запретом российских соцсетей и других интернет-ресурсов, как мне кажется, не просчитаны масштабы протестных настроений граждан Украины, которые уже столкнулись с массой неудобств и даже реальных проблем. И это легко может свести на нет эйфорию от получения «безвиза», вылившуюся на прошлой неделе в огромные очереди за получением биометрических паспортов. Нельзя не согласиться и с теми украинцами, которые говорят: уходя из российских соцсетей, мы лишаем себя инструментов встречного влияния на российское общество.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.