Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Процесс

Преступление без наказания

06.06.2017 | Борис Юнанов | №19–20 (446) 05.06.17

Убийство Бориса Немцова по-прежнему не раскрыто, организаторы и заказчики преступления все еще на свободе, а следствие так и не решилось допросить тех, кого следовало бы допросить в первую очередь. Об этом заявили 6 июня в ходе прений на суде по делу об убийстве оппозиционного политика представители потерпевшей стороны

Фото: Василий Петров

6 июня в зале заседаний Московского окружного военного суда по делу об убийстве Бориса Немцова все было буднично, а, учитывая видимо навсегда установившуюся московскую погоду, — некоторым образом, серо. Председательствующий судья Юрий Житников глядел в зал со строгим и одновременно безучастным видом. 16 присяжных появились в зале из боковой комнаты только после того, как пристав три раза постучал им «На выход». Ремонтные работы где-то по соседству с судом то и дело заглушали голос выступавших. Подсудимые Заур Дадаев (это он выпустил в Немцова шесть пуль) и Хамзат Бахаев — остальные трое: братья Шадид и Анзор Губашевы, а также Темирлан Эскерханов — были удалены из зала из-за препирательств с судьей и теперь появятся здесь, только чтобы сказать последнее слово, — перед началом заседания невозмутимо изучали свежую прессу*.

Обвинение ставит точку

Алексей Львович, гособвинитель на второй день прений, которому судья дал первое слово, по сути, логически развил и подвел окончательную линию, как убеждена сторона обвинения, под тем, что сказала 1 июня, после начала прений, его коллега, главный государственный обвинитель Мария Семененко: все исполнители — установлены, виновны и должны понести заслуженное наказание; установлен и организатор — до сих пор находящийся в розыске Руслан Мухудинов, водитель экс-заместителя командира чеченского батальона «Север» майора Руслана Геремеева.

Гособвинитель, по сути, ничего не сказал о мотивах, которые двигали исполнителями, вновь, как и на первом заседании с Марией Семененко, озвучил лишь сумму вознаграждения за совершенное преступление — 15 млн руб. Вопрос, чем же так насолил Немцов лично «организатору» Мухудинову, что тот оказался готов выложить такую сумму, и каким образом он вообще, при его-то водительском жаловании, мог ее собрать, повис в воздухе — на что и обратил внимание присяжных в своем выступлении представитель защиты адвокат Заурбек Садаханов.

Фото: Мария Олендская

Алексей Львович в своем выступлении скрупулезно перечислил наиболее очевидные — и уже давно известные, с точки зрения обвинения, — доказательства виновности подсудимых: момент их появления в Москве, момент и обстоятельства приобретения автомобиля ЗАЗ Chance, на котором «члены ОПГ» вначале следили за Немцовым, а потом использовали его в день убийства, подобрав при выключенных фарах с Большого Москворецкого моста только что отстрелявшегося Заура Дадаева и попытавшись скрыться: выбрали самый неприметный автомобиль с подмосковными номерами, покупку в автосалоне оформили на подставное лицо. (Впоследствии на 19 «объектах» автомобиля ЗАЗ Chance будут найдены биологические следы преступников). Также на подставных лиц были приобретены sim-карты для мобильных телефонов. Отследить перемещения Немцова, подчеркнул гособвинитель, для преступников не представляло особой сложности: вся жизнь оппозиционного политика широко освещалась в СМИ. С другой стороны, публичность Немцова, его активные перемещения по Москве и вне ее практически не давали шансов совершить преступление и тут же незаметно скрыться. Львович дезавуировал прежние утверждения Дадаева и братьев Губашевых о том, что они, дескать, толком не знали, кто такой Немцов. Очень даже знали — в компьютере в квартире на Веерной улице, где они проживали, была найдена закладка «Немцов Борис Ефимович». (А в мобильном телефоне Эскерханова, как позже напомнит на суде представитель потерпевшей стороны, был найден видеофайл с нецензурным высказыванием Бориса Немцова в адрес Путина). И кстати, в обоих квартирах на Веерной, использовавшихся преступниками, вопреки заявлениям подсудимых, что они-де никогда не пользовались интернетом и вообще едва представляют себе, что это такое, были установлены wi-fi роутеры, а Дадаев активно пользовался мессенджером WhatsApp. (В последние часы перед убийством мобильные номера преступников были отключены, при этом они активно общались между собой по закрытым мессенджерам).

Члены преступной группы молниеносно, один за другим, покинули Москву в направлении Грозного сразу после убийства Немцова, совершенного поздним вечером 27 февраля 2015 года, примерно в 23 часа 31 минуту на Большом Москворецком мосту, фактически у стен Кремля: 28 февраля улетели Шаванов и Анзор Губашев, 1 марта — Заур Дадаев и Руслан Геремеев. Всех их отвез в аэропорт «Внуково» Мухудинов, который и сам отбыл в Грозный 2-го.

«Исходя из всего этого, уверенно заявляем, что подсудимые виновны в совершении преступления», — озвучил главный вывод стороны обвинения Алексей Львович, повторив вслед за Марией Семененко, что все данные обвинения подтверждаются записями с видеокамер, экспертизами, анализом телефонных звонков и другими доказательствами, подчеркнул гособвинитель.

Члены преступной группы молниеносно, один за другим, покинули Москву в направлении Грозного сразу после убийства Немцова, совершенного поздним вечером 27 февраля 2015 года, примерно в 23 часа 31 минуту на Большом Москворецком мосту, фактически у стен Кремля: 28 февраля улетели Шаванов и Анзор Губашев, 1 марта — Заур Дадаев и Руслан Геремеев. Всех их отвез в аэропорт «Внуково» Мухудинов, который и сам отбыл в Грозный 2-го

Впрочем, как выяснилось дальше по ходу судебного заседания, данный результат совершенно не удовлетворил потерпевшую сторону (Жанну Немцову, дочь убитого оппозиционного политика), которую в суде представляют адвокаты Ольга Михайлова и Вадим Прохоров.

Сознательное фиаско

Организаторы преступления и сегодня, спустя два с лишним года, все еще на свободе, да и не все исполнители находятся на скамье подсудимых, отметила Михайлова.

Вадим Прохоров, которому судья предоставил слово после Михайловой, обратил внимание на то, что заказчиков и организаторов этого самого громкого в стране преступления не только нет на скамье подсудимых — они даже не задержаны и не установлены. И это при «повышенном и исчерпывающем финансировании российских правоохранительных органов и спецслужб, при том, что якобы данным делом занимаются лучшие следователи страны»: «И результат в этом отношении — ноль!»

В обвинительном акте организатором назван «Руслан Мухудинов и иные неустановленные лица». Где находится Мухудинов — официально не известно. И «совершенно очевидное фиаско» стороны обвинения, причем следствие, предположил Прохоров, потерпело это фиаско сознательно.

Прохоров усомнился в том, что молодой (даже моложе некоторых других членов группы), «без собственных средств и ресурсов» водитель Мухудинов — организатор убийства. То есть он как минимум не единственный организатор. Потому что такого рода преступления невозможно спланировать без участия людей, имеющих в чеченском обществе, в отличие от Мухудинова, какой-то вес и собственные интересы, каковые могут быть у его работодателя и покровителя Руслана Геремеева, который одну квартиру (Веерная улица, 46), где постоянно появлялись, встречались и жили подсудимые, купил за 19 млн руб. (откуда такие деньги у майора кадыровского спецназа — тоже вопрос) на имя своего племянника Артура Геремеева, а другую (Веерная, 3) снял за собственные средства осенью 2014 года. Все эти данные подтверждаются письменными доказательствами, показаниями свидетелей и в общем-то не отрицаются и самими подсудимыми.

Адвокат Прохоров привел на суде показания свидетеля Зарины Исоевой: «Старшим у пацанов был именно Руслан Геремеев. Он был бесспорным лидером, все его боялись».

Одим из излюбленных мест дислокации Руслана Геремеева в Москве, по словам Прохорова, был печально известный тусовками кадыровцев «Президент-отель», где он занимал номера, снятые на имя его родного дяди — сенатора (члена Совета Федерации) Сулеймана Геремеева, чьи электронные карточки также были изъяты на Веерной, 46.

Адвокат Прохоров привел на суде показания свидетеля Зарины Исоевой: «Старшим у пацанов был именно Руслан Геремеев. Он был бесспорным лидером, все его боялись»

При всем этом Руслан Геремеев проходит в деле лишь как свидетель.

А еще одним свидетелем проходит в деле полковник Алибек Делихманов, который на момент убийства Немцова был командиром у самого Руслана Геремеева. Делимханов, уже допрошенный в суде в качестве свидетеля, — слушатель Академии Генштаба ВС РФ. При этом он страдает странной формой амнезии, заметил в прениях адвокат Прохоров, так как не помнит вообще ничего из того, что происходило в его полку два года назад, и никак не смог в суде пояснить, каким образом могли оказаться в квартире на Веерной подписанные им командировочные удостоверения, да и подпись не смог опознать или опровергнуть.

Особая застенчивость

Задержания подозреваемых по делу об убийстве Немцова без проблем прошли в трех субъектах России: Дадаева и братьев Губашевых задержали в Ингушетии, Эскерханова — в Москве, Бахаева — в Подмосковье (Одинцовский район). Единственным подозреваемым, которого пытались задержать именно в Чечне, был Беслан Шаванов. Но он погиб при задержании, в котором участвовал тот самый полк под командованием Алибека Делимханова, в котором служили и Геремеев, и Дадаев.

Прохоров уверен, что Шаванова, «ключевого свидетеля», убили при задержании: «Просто не было задачи взять его живым».

Еще одна деталь: сам Шаванов, высокопрофессиональный боец и стрелок, служил не в полку Росгвардии имени Ахмата Кадырова (бывший батальон «Север»), а в полку полиции, в ФФГКУ УВО МВД по ЧР по охране объектов нефтегазового комплекса, а командовал тем полком еще один представитель влиятельного клана Делимхановых — Шарип.

Вспомнил адвокат Прохоров на суде Адама Делимханова, депутата Госдумы, старшего из братьев Делимхановых, с которыми у Руслана Геремеева родственные связи и который «никаких серьезных шагов в Москве на федеральном уровне не делает без согласования или прямого указания Рамзана Кадырова».

Следствие действовало до странности избирательно и порой — с «особой застенчивостью», заметил Прохоров. Например, губернатора Ярославской области Сергея Ястребова допросили незамедлительно, причем даже без ходатайства потерпевших. А допроса и проведения следственных действий в отношении Рамзана Кадырова и его ближайшего окружения не удалось добиться до сих пор. Как не решилось следствие и лишний раз побеспокоить и Руслана Геремеева: следователи, как показал в ходе суда следователь Александр Камашев, в попытке установления местонахождения Геремеева приехали в его родное село и постучали в дверь: «Ну, дверь никто не открыл — мы и уехали...»

Губернатора Ярославской области Сергея Ястребова допросили незамедлительно, причем даже без ходатайства потерпевших. А допроса и проведения следственных действий в отношении Рамзана Кадырова и его ближайшего окружения не удалось добиться до сих пор

Очевидный мотив

Мотивы организаторов и заказчиков убийства также не установлены следствием: почему убили именно Немцова? Какова причина, по которой они соизволили расстаться с немалой суммой денег. Единственным очевидным мотивом, считает Прохоров, было пресечение активной политической и общественной деятельности Немцова. На это указывали и свидетели. Однако следствие эти доводы проигнорировало.

Когда выступал Прохоров, судья Житников ни разу не вмешался. Единственный раз он это сделал, когда Прохоров начал было рассказывать историю о том, как имам Шамиль в XIX веке сдался в плен русским войскам. «Это не относится к делу», — перебил адвоката судья.

Потом Прохоров дорассказал притчу в разговоре с NT: «Когда Шамиль пошел сдаваться в плен, соплеменники пытались его окликнуть, но он так и не повернулся. Потом, кажется, князь Барятинский спросил Шамиля: «Почему?» — «Потому что в спину у нас не стреляют, а повернувшись, я бы сразу получил пулю в лоб».

Времена Шамиля давно прошли: Немцова, который еще в 1996 году собрал 1 млн подписей против войны в Чечне и передал их президенту Ельцину, убили шестью выстрелами в спину.

* По данным обвинения, в Немцова стрелял Дадаев, офицер Внутренних войск МВД, бывший сотрудник батальона «Север». Анзор Губашев и Беслан Шаванов (убит при задержании в марте 2015 года, уголовное дело в отношении его прекращено) вместе с ним следили за Немцовым и помогли скрыться сразу после убийства. Шадид Губашев, Эскеркханов и Бахаев, по данным обвинения, собирали информацию о Немцове, либо подвозили участников банды, но на месте убийства их не было.

Фото: Василий Петров


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.