Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Скандал

#Трамп

Экс-директор ФБР против президента США

09.06.2017 | Владимир Абаринов, Вашингтон | №19–20 (446) 05.06.17

Джеймс Коми под присягой подтвердил, что Дональд Трамп просил его замять расследование в отношении Майкла Флинна, а Россия вмешивалась в американские выборы

Джеймс Коми дает показания на слушаниях в сенатском комитете по разведке. Фото: скриншот с youtube.com

8 июня в США следовало бы объявить выходным днем. Все равно ни в одной конторе никто не работал — в 10 утра все прилипли к телевизорам, отменив назначенные на это время встречи, переговоры и совещания: экс-директор ФБР Джеймс Коми, уволенный президентом Трампом, давал показания на слушаниях в сенатском комитете по разведке.

Не только все телекомпании, но и газеты вели прямую трансляцию из здания Сената США, где проходили слушания, подключив к своим сайтам дополнительные серверы, чтобы справиться с наплывом пользователей. Вашингтонский Union Pub, расположенный в 300 м от сенатского здания, открылся в 9:30, на два часа раньше обычного. Помимо трансляции сенатского слушания, телеэкраны Union Pub показывали twitter-аккаунт президента США. Бар обещал угощать посетителей за счет заведения всякий раз, когда президент отреагирует на утверждения Коми. В том, что его беспокойная натура не позволит ему молчать, сомнений не было.

Ажиотаж вокруг показаний Коми можно сравнить лишь с тем жадным интересом, с каким в мае 1989 года советские граждане следили за прямой трансляцией заседаний Первого съезда народных депутатов.

Ажиотаж вокруг показаний Коми можно сравнить лишь с тем жадным интересом, с каким в мае 1989 года советские граждане следили за прямой трансляцией заседаний Первого съезда народных депутатов

Внимание вполне заслуженное: на сегодняшний день это самая серьезная угроза для Дональда Трампа. От того, насколько успешно Белому дому удастся ее отразить, зависят и наполеоновские планы президента, и его личная судьба.

Нарыв прорвался

Белый дом имел легальную возможность воспрепятствовать участию Коми в сенатских слушаниях. Для этого существует так называемая «привилегия исполнительной власти» — право сотрудников администрации не разглашать содержание своих бесед с президентом (а именно его собирался разгласить Коми). Это спорная правовая норма, Никсону она в свое время не помогла. Кроме того, ссылка на привилегию создала бы впечатление, что Дональду Трампу есть что скрывать. Поэтому советники убедили президента не блокировать показания Коми — пусть уж, дескать, нарыв прорвется, а там видно будет, что делать. По слухам, они умоляли шефа временно воздержаться от использования Twitter, дабы не навредить себе — ведь каждый твит теперь может стать уликой.

Сенатский комитет по делам разведки, перед которым должен был предстать Коми, пошел на необычный шаг: получив накануне слушания его письменные показания, комитет опубликовал их — вероятно, с согласия и разрешения самого свидетеля. Таким образом Коми получил возможность заранее узнать контраргументы и вопросы, которые ему придется услышать в Сенате. Однако публикация дала возможность подготовиться и аппарату президента. В тот же день его сотрудники стали рассылать лояльным СМИ тезисы, главным из которых был довод о том, что Коми не заслуживает доверия.

Прямую трансляцию со слушаний в сенатском комитете по разведке вели все крупнейшие телеканалы США. Фото: almaty.sites.unicnetwork.org

Уволил — и облегчил душу

Вступив в должность президента, Дональд Трамп отправил в отставку всех силовиков, работавших при прежней администрации, но сделал исключение для Коми. По закону, директор ФБР назначается на 10 лет. Тем самым гарантируется независимость ведомства: ФБР служит не президенту, а закону. Избранный президент Трамп заверил директора Коми, что тот останется на службе до истечения 10-летнего срока, то есть до сентября 2023 года. Однако 10 мая 2017-го он неожиданно уволил его.

Советники убедили президента не блокировать показания Коми — пусть уж, дескать, нарыв прорвется, а там видно будет, что делать. По слухам, они умоляли шефа временно воздержаться от использования Twitter, дабы не навредить себе — ведь каждый твит теперь может стать уликой

Формальным основанием стала служебная записка непосредственного начальника Коми — первого зама министра юстиции Рода Розенстайна, в которой сказано, что Джеймс Коми допустил серьезные ошибки и грубо нарушил субординацию при расследовании дела об обращении Хиллари Клинтон с электронной почтой, а именно — прекратил расследование вместо того, чтобы представить его результаты министру. Мало того: Коми объявил о своем решении публично.

«Дорогой директор Коми, — писал президент в своем послании Коми, извещая его о том, что он уволен. — Хотя я высоко ценю тот факт, что вы трижды, в трех отдельных случаях, информировали меня, что я не нахожусь под следствием, я тем не менее согласен с выводом Министерства юстиции о том, что вы не способны эффективно руководить Бюро».

Пресс-служба Белого дома стала твердить, что Коми утратил доверие подчиненных, которые буквально стонут под игом его самодурства. Но исполняющий обязанности директора ФБР Эндрю Маккейб заявил в своих показаниях Сенату, что Коми пользуется широкой поддержкой и уважением сотрудников ведомства, а Род Розенстайн сообщил законодателям, что написал свою записку по указанию Белого дома.

В разговоре с главой МИД РФ Сергеем Лавровым, которого он принял в Белом доме, Трамп сказал, что Коми «реально больной на всю голову»

Еще до этих заявлений президент назвал Коми «саморекламщиком» и «позером», развалившим ведомство, но при этом сам же связал его отставку с делом о вмешательстве России в американские выборы: «Как только я решил сделать это, я сказал себе: Трамп и Россия — выдуманная история». Позднее в разговоре с главой МИД РФ Сергеем Лавровым, которого он принял в Белом доме, Трамп сказал, что Коми «реально больной на всю голову». Русская тема, признался президент российскому министру, «сильно давила» на него, но теперь наступило облегчение.

«Честная лояльность»

Таким образом, президент трижды выдал себя, проговорился об истинных причинах отставки. А The New York Times спустя всего двое суток после увольнения Коми опубликовала подробности разговора Трампа с Коми один на один за обеденным столом в Белом доме 27 января. Об источнике информации было сказано, что директор ФБР записал беседу сразу после ее окончания и ознакомил с этой записью руководство Бюро с одним условием: ее содержание не будет разглашено, пока он остается на посту.

За обедом, гласила запись, президент спросил директора, готов ли он дать заверения в своей лояльности ему. Директор ответил, что «ненадежен» в политическом отношении, но президент может рассчитывать на его честность. «Обещайте мне честную лояльность», — сказал на это президент. «Вы ее получите», — пообещал директор. Что такое «честная лояльность», особенно учитывая склонность президента к неточному словоупотреблению? Впоследствии Коми скажет, что сомневался, что он и президент понимают это выражение одинаково, но счел за благо не уточнять, что именно имеется в виду.

 «Обещайте мне честную лояльность», — сказал президент. «Вы ее получите», — пообещал Коми 

14 февраля президент снова уединился с Коми, на этот раз в Овальном кабинете. Вечером предыдущего дня вынужден был уйти в отставку его советник по национальной безопасности Майкл Флинн — он исказил содержание своего телефонного разговора с российским послом Сергеем Кисляком, причем солгал не только публике и вице-президенту, но и агентам ФБР, у которых была запись разговора. Эта утечка появилась в NYT спустя пять дней после первой. «Он славный малый, — сказал президент о Флинне. — Надеюсь, вы найдете возможность оставить его в покое». «Согласен, парень хороший», — молвил Коми. Но уважить просьбу президента не обещал.

Именно этот эпизод и вменяется теперь президенту. Если расследование связей команды Трампа с Россией — дело исключительно сложное, долгое и совсем не обязательно криминальное, то препятствование правосудию — это уголовное преступление и прямая дорога к импичменту.

Если расследование связей команды Трампа с Россией — дело исключительно сложное, долгое и совсем не обязательно криминальное, то препятствование правосудию — это уголовное преступление и прямая дорога к импичменту

Белый дом яростно отрицал достоверность утечки. Президент в порыве гнева написал в своем Twitter, что статьи NYT — это опять «фальшивые новости» и что Джеймс Коми, видимо, надеялся, прежде чем слить их в прессу, что разговоры с ним не записаны скрытым диктофоном. И, конечно, только усугубил свое положение: теперь его можно обвинить в запугивании свидетеля.

Фото: twitter.com/realDonaldTramp

Ровно на следующий день после этой второй публикации Рон Розенстайн принял решение назначить специального прокурора для расследования всех обвинений и подозрений, связанных с Россией. Выбор пал на бывшего директора ФБР Роберта Мюллера. 

Под присягой

Никаких записей Белый дом пока не представил, а Коми в своих письменных показаниях Сенату слово в слово подтвердил аутентичность публикаций и добавил много новых деталей. Это уже сенсация. «Фальшивые новости» удостоверены присягой свидетеля. Тот факт, что он записал на лэптопе свои разговоры с президентом по дороге из Белого дома в штаб-квартиру ФБР и сразу же сообщил их содержание своим подчиненным, тоже в известной мере удостоверяет их истинность. Когда на слушании зашла речь об угрозе Трампа, бывший директор произнес: «Боже мой, я надеюсь, что эти записи (его разговоров с президентом.NT) существуют».

Отвечая на вопрос, почему он промолчал, а не ответил отказом на просьбу президента замять дело Майкла Флинна, Коми признался, что смалодушничал и был настолько поражен словами президента, что не нашелся, что сказать

В отличие от президента, который всегда нервничает, когда речь заходит о России, Джеймс Коми на слушаниях 8 июня держался перед камерами спокойно и уверенно. Отвечая на вопрос, почему он промолчал, а не ответил отказом на просьбу президента замять дело Майкла Флинна, Коми признался, что смалодушничал и был настолько поражен словами президента, что не нашелся, что сказать. Он также сообщил, что сам был инициатором второй утечки и что его целью было добиться назначения специального прокурора.

Кстати, любителям дармовой выпивки в Union Pub так и не удалось попировать бесплатно: Twitter президента молчал весь день. А вот адвокат президента Марк Казовиц, работающий с ним много лет, опубликовал заявление, в котором в общей форме отрицает свидетельство Коми и угрожает привлечь его к ответственности за разглашение сведений, составляющих привилегию исполнительной власти. 

Telegram
WhatsApp
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.