Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Страна

«Нам не нужны деньги Ротенберга!»

13.06.2017 | Шафран Ая, Екатеринбург | №21 (447) 12.06.17

Строительство металлургического завода в уральском городе Асбесте вызвало локальный конфликт между компанией и общественностью, которая заявляет: «Нам не нужны деньги Ротенберга!» Что заставляет местных активистов добиваться проведения референдума по вопросу строительства завода — рассказывает THE NEW TIMES

Инициативная группа по референдуму против сурьмы. Фото: Наталья Крылова/Facebook

В эти дни инициативная группа из нескольких жителей Асбеста, небольшого города в Свердловской области, готовит законопроект о референдуме, который должен помешать строительству металлургического завода. Вокруг планов «Национальной сурьмяной компании» разместить на Среднем Урале производство разгорелся настоящий скандал: митинги, сбор подписей, письма в администрацию президента… В этой ситуации, как и во многих других, народные волнения непросто отделить от политических игр, тем более когда конфликт разгорается незадолго до местных, губернаторских и президентских выборов.

Завод-скиталец

Впервые о строительстве металлургического завода по производству триоксида сурьмы в Свердловской области заговорили в 2013 году. «Национальная сурьмяная компания» планировала построить предприятие в Дегтярске. Жители этого небольшого города, расположенного примерно в 50 км от Екатеринбурга, активно противостояли попыткам «отравить экологию» местности.

Тогда Олег Митволь, занимавший пост председателя Центрального совета партии «Альянс Зеленых — Народная партия», от имени «заявителей» отправил в Генеральную прокуратуру запрос, в котором указывал на нарушения, допущенные НСК при подготовке к строительству завода. В своем ответе ведомство сообщило, что территории, принадлежащие компании, не подходят для размещения на них металлургического предприятия. «В связи с изложенным, Свердловским межрайонным природоохранным прокурором было объявлено предостережение должностному лицу ООО «Национальная сурьмяная компания» и главе городского округа Дегтярск о недопустимости нарушения градостроительного законодательства», — говорится в ответе на письмо «Зеленых», размещенном на сайте организации.

Некоторое время спустя планы НСК изменились, и завод решили строить уже в Асбесте. Как сообщила NT руководитель департамента общественных связей компании Любовь Казанцева, сменить площадку решили не из-за давления общественности и не по причине выявленных нарушений: «На самом деле решение было принято по чисто экономическим причинам, — говорит она. — Строительство завода на территории Асбеста оказалось более реалистично и выгодно, ведь ресурсы и инфраструктура на этой площадке идеально подходят под цели НСК».

Моно против стерео

Если завод в Дегтярске планировали возводить менее чем в пятистах метрах от городской черты, то в Асбесте от застройки решили отступить на 2800 м: предприятие расположится на площадке, которую ранее занимал завод металлоконструкций. Хотя назначение предприятия осталось то же, для него разработали новый, уникальный проект с уникальным же оборудованием. Тем не менее, жители города, по примеру обитателей Дегтярска, выступили против строительства с теми же доводами: они не хотят дальнейшего загрязнения муниципалитета, который, по данным Росстата за 2013 и 2016 годы, был на пятом месте в списке городов России с наиболее неблагоприятной экологической ситуацией.

Правительство Свердловской области, тем временем, включило Асбест в заявку на создание территории опережающего развития (ТОР), в апреле муниципалитет начал готовить для этого документы. В настоящий момент Асбест является моногородом и практически полностью зависит от градообразующего предприятия «Ураласбест». Создание ТОР, по оценкам свердловских властей, позволит привлечь в город основной капитал предприятий в объеме 2,2 млрд руб. и создать 1162 рабочих места.

Не последнюю роль в обещанном подъеме экономики города должна сыграть и «Национальная сурьмяная компания». Как сообщает пресс-служба регионального правительства, НСК планирует вложить в свой проект 732 млн руб. и создать 140 рабочих мест. Директор компании Александр Савин сообщил, что спустя год работы завод принесет городскому бюджету 17 млн руб. И это при льготном режиме, установленном для резидентов ТОР.

Маленький, но гордый город

«Мы, малый город уральской глубинки, несмотря на кризис и безработицу, говорим, что не нуждаемся в этих инвестициях за счет нашего здоровья», — говорит депутат городской думы Асбеста и один из лидеров протеста Наталья Крылова. В беседе с корреспондентом NT представитель оппозиции заявила, что не верит в чистоту помыслов руководства НСК, как и в чистоту и безопасность завода.

«Нас очень беспокоит ядовитое производство сурьмы, хотя она будет побочным продуктом, а основным производством будет цианидное выщелачивание золота — о нем открыто говорил министр экологии Свердловской области, — говорит Крылова. — Получение золота — это экологически вредное производство, при котором образуется газ цианид. Сейчас компания скрывает от нас проект и обещает предоставить документы только после прохождения Госэкспертизы. Но даже если заключение будет положительным, у нас нет гарантий, что все технологии будут соблюдены. Мы все равно будем против!»

Как рассказал NT координатор партии «зеленых» Асбеста Леонид Ремезов, 22 марта состоялась встреча, на которой присутствовали 200 человек — жители города, работники комбината «Ураласбест» (в промышленной зоне этого предприятия предполагается строительство завода), представители Роспотребнадзора, Общественной палаты, НИИ «Уралгипромез» и НСК. «На большинство вопросов асбестовцы в этот день так и не получили ответов, — говорит г-н Ремезов. — Я встречался с директором НСК и сказал ему, что встреча людей не устроила. Мы запросили у руководства НСК документы о предполагаемом воздействии на окружающую среду и с тех пор уже два месяца не можем получить ни проектов, ни ответов. Я не вижу причин, почему этого до сих пор не сделано».

«Сейчас компания скрывает от нас проект и обещает предоставить документы только после прохождения Госэкспертизы. Но даже если заключение будет положительным, у нас нет гарантий, что все технологии будут соблюдены. Мы все равно будем против!»

О возможном вреде для экологии города NT спросил Галину Пахальчак, вице-президента Уральской Ассоциации экологически ответственных предприятий, ранее занимавшую должность замглавы свердловского министерства природных ресурсов и экологии. В свое время она выступала против строительства завода по производству триоксида сурьмы в Дегтярске. Теперь эколог не видит ничего страшного в том, чтобы разместить предприятие в Асбесте. Поясняя свою позицию, Пахальчик отметила, что возражала против строительства в Дегтярске лишь потому, что речь шла о размещении производства в непосредственной близости от застройки и фермерского хозяйства.

«Интересы местных жителей не учитывались, санитарная зона была меньше 500 м, — объясняет эксперт. — Вместе с тем сам проект вопросов не вызывает. Аналогичное предприятие успешно действует за границей, это известное производство, где соблюдены все технологии, и опасности оно не представляет. 2800 м до застройки — это достаточное расстояние для такого завода. Если все технологии производства соблюдаются, никакого вреда экологии не будет. Конечно, если предельно допустимые нормы концентрации вредных веществ в выбросах будут превышены, неизбежно негативное воздействие на воду, почву и здоровье местных жителей. Сурьма — токсичное вещество. Загрязненный воздух может с ветром донестись до жилой застройки и вызвать у людей заболевания органов дыхания и других систем организма».

Идет война. Народная?

Не склонные доверять НСК активисты в попытках противостоять планам компании зарегистрировали инициативную группу: она будет лоббировать проведение в Асбесте референдума, посвященного больному вопросу. По словам Натальи Крыловой, инициировать народное голосование могли глава города и дума, однако они отказались помогать протестующим. Теперь депутату и единомышленникам предстоит за 2,5 месяца добыть 3,5 тыс. подписей. Несмотря на то, что в 2016 году тем же людям удалось собрать 13 тыс. подписей под посланием президенту РФ, текущая задача кажется им гораздо более сложной: подписи для референдума собирают на специальных бланках избиркома, где указываются также паспортные данные.

В конфликте, который разгорается в свердловском Асбесте, некоторые эксперты видят политический подтекст. Так, уральский политтехнолог Платон Маматов считает, что народный протест действительно имеет место быть, однако ничто не мешает отдельным политическим силам использовать этот порыв в своих целях. «Впереди губернаторские выборы, потом президентские, потом муниципальные. На экологической повестке можно очень мощно заработать себе очков под них, — замечает Маматов. — Опять же вспомним Красноярск. Там на борьбе против завода кое-кто очень лихо заскочил в депутаты горсовета и в депутаты краевого заксобрания. Эти люди рассчитывают набрать политических очков на борьбе за экологию, а потом их во что-то конвертировать. Например, в депутатские мандаты. Или в должности во властных структурах».

Говоря о тех, кто сейчас стоит во главе протеста, можно отметить заметный «оппозиционный» уклон активистов. Так, Наталья Крылова является членом партии «Зеленых», ее коллега по депутатскому корпусу Евгений Шабанов представляет партию «Справедливая Россия», их позицию поддерживает несколько членов КПРФ. Группу «Асбест Референдум» во «ВКонтакте» (в сообществе состоит всего семь человек) администрирует Алексей Захаров, на аватаре которого призыв — «Голосуйте за ПАРНАС!»

В своей риторике противники завода часто апеллируют к неприязни, которую жители Асбеста испытывают к олигарху Ротенбергу (сын миллиардера Аркадия Ротенберга Игорь контролирует 50% уставного капитала «Национальной сурьмяной компании»)

В своей риторике противники завода часто апеллируют к неприязни, которую жители Асбеста испытывают к олигарху Ротенбергу (сын миллиардера Аркадия Ротенберга Игорь контролирует 50% уставного капитала «Национальной сурьмяной компании»), а также подчеркивают свою оппозиционность действующей власти. «Как пилить деньги Ротенберга, так сразу и губернатор, и министерство промышленности, и министерство инвестиций поддерживают этот проект, — говорит Наталья Крылова. — Председатель заксобрания Бабушкина освобождает своего помощника для работы в департаменте общественных связей НСК. Министр экологии говорит, что производство не будет загрязнять почву. А между прочим, за прошлый год он заработал 6 млн руб., тогда как в Асбесте многие получают по 10 тыс. руб. в месяц и меньше».

Рассуждая о том, почему в асбестовском конфликте наибольшую активность проявляют представители оппозиционных партий, политолог Платон Маматов отмечает, что ситуация может измениться: «Если тема с заводом мощно пойдет, на эту волну начнут заскакивать и более системные политики, вплоть до единороссов. В том же Красноярске, в конце концов, мэр-единоросс выступил против завода, хотя раньше он подписал инвесторам все бумаги».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.