Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Политика

Вопросы без ответов

15.06.2017 | Иван Давыдов | №21 (447) 12.06.17

О чем не стал говорить Владимир Путин в ходе «Прямой линии»

В рамках очередного сеанса общения президента с народом Владимир Путин успел ответить примерно на семьдесят вопросов от ведущих шоу — Татьяны Ремезовой («Россия 1») и Дмитрия Борисова (Первый канал), гостей в студии, участников прямых включений из регионов и тех, кто дозвонился в кол-центр. Всего же счет вопросов к концу эфира пошел на миллионы.

В частности, были затронуты темы:

— экономического роста (рецессия уже преодолена, хотя реальные доходы граждан падают)

— западных санкций (Россия всегда жила под санкциями, это неприятно, но переносимо);

— работы региональных властей (похоже, несколько губернаторов покинут свои посты еще до президентских выборов);

— овощеводства (овощеводство процветает);

— дальневосточного гектара (иногда рука тянется к «столыпинскому галстуку», но в целом и там все неплохо).

Фото: скриншот с Facebook.com

Поговорили также:

— про внуков (внуков двое, один родился недавно, и дети, и внуки живут в Москве);

— про безвизовый режим Украины с Европой, Петра Порошенко и приписываемое Лермонтову стихотворение «Прощай, немытая Россия» (тут случилась десятиминутная лекция по литературе, в частности, выяснилось, что над стихотворением Лермонтов, убитый в 1841 году, продолжал работать и в 1842-м);

— про противостояние режиссера Алексея Учителя и депутата Натальи Поклонской вокруг фильма «Матильда» (вопрос задавал актер Сергей Безруков, Путин «вмешиваться в спор» отказался, но в целом Учителя защитил);

— про США (американский поклонник Путина по фамилии Боулинг интересовался, как убедить сограждан, что Россия — не враг; Путин сообщил, что в США у нас много друзей);

— про отставку главы ФБР (Путин его действия осудил, обозвал правозащитником, но пообещал, если что, предоставить убежище в РФ);

— про Сирию (там мы опробовали в боевых условиях новые вооружения, будем и дальше помогать братскому народу);

— про преемника (его, конечно, выберет народ, хотя Путин и выскажет свои предпочтения, когда придет время);

— про реновацию, про футбол, про оппозицию (все как всегда — есть конструктивная оппозиция, и с ней президент готов беседовать, а есть те, кто пиарится на трудностях и чьих фамилий нельзя произносить вслух) и так далее.

Единственным заметным отличием от «прямых линий» прошлых лет стало, пожалуй, обилие вопросов от людей, столкнувшихся с реальными проблемами и просто живущих в нечеловеческих условиях.

Фото: скриншот с Facebook.com

Но помимо этого режиссеры шоу почему-то решили не модерировать ленту эс-эм-эс, присылаемых на «Прямую линию». За спиной у президента на огромном экране мелькали вопросы, несколько нарушающие благостный настрой ведущих и главного оратора. Поначалу некоторые из них даже выводили крупно в специальной рамке, потом спохватились и убрали. Вот лишь несколько наиболее заметных.

— Путин, ты правда считаешь, что народ верит в этот цирк с подставными вопросами?

— Ваши слова «своих не сдаем» относятся к казнокрадам и коррупционерам?

— Три срока президентства — достаточно!

— Когда вы перестанете нарушать положение Конституции о максимальном президентстве в два срока?

— Может, вы устали, и вам надо отдохнуть?

— Вся Россия считает, что вы засиделись на «троне».

— Правду говорят, что Навальный теперь про вас фильм снимает?

— Рогозин своего сына трудоустроил, может, и моего трудоустроит?

— Бессменный наш! Вам не дают покоя лавры Леонида Ильича?

— До свидания, Владимир Владимирович!

На два первых президент, впрочем, ответил под занавес шоу в ходе блиц-опроса, устроенного ведущими. Сказал, что вопросы не подставные, а коррупционеров он «своими» не считает. Поговаривают, где-то в этот момент заплакал от обиды Дмитрий Медведев.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.