Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Тренд

Никто не хотел выдвигать

10.07.2017 | Андрей Колесников

Путин, скорее всего, пойдет на выборы самовыдвиженцем. А почему бы и нет? Он — царь горы, президент всех россиян, «Единая Россия» и даже ОНФ политически ему не слишком нужны. Путин равен России, Россия равна Путину. Строго говоря, ему даже не нужны кремлевские политологи и астрологи, бормотологи и обналитики. Достаточно лишь исполнять обязанности президента — и бренд «Путин» продвинет себя сам.

Возьмем произвольно топ-3 новостей «Яндекса» за любой день: Путин опробовал новый лимузин; Путин высоко оценил надежность ракеты X-101; Путин освободил от должностей 8 генералов. Какой-то человек-госприемка. Все, что о Путине, — новости в топе. Все новости не о Путине — топлес.

Ему не нужна кампания в классическом смысле слова. Строго говоря, не нужна и программа — ее все равно мало кто заметит, а заметят — не поверят в то, что она заготовлена для реализации: действующий президент уже прошел три кампании и ни разу не делал того, что обещал, даже майские указы оказались, как сказал бы Трамп, фейк-ньюз. Ожиданий у избирателей нет, они привыкли к безальтернативности и консолидируются вокруг одной простой мысли — лишь бы не было хуже, чем сейчас.

Действующий президент уже прошел три кампании и ни разу не делал того, что обещал, даже майские указы оказались, как сказал бы Трамп, фейк-ньюз

Выборы-2018 — в чистом виде образец обрядовой религиозности: пойти на всякий случай причаститься на избирательный участок и совершить ритуал добропорядочного гражданина. Общее место: это не выборы, а референдум о доверии Путину. Но это еще и праздник: день выборов — четырехлетняя годовщина инкорпорации Крыма. Выборы приравнены к референдуму, референдум — к празднику. Сезонный цикл: Новый год, 8 Марта, выборы Путина, День Победы…

Ну, какие, в самом деле, могут быть ожидания и выборы — мы на вершине холма, мы совершенны и достигли пика госкапитализма и его высшей стадии — развитого плутократического популизма, сокращенно — плуто-популизма. Остается только в прикремленных «исследовательских» институтах затеять на государственный грант в несколько десятков миллионов рублей серию семинаров и дискуссий с выездом на Валдай, Селигер и Байкал о том, как правильно говорить: развитОЙ плуто-популизм или развитЫЙ. Как при советской власти гадали — развитОЙ или развитЫЙ у нас социализм? И соответственно, как правильно писать: недоразвитЫЙ или недоразитОЙ социализм? Кое-что действительно сближает поздний госкапитализм с позднебрежневской эпохой. Например, вместо раскачивания лодки имеет место раскачивание вагона, стоящего на месте, прямиком из анекдота про Брежнева.

Каждый охранник в этой системе мечтает стать членом совета директоров, а каждый член совета директоров боится стать охраняемой единицей системы Федеральной службы исполнения наказаний

Плуто-популизм в его российском изводе в точности реализовал формулу детской писательницы Астрид Линдгрен, которая, когда ей начислили налогов больше 100%, стала яростно бороться со шведскими социалистами: «Политика — это искусство удерживать людей от участия в делах, которые их касаются». Все версии социального контракта всех сроков нынешнего российского президента предполагали невовлечение россиян в дела, которые их касаются, в обмен на что-нибудь: комиссию от нефтяной ренты, чувство великой державы, Крым. Вы покупаете у нас страхи и замок от осажденной крепости, мы эти деньги пилим и тратим на силовые структуры, спецслужбы, бомбометания, виллы и яхты. Контракт для одной из сторон не слишком выгодный. Практически кабальная сделка. Но многим нравится: а вдруг хуже станет, враг ведь у ворот, «пятая колонна» внутри форта «Россия», Лавров, Шойгу, Бортников, Золотов и другие товарищи нас защитят.

Он не нуждается в том, чтобы его кто-то выдвигал. Но, может быть, в скором времени не найдется никого, кто бы захотел выдвинуть его самого

Как собирается режим плуто-популизма после 2018 года задавать корм миллионам выращенных им самим представителей класса иждивенцев, привыкших к подачкам из бюджета и состоянию в лучшем случае офисного планктона, передвигающего туда-сюда бумажки и заполняющего день-деньской отчетные формы, — решительно не понятно. Режиму нужно было электоральное и пушечное мясо — и он его получил. Каждый охранник в этой системе мечтает стать членом совета директоров, а каждый член совета директоров боится стать охраняемой единицей системы Федеральной службы исполнения наказаний. Так и живут… Но этот человеческий материал, такой комфортный и удобный в управлении, не может проявлять инициативу, начинать свое дело, создавать и заполнять «высокотехнологичные» рабочие места. От него ведь требовали совершенно другого: голосовать за одну, максимум — три партии (которые являются имитационными крыльями той самой одной и «единой») и за одну фамилию одного кандидата в президенты. До такой степени одного, что ему теперь не нужны ни кампания, ни программа, ни конкуренты, ни партия, ни движение поддержки, ни... народ. Только армия, флот, ФСБ, ФСО, Росгвардия, суды, МИД, протокольная и иные аппаратные службы, управление делами и немного лояльных либералов для балансировки бюджета и удержания курса рубля.

Впрочем, в самовыдвижении Путина можно увидеть и прообраз другого размена. Он не нуждается в том, чтобы его кто-то выдвигал. Но, может быть, в скором времени не найдется никого, кто бы захотел выдвинуть его самого.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.