Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Скандал

#Хроника событий

Свидание на 25-м этаже

19.07.2017 | Владимир Абаринов — специально для The New Times, Вашингтон | №21 (447) 12.06.17

Как старший сын Дональда Трампа и два его ближайших советника собирали компромат на Хиллари Клинтон и к каким результатам это привело

Фото: Google

Дональд Трамп и его окружение не менее 20 раз публично отрицали факт контактов его избирательного штаба с российскими официальными лицами. Когда такие контакты обнаруживались, люди Трампа отмахивались — мол, подумаешь, это какие-то самозванцы, личности третьестепенные. Когда выяснялось, что личности все-таки первостепенные, вроде российского посла в Вашингтоне Сергея Кисляка, — тоже, дескать, ерунда, просто поздравили дипломата с Рождеством. И вот, наконец, оказалось, что старший сын и два ближайших советника кандидата от республиканцев встречались с российскими преставителями именно с целью разжиться компроматом на главного оппонента — Хиллари Клинтон. И опять нам говорят, что ничего особенного не произошло. А если послушать Дональда-старшего, так его сын — «личность высшей категории», а те, кто его в чем-то там обвиняют, учинили «величайшую в истории охоту на ведьм».

Впрочем, лучше разобрать этот новый скандальный эпизод по порядку, вписав его в контекст президентской кампании-2016.

Своевременный подарок

26 мая 2016 года Дональд Трамп досрочно вышел на финишную прямую: он обеспечил себе номинацию Республиканской партии и завершал сезон праймериз в гордом одиночестве — все его конкуренты-республиканцы сошли с дистанции. Единственным его соперником оставалась Хиллари Клинтон. Между тем его рейтинг оставлял желать лучшего. Хиллари, начинавшая кампанию с двузначного преимущества перед Трампом, все еще опережала его на 4–8 процентных пунктов. Трампу нужно было во что бы то ни стало найти сильную контригру.

3 июня старший сын Трампа, Дональд Трамп-младший, получил неожиданный подарок. Его знакомый Роб Голдстоун, в прошлом «желтый» репортер, а ныне антрепренер, подвизающийся на организации различных шоу в Москве, Санкт-Петербурге и Баку, прислал ему электронное письмо следующего содержания:

«Мне только что позвонил Эмин и попросил связаться с тобой на очень интересный предмет.

Сегодня утром государственный прокурор России встретился с его отцом Арасом и на этой встрече предложил предоставить штабу Трампа некоторые официальные документы и информацию, которые обличают Хиллари и ее делишки с Россией и могут быть очень полезны твоему отцу.

Очевидно, это информация исключительно конфиденциальная, но это часть усилий России и ее правительства в пользу мистера Трампа...

Как, по-твоему, лучше всего распорядиться этой информацией, и сможешь ли ты позвонить на эту тему самому Эмину?

Я могу также послать это сообщение твоему отцу через Рону, но вопрос настолько деликатный, что я решил сначала написать тебе».

Арас и Эмин — это отец и сын Агаларовы, российский миллиардер и поп-певец. С Трампами и Голдстоуном они познакомились в Москве в 2013 году на конкурсе «Мисс Вселенная», совладельцем которого тогда был Трамп, а Агаларовы стали его партнерами и организаторами с российской стороны. Арас Агаларов обещал тогда Трампу познакомить его с Владимиром Путиным, и Трамп уже предвкушал это знакомство в своем Twitter, но познакомиться удалось лишь с председателем правления Сбербанка Германом Грефом.

Президент и владелец группы компаний Crocus Group Арас Агаларов с сыном Эмином. Фото: aze.az

Упомянутая же в письме Рона — это почти наверняка Рона Графф, многолетний личный помощник Трампа. Она не работает сейчас в Белом доме, но по-прежнему способна организовать свидание с президентом тому, кто не хочет афишировать такую встречу. Некоторые российские СМИ ошибочно перевели содержащееся в письме выражение Crown prosecutor как «генеральный прокурор». На самом деле Голдстоун, будучи британцем, выражается по-британски. Это просто любой прокурор, который всегда представляет государство.

На это послание Трамп-младший ответил знаменитой теперь фразой: «Если все так, как ты говоришь, мне это нравится, особенно к концу лета».

Конец лета — это пауза между национальными партийными съездами и телебатами финалистов гонки. Период, когда кандидаты мечтают обзавестись убийственным компроматом на соперника.

Старший сын Трампа, Дональд Трамп-младший. Фото: govermentpolit.ru

«Мне только что позвонил Эмин и попросил связаться с тобой на очень интересный предмет. Сегодня утром государственный прокурор России встретился с его отцом Арасом и на этой встрече предложил предоставить штабу Трампа некоторые официальные документы и информацию, которые обличают Хиллари и ее делишки с Россией и могут быть очень полезны твоему отцу...»

Дама из России

Дон-младший очень хотел воспользоваться подвернувшейся возможностью. Но в тот момент он находился где-то в отъезде и не хотел говорить с людьми из России наспех.

6 июня 2016 года он вернулся и в четвертом часу пополудни (время нью-йоркское) пожелал немедленно связаться с Эмином. Голдстоун ответил, что Эмин в данный момент на эстраде, но через 20 минут освободится. (Оценим спешность и оперативность!) Как явствует из дальнейшей переписки, Эмин Агаларов подтвердил информацию и предложил Трампу-младшему встретиться с «адвокатом российского правительства» (выражение Голдстоуна), которая как раз находится в Нью-Йорке (впрочем, пол адвоката по английской фразе установить нельзя).

7 июня Дональд Трамп-старший выступил в собственном «Национальном гольф-клубе Трампа» в графстве Вестчестер, штат Нью-Йорк. Вот что он сообщил своим сторонникам:

«Я собираюсь сказать большую речь. Может, в понедельник на будущей неделе. Мы обсудим все эти делишки, которыми занимались Клинтоны. Думаю, для вас это будет очень познавательно и очень-очень интересно».

Понедельник — это 13 июня.

Трамп-сын до такой степени жаждал встречи с обладателем компромата, что трижды менял свой график, чтобы подстроиться под расписание той самой дамы из России, «адвоката российского правительства». Она же в назначенный день и час то была занята в нью-йоркском суде, то еще не прилетела в Нью-Йорк из Москвы, и наконец — она в Нью-Йорке, но не успевает прибыть. В конце концов, встреча состоялась 9 июня 2016 года на 25-м этаже нью-йоркской Трамп-башни.

С российской стороны, как уже сказано, в ней участвовали четыре человека. Подмосковного адвоката Наталью Весельницкую, к которой приковано основное внимание прессы, сопровождали переводчик Анатолий Самочорнов, Ринат Ахметшин, которого называют бывшим офицером ГРУ, а ныне вашингтонским лоббистом (он, скорее всего, и был главным лицом в этой делегации), и еще один американец российского происхождения Ираклий Кавеладзе, вице-президент группы компаний Crocus Group, которой владеет Арас Агаларов. Со стороны Трампа на встрече присутствовали руководитель его штаба Пол Манафорт, его зять и ближайший советник Джаред Кушнер.

По невнимательности журналисты поначалу не заметили фразу Голдстоуна: «Я пришлю тебе для секьюрити имена двух людей, которые приедут на встречу». При этом Голдстоун сообщал, что сам он на ней присутствовать не будет. Сегодня мы знаем, что россиян на встрече было четверо — целая делегация.

Трамп-сын до такой степени жаждал встречи с обладателем компромата, что трижды менял свой график, чтобы подстроиться под расписание дамы из России, «адвоката российского правительства»

Когда The New York Times сообщила о факте встречи, Трамп-младший не стал его отрицать и сделал заявление для печати. Первоначальная версия была краткой:

«Мы обсуждали в основном программу усыновления российских детей, которая несколько лет назад действовала и пользовалась популярностью среди американских семей, но с тех пор была прекращена российским правительством, но эта тема не играла роли в кампании, и никакого продолжения не последовало».

Возможно, советники объяснили Трампу, что такое бездушие к сиротам звучит некрасиво, и на следующий день он исправился:

«Я перебил ее и уточнил, что мой отец — не выборный политик, а частное лицо и что со своими комментариями и озабоченностями ей следует обратиться к нему тогда, когда он займет официальный пост».

В этом втором тексте есть важное уточнение: в связи с проблемой усыновления гостья «упомянула Закон Магнитского». Что касается компромата, которого от нее ждали, то «ее утверждения были расплывчатыми, неопределенными и бестолковыми... Вскоре стало ясно, что у нее нет значимой информации» и что посулы Голдстоуна на эту тему были лишь предлогом для аудиенции.

Адвокат Наталья Весельницкая. Фото: ru.aravot.am

Переломный момент

Угроза Трампа так и не материализовалась. 13 июня он не произнес речь с обвинениями против Клинтонов. Его рейтинг за первые две недели июня рухнул с 43 до 38 процентных пункта. В его штабе царили раздрай и соперничество. Реальной казалась в тот момент и перспектива «бунта» на национальном съезде республиканцев: противники Трампа искали процедурную возможность аннулировать итоги праймериз и организовать голосование делегатов «с чистого листа».

Но 14 июня Национальный комитет демократов объявил о взломе своих серверов, а 15 июня таинственный и, по-видимому, никогда не существовавший хакер-одиночка Guccifer 2.0 выложил в своем блоге первую порцию похищенных документов. А затем к публикации подключился сайт WikiLeaks.

Кандидат Трамп в каждой речи цитировал эти тексты, кричал, что «я люблю тебя, WikiLeaks!», а однажды обратился к России с риторическим призывом (пошутил, как он, временно опомнившись, говорил впоследствии): «Россия, если ты меня слышишь, найди 30 тысяч потерявшихся имейлов (Хиллари Клинтон.В. А.)!»

Дело пошло на лад. Уже к концу июня Трамп впервые догнал Хиллари в опросах, а в некоторых даже обогнал со счетом 43:39. Те же четыре пункта, но теперь в его пользу!

В команде Хиллари царило настроение, близкое к панике. От тефлонового соперника все атаки отскакивали, как от стенки. Буквально накануне съезда демократов из-за публикаций WikiLeaks была вынуждена уйти в отставку председатель Национального комитета Демпартии Дебби Вассерман-Шульц. Кампания Хиллари так и не вернулась в свою колею — ей и ее помощникам приходилось отмахиваться, как от назойливых мух, от разоблачений. В публикациях WikiLeaks были признаки злоупотреблений служебным положением и неприглядная изнанка избирательных технологий. Но Трамп превращал мух в слонов и обещал упечь Хиллари за решетку, когда станет президентом.

Казус с Prevezon

Мы по-прежнему не знаем, о чем российские визитеры Трамп-башни говорили с советниками Трампа. Но теперь нам известно, что Весельницкая и Ахметшин действительно лоббируют отмену Закона Магнитского в обмен на отмену или смягчение «закона Димы Яковлева». Первые сообщения на эту тему появились год назад и уже тогда сопровождались обеими фамилиями. Весельницкая говорит, что действовала в интересах своего клиента Дениса Кацыва, чьи активы в США были заморожены по подозрению в отмывании преступных доходов. По версии истца Уильяма Браудера, сооснователя и гендиректора инвестиционного фонда Hermitage Capital Management, эти доходы были получены при помощи налоговой махинации, которую вскрыл юрист Сергей Магнитский, за что и поплатился жизнью.

Кампания Хиллари так и не вернулась в свою колею — ей и ее помощникам приходилось отмахиваться, как от назойливых мух, от разоблачений. В публикациях WikiLeaks были признаки злоупотреблений служебным положением и неприглядная изнанка избирательных технологий. Но Трамп превращал мух в слонов и обещал упечь Хиллари за решетку, когда станет президентом

Весельницкая утверждает также, что с Агаларовыми она не знакома — ни с отцом, ни с сыном. Кто ей предложил встретиться с Трампом-младшим — не говорит. А Агаларов-старший твердит, что «это все выдумки какие-то».

Вообще в этом сюжете все что-то не договаривают. А потому у нас есть все основания усомниться в заверениях, что сделка не состоялась.

Прежде всего потому, что после вступления Дональда Трампа в должность президента, дело в отношении группы компаний Дениса Кацыва Prevezon Holdings было закрыто. 12 мая Министерство юстиции США объявило о досудебной сделке с Prevezon: холдинг согласился заплатить штраф в $5,9 млн, но при этом в соглашении сторон сказано, что ответчик ни в коей мере не признает себя виновным, а Минюст с этим соглашается и претензий к холдингу больше не имеет.

Незадолго до того, как было заключено соглашение, федеральный окружной прокурор по Южному округу штата Нью-Йорк Прит Бхарара, который вел дело Prevezon, отказался писать прошение об отставке и был уволен решением президента. Вряд ли только из-за дела Кацыва — Бхарара вообще славился своей независимостью и неуступчивостью. Но Москва имела на него особенный зуб — его имя значится в российском санкционном списке, составленном в ответ на «список Магнитского».

После вступления Дональда Трампа в должность президента дело в отношении группы компаний Дениса Кацыва Prevezon Holdings было закрыто, а федеральный окружной прокурор по Южному округу штата Нью-Йорк Прит Бхарара, который вел это дело, был уволен решением президента

Отказ правительства США от претензий к Prevezon Holdings может иметь далеко идущие последствия: коль скоро прокуроры не смогли доказать причастность Дениса Кацыва к отмыванию средств, так, может, и никакой преступной схемы, вскрытой Сергеем Магнитским, не было? Именно на этом строят свою аргументацию Весельницкая и Ахметшин, апеллируя в то же время к гуманности американцев, лишившихся возможности усыновлять российских детей. В списке же Магнитского есть фигуранты и познатнее Кацыва — например, председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин...

Что дальше

Как будет развиваться скандал дальше — однозначного ответа пока нет. По мнению отца и сына Трампов, а также их адвокатов, коль скоро русские пришельцы, по их словам, не оправдали ожиданий, то, мол, и говорить не о чем. Но в том-то и дело, что даже если и «не оправдали», с точки зрения американского закона, это не имеет никакого значения. Когда ФБР проводит sting operation, в ходе которой агенты выдают себя за террористов — покупателей американского оружия или подсовывают взятку должностному лицу, — события преступления тоже нет, но попавшиеся в ловушку люди все-таки идут под суд: ведь они верили, что террористы и взяткодатели настоящие. В российском законе об оперативно-розыскной деятельности такие действия называются «оперативным экспериментом».

Трамп хотел получить компромат на Хиллари Клинтон, и он его в итоге получил. Просто чтобы не возникало вопросов, откуда он его взял, к операции подключили мифического Гуччифера и WikiLeaks, а хакеры сделали так, чтобы сотрудники Национального комитета Демпартии обнаружили взлом.

По мнению отца и сына Трампов, а также их адвокатов, коль скоро русские пришельцы, по их словам, не оправдали ожиданий, то, мол, и говорить не о чем. Но в том-то и дело, что даже если и «не оправдали», с точки зрения американского закона, это не имеет никакого значения



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.