Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Великобритания: смена власти после смены вех

13.07.2016 | Ирина Демченко, Лондон | №23-24 (413) 03.07.16

Главой кабинета министров во второй раз в истории Соединенного Королевства становится женщина
TASS_16541440.jpg

Новый премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, 12 июля 2016 года, Лондон

13 июля стало последним днем премьера Дэвида Кэмерона на Даунинг-стрит, 10. Через 26 секунд после его визита в Букингемский дворец к королеве Елизавете II для завершения формальной процедуры передачи полномочий главы кабинета, как того требует традиция, на встречу с Ее Величеством прибыла экс-глава МВД Тереза Мэй, чтобы те же полномочия принять.11 июля 59-летняя Мэй, которая работает в правительстве уже 6 лет и считается одиним из самых опытных британских политиков, была избрана лидером правящей Консервативной партии Великобритании, что автоматически наделило ее привилегией возглавить кабинет министров. Она становится второй по счету женщиной-премьером в истории Великобритании после Маргарет Тэтчер, которая возглавляла кабинет с 1979-го по 1990 год. Новое правительство страны должно быть сформировано в течение ближайшей недели

Почему сейчас?

Поддержку кандидатуре Мэй, которая, к слову сказать, в период кампании по подготовке к референдуму 23 июня выступала за дальнейшее членство страны в ЕС, оказал не только сам Кэмерон, затеявший референдум, но и сошедший с гонки за премьерский пост экс-мэр Лондона Борис Джонсон, один из главных агитаторов за Brexit (сейчас он, правда, уже получил в новом кабинете портфель министра иностранных дел). 

После того, как Кэмерон, по сути, проигравший референдум, сразу же после него объявил о решении уйти в отставку, консерваторы стали готовиться к досрочным выборам: в запасе у них были летние месяцы, ведь официально было объявлено, что Кэмерон уйдет в начале осени и имя нового премьера  станет известно не позже 9 сентября. Но британская политическая рулетка после шокировавшего весь мир референдума даже не думала замедляться — напротив, она  закрутилась с двойной скоростью. 

Первый тур досрочного голосования по выборам нового премьера депутаты-консерваторы провели 5 июля, голоса среди трех главных кандидатов распределились так: Тереза Мэй — 165 из 329, ее главный конкурент, замминистра энергетики евроскептик Андреа Лидсом — 66, третий кандидат, министр юстиции Майкл Гоув, тоже евроскептик, — 48. Экс-министр обороны Великобритании Лиам Фокс получил 16 голосов и выбыл из гонки. Его участь разделил и еще один кандидат — министр труда Стивен Крэбб, отказавшийся от дальнейшего участия в выборах.

 Все решилось во время второго тура голосования среди депутатов-консерваторов 7 июля: Тереза Мэй — 199 голосов, Лидсом — 84, Гоув — 46. Шансы Гоува тем самым обнулились, а Лидсом после голосования неожиданно объявила о решении выбыть из гонки: «Эта ноша слишком для меня тяжела». Сама ли она пришла к такому решению, поняв что Мэй ей все равно не догнать, или ей деликатно подсказали соратники — пока неясно. Скорее всего, впрочем, Лидсом, как заметил в разговоре с NT на условиях анонимности один депутат-консерватор, «поняла, что ее рейтинг обрушен ее собственными усилиями» — намек на неосторожное газетное интервью Лидсом, в котором она заявила, что как кандидат в премьеры она лучше, потому что у нее есть дети, а у Терезы Мэй нет. Эта неосторожная ремарка вызвала бурю негодования — и в прессе, и среди политиков, и в обществе. Лидсом пришлось извиняться. Но слово — не воробей... 

Проведение третьего тура голосования планировавшегося на середину июля, потеряло смысл: кандидатура Мэй стала безальтернативной. Консерваторы решили не затягивать период неопределенности, в котором оказалась страна после референдума, тем более что соседи по ту сторону Ла Манша ждут от нее внятных и решительных шагов во исполнение воли британского народа

Так или иначе, проведение третьего тура голосования планировавшегося на середину июля, потеряло смысл: кандидатура Мэй стала безальтернативной. Консерваторы решили не затягивать период неопределенности, в котором оказалась страна после референдума, тем более что соседи по ту сторону Ла Манша ждут от нее внятных и решительных шагов во исполнение воли британского народа: «Решение, как я считаю, было принято (23 июня), теперь, как только у Великобритании появится новый премьер, должен быть сделан следующий шаг — заявка на выход из ЕС, в соответствии со статьей 50 Договора о Европейском союзе (Лиссабонского договора. —NT)», — заявила 10 июля канцлер ФРГ Ангела Меркель.  

Итак, новый премьер у Британии уже есть. В том, что заявка, о которой говорила Меркель, будет-таки подана, можно не сомневаться. Тереза Мэй уже несколько раз давала понять, что британское правительство должно уважать результаты референдума и полностью выполнить весь регламент по выходу из Евросоюза.

Британия, подчеркнула Мэй, «не станет предпринимать попыток ни остаться в Евросоюзе, ни вступить в него через заднее крыльцо». Она категорически отвергла и возможность проведения второго референдума по этому же поводу.

 

«Чрезвычайно жесткая женщина»

Выпускница Оксфордского университета Тереза Мэй, в руки которой внезапно упали ключи от Даунинг-Стрит, 10 — самый долгослужащий глава МВД в истории Великобритании: этот пост она бессменно занимала с 2010 года, а в парламент избирается с 1997-го. 

Замуж Мэй вышла в 23 года, но детей у нее, как уже было сказано, нет, о чем Мэй сожалеет. Мэй не любит говорить о своей личной жизни, но 11 июля, когда стало известно, что именно ей предстоит возглавить кабинет министров, она вышла к зданию парламента со своим мужем Филипом Мэй, менеджером пенсионного фонда. Известно, что они встретились во время учебы у Оксфордском университете, где Тереза изучала географию. Кстати, газета The Guardian писала некоторое время назад, что знакомством пара обязана Беназир Бхутто, которая позже стала премьер-министром Пакистана. Известно, что Тереза Мэй любит готовить и коллекционирует книги по кулинарии. До прихода в парламент в 1997-м она работала консультантом в Банке Англии. 

«Для меня большая слава и честь быть избранной премьер-министром, — заявила Тереза Мэй журналистам 11 июля. — Вместе мы построим лучшую Британию». 

Многие сопартийцы Мэй, перечисляя ее положительные стороны, подчеркивают, что она — сильный переговорщик, а Кен Кларк, экс-министр финансов, назвал ее однажды «чрезвычайно жесткой женщиной». Для Мэй это сейчас, скорее, комплимент — ведь очень скоро ей предстоят непростые переговоры с Брюсселем: как именно, в каком алгоритме произойдет расставание Британии с ЕС, а главное — какие условия дальнейшего взаимодействия с Брюсселем, прежде всего в торгово-экономической сфере, сумеет отстоять для себя Лондон, во многом сейчас зависит от Мэй. 

Выступая перед зданием парламента 11 июля, Мэй сказала: «Brexit — это Brexit, и мы должны сделать эту историю успешной». Успешной — разумеется, для ее страны. 

В другом выступлении, чуть раньше, Мэй так обозначила задачи на ближайшее будущее: «Нам следует в кратчайшие сроки восстановить политическую стабильность и экономическую определенность; объединить партию и страну; провести переговоры о разумном и последовательном выходе из состава Евросоюза. Более того, мы должны превратить Британию в страну, которая работает на благо не только привилегированных классов, но и каждого своего гражданина». 

В любом случае Мэй не должна забывать о том, что почти 49% британцев проголосовали 23 июня за то, чтобы остаться в ЕС (против — почти 52%). «Я уверен, что ее (Мэй) спокойный, практичный стиль ведения дел поможет восстановить в стране единство после референдума, — уверенно заявил глава Форин офиса Филип Хэммонд. — Она найдет способ преодолеть раскол в обществе». 

Другие политики подчеркивают , что Тереза Мэй обладает политическим чутьем: еще когда консерваторы находились в оппозиции, она выступала за модернизацию, «новый облик» партии. Именно она заявила на одном из партийных съездов, что партию многие считают «злобной» — из-за того, что она плохо относится к меньшинствам. Кроме того, Мэй выступала за легализацию однополых браков. Сейчас она не входит ни в одну парламентскую группу и гордится этим. 

Впрочем, хотя Мэй и считается сильным министром, некоторые эксперты отмечают, что за 6 лет на посту главы МВД она «могла, но так и не сумела» сократить иммиграцию в Великобританию как из стран Евросоюза, так и извне: в прошлом году из-за пределов ЕС в Британию переехало, по официальной статистике, 184 тыс. человек и примерно столько же из стран — членов ЕС. Между тем, бесконтрольная массовая иммиграция в Соединенное Королевство была одной из главных причин, по которой большинство его граждан проголосовало за выход из ЕС. 

«Нам следует в кратчайшие сроки восстановить политическую стабильность и экономическую определенность; объединить партию и страну; провести переговоры о разумном и последовательном выходе из состава Евросоюза. Более того, мы должны превратить Британию в страну, которая работает на благо не только привилегированных классов, но и каждого своего гражданина»

 

Мэй и Москва

12 июля пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отреагировал на важные новости с берегов Темзы в том духе, что  Россия хотела бы «реанимировать» отношения с Великобританией. «Разумеется, Россия всегда была сторонницей поддержания и воссоздания добрых отношений с Великобританией, — сказал Песков. — Мы имеем очень давние традиции наших отношений и считаем, что сейчас они достаточно незаслуженно и нелогично находятся в таком состоянии оцепенения. Мы считаем, что реанимирование этих отношений и придание динамики их развитию отвечало бы интересам и Москвы, и Лондона».

Придерживается ли той же оценки сама госпожа Мэй — большой вопрос. Особенно, если вспомнить один из главных раздражителей в российско-британских отношениях в последние 10 лет — «дело Литвиненко». С одной стороны именно благодаря активной позиции Терезы Мэй стало возможным полное и всестороннее расследование смерти экс-подполковника ФСБ в Лондоне в ноябре 2006 года, проведенное судьей Робертом Оуэном. Именно Мэй, будучи главой МВД, после выхода в свет доклада Оуэна в январе 2016 года, выступая в Палате общин первой сообщила о том, что Интерпол выпустил ордера на арест Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна, которых судья Оуэн назвал вероятными убийцами Александра Литвиненко, а их активы будут заморожены. 
Выводы следствия, по словам Мэй, добавляют ясность в «дело Литвиненко». А комментируя высказанные Оуэном подозрения, что к убийству Литвиненко, вероятнее всего, причастны высшие должностные лица России, включая президента Путина, она заметила, что «если брать во внимание поведение России в целом, то ничего удивительного не произошло».

С другой стороны, во время самого расследования «дела Литвиненко» Мэй избегала резких заявлений в адрес России. И как заметил в разговоре c NT один британский депутат-консерватор, «ей явно не хотелось, чтобы дело Литвиненко стало слишком уж резонансным, — в разговорах с членами парламента она постоянно отмахивалась». Другой собеседник журнала, близкий к руководству Консервативной партии, заметил, что не только МВД, которое возглавляла Мэй, но и и остальные спецслужбы «на самом деле пытались минимизировать резонанс от «дела Литвиненко» — это, по словам источника, делалось не только из опасений навредить отношениям с Москвой, но и потому что вдова отравленного полонием Александра Ливтвиненко — Марина Литвиненко — выдвигала обвинения в халатности в адрес британской полиции — мол, не уберегли «важного британского агента»


На пороге раскола

Если правящая Консервативная партия переживает бурю, то главная оппозиционная партия — Лейбористская — настоящую трагедию. От лидера лейбористов Джереми Корбина, всего 9 месяцев назад выигравшего внутрипартийные выборы со значительным перевесом, отвернулось 80% избранных членов Палаты общин от его партии. Корбин, придерживающийся крайне левых взглядов и нередко называемый «социалистом», отказался уйти со своего поста. Аналитики заговорили о том, что партия лейбористов стоит перед реальной угрозой раскола на две — крайне левую и умеренную. Член теневого кабинета Ангела Игл бросила Корбину вызов, выдвинув свою кандидатуру на пост лидера партии. 

Не менее сложные проблемы переживает и Партия независимости Соединенного Королевства (UKIP), главным лозунгом которой был выход из состава Евросоюза. Теперь UKIP заговорила о ребрендинге. Ее бессменный лидер Найджел Фарадж, чье имя в первую очередь связывалось с Brexit, ушел в отставку, считая главную цель достигнутой. Политические аналитики считают, что обновленная UKIP, без Фараджа, возможно, сумеет привлечь в свои ряды центристов из состава Лейбористской партии и стать главной оппозиционной силой в стране вместо лейбористов. 

На фоне этих событий британский фунт упал к доллару до самого низкого уровня за последние более чем тридцать лет. А вот основной фондовый индекс FTSE 100, наоборот, вырос: привлеченные низким курсом британской национальной валюты иностранные инвесторы, составляющие около 80% владельцев акций 100 крупнейших по капитализации британских компаний, снова активно принялись скупать акции. 


Мнение

Как скажется назначение Терезы Мэй на российско-британских отношениях — за ответом NT обратился к политологу, главному редактору журнала «Россия в глобальной политике» Федору Лукьянову:

— Назначение Терезы Мэй на отношениях Британии с Россией не скажется никак. Российско-британские отношения носят стабильный характер — они стабильно плохие. Так было все последние годы, за исключением самого раннего периода правления Путина, когда премьер-министром был Тони Блэр — тогда предпринималась некая попытка сближения. После этого все развивалось, скажем так, по нисходящей. В Лондоне менялись премьеры — Блэр, Браун, Кэмерон, но парадигма отношений с Москвой — нет. Так с какой стати она изменится при появлении еще одного премьера консерватора?

Кроме того, у Терезы Мэй будет довольно много дел, помимо России. Тут уже не до того, чтобы отвлекаться на второстепенные вещи. Максимум внимания и усилий она направит на выработку нового позиционирования Великобритании — и в Европе, и в Евроатлантике. Для нее в оптимальный вариант в отношениях с Россией — ничего не менять.

Так что не будет и ухудшения отношений. Опять же, потому что, во-первых, они и так достаточно плохие, а, во-вторых, этот вопрос сейчас элементарно не в списке приоритетов Мэй. У нее и так достаточно забот, чтобы создавать себе еще и дополнительные сложности.

Фото: Steve Parsons



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.