Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Прослушивать будут всех

16.07.2007 | Морарь Наталья | № 23 от 16 июля 2007 года

«Твои слова да Богу в уши».
Бог не Бог, но сотрудники оперативно-розыскных служб в ближайшее время смогут услышать каждого. Список мер по «совершенствованию государственного управления в области противодействия экстремизму» пополнился революционными изменениями.


Поправки в федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», в кратчайшие сроки принятые депутатами Государственной думы и спустя всего день утвержденные Советом Федерации, теперь снимают любые ограничения на прослушивание граждан. Согласно прежней формулировке закона по решению суда можно было прослушивать лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, а также всех, кто может располагать данными, необходимыми для раскрытия этих преступлений. После вступления в силу новых поправок основанием для прослушивания может стать подозрение в совершении преступления средней тяжести или простая информация о наличии связей с подозреваемым в правонарушении, за которое предусмотрено наказание от двух до семи лет лишения свободы. «Теперь можно будет слушать вообще всех», — заявил в интервью The New Times депутат Государственной думы полковник ФСБ в запасе Геннадий Гудков.

С заднего хода
— задним числом —

Согласно федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» правом на прослушивание граждан обладают органы внутренних дел, органы ФСБ и ФСО, таможенные органы, Служба внешней разведки, Федеральная служба исполнения наказаний, органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также — с некоторыми ограничениями — ГРУ. «Для того чтобы поставить человека на прослушку, сотрудник соответствующего оперативного подразделения составляет рапорт, указывает в нем основания для прослушивания, заверяет рапорт у своего руководителя и с этими материалами идет к судье, — продолжает депутат Гудков. — Судья может запросить дополнительные материалы на свое усмотрение, но это случается достаточно редко. Далее он единолично решает, давать разрешение или нет». Депутат отметил, что допускаются случаи, когда разрешение на прослушивание оформляется задним числом.

— Против кого слушаем? —

Сомнений в том, что скорость принятия поправок связана с приближающимися парламентскими и президентскими выборами, у опрошенных The New Times экспертов нет. Так, депутат Государственной думы от фракции КПРФ генерал-майор КГБ в отставке Алексей Кондауров считает, что «основной целью борьбы с экстремизмом, ставшей столь популярной в последнее время, является уничтожение всякой оппозиции». Возможность использования новых поправок для борьбы с политическими оппонентами не исключает и Геннадий Гудков: «Конечно, просто за участие в «Марше несогласных» прослушивать будет нельзя — для суда это не может являться основанием. Но никто и не будет озвучивать таких мотивов: напишут в рапорте, что такие-то лица подозреваются в подготовке и организации уличных беспорядков или в участии в организации экстремистского характера. Вот и все». «Гарри Каспарова, к слову, наверняка будут прослушивать по подозрению в сговоре с лесником в Можайском лесу по обвинению в контрабанде бревен», — резюмирует Гудков.

«Говорите четче,
— идет запись!» —

Существующие технические средства позволяют прослушивать человека практически везде. По словам Сергея, сотрудника одного из московских частных охранных предприятий, ранее служившего в ФАПСИ, «микроскопические скрытые видеокамеры и подслушивающие устройства (так называемые жучки. — The New Times), спрятанные в цветочных горшках, книгах, телефонных и электрических розетках, ручках, пуговицах, в потолке и дверных проемах, — детский лепет по сравнению с современными техническими возможностями». «Зачем мучиться и устанавливать прослушку в вашем доме или офисе, если информацию обо всем, что происходит в помещении, можно считывать с любого стационарного телефона, — отмечает Сергей. — Мобильные телефоны позволяют прослушивать вас в режиме нон-стоп даже в выключенном состоянии. Никакая смена SIM-карт вам также не поможет, так как прежняя SIM-карта считывает специальный номер мобильного телефона, так называемый MIN/ESN аппарата, и поэтому при сохранении старого телефона на вычисление вашего нового номера уйдет несколько секунд. Лучше сразу выбрасывайте и новый, и старый мобильные телефоны».

Согласно федеральному закону «О связи» каждая АТС и каждый провайдер телефонной связи обязаны предоставлять специальное оборудование для органов, имеющих право на оперативно-розыскную деятельность. «Ни одна телефонная станция не может сегодня начать свою работу без того, чтобы не выделить специальные выходы, так называемые вилки, для представителей оперативных служб, — говорит депутат Гудков. — Сотовые компании при этом не располагают информацией о том, каких абонентов слушают и в каком объеме». Каждый оператор мобильной связи в России и за рубежом имеет специализированные центры перехвата информации. В России они действуют в рамках так называемой системы оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ). Все мобильные переговоры регистрируются вне зависимости от того, какая SIM-карта используется, и сохраняются в единой базе данных. По европейским требованиям такая информация должна храниться несколько лет, однако в России эти нормы размыты.

Получать информацию можно и не заходя в интересующий офис: оборудование, специально установленное на расстоянии в среднем 200 — 300 метров от помещения, позволяет считывать разговор с вибрирующих окон. В этих же целях могут использоваться микрофоны направленного действия, позволяющие слушать человека на расстоянии 100 —200 метров. По словам сотрудника ЧОП Сергея, при необходимости человека можно слушать таким образом даже в том случае, если он находится в очень шумном месте, к примеру на рынке. «Современные программы позволяют вычленить конкретный голос практически при любом шумовом фоне. Если же голос конкретного человека занесен в базу данных оперативных служб, его могут прослушивать по любым средствам связи, — продолжает экс-сотрудник ФАПСИ. — Специальные программы устанавливают личность человека по тембру голоса». Информацию можно получать и с любого компьютера, включенного в сеть. «Фиксация излучающих компьютером сигналов позволяет снимать с него абсолютно все. При наличии в компьютере микрофона могут записываться и все разговоры вблизи, — отмечает эксперт. — Единственная возможность хоть как-то обезопасить свой компьютер — полностью исключить его доступ к каким-либо сетям, как локальным, так и интернету. Система Wi-Fi вообще позволяет считывать информацию практически без каких-либо спецсредств».

— Как защититься? —

Все опрошенные The New Times эксперты сходятся в одном: при нынешнем уровне развития технологий защититься от прослушивания государственными службами нереально. «Это возможно только в одном случае: при наличии собственной специальной службы безопасности, самых дорогих технических средств и режимном характере всех ваших помещений, когда незнакомые люди не имеют к ним доступа», — считает Геннадий Гудков.

Тем не менее на рынке немало частных фирм, которые предоставляют услуги по проверке помещений на наличие жучков и видеокамер. Средняя цена на такие услуги в Москве варьируется от 200 до 300 долларов за один квадратный метр. В наиболее сложных случаях цена доходит до полутора тысяч долларов. Так, например, корреспондент The New Times обратился с просьбой проверить редакционный офис в частное охранное предприятие «Девятый вал», которым руководит ныне всемирно известный Андрей Луговой, обвиняющийся властями Великобритании в убийстве Александра Литвиненко. Сотрудник компании, представившийся Олегом, пообещал прислать группу специалистов, но отказался по телефону обсуждать стоимость услуг. При этом ни одна фирма не дает никаких гарантий, что жучки не будут установлены уже спустя 15 минут после «очистки» — сертификат о «чистоте помещения» выдается только на момент окончания проверки.

Конечно, существуют технические средства, позволяющие защититься от прослушки, но обычному гражданину они малодоступны. Абсолютно все подобные приборы на российском рынке сертифицируются ФСБ. Но на черном рынке они есть. Например, так называемый генератор «белого шума» при установке в помещении для переговоров не позволяет ни одному прослушивающему устройству записывать вашу речь, создавая различные помехи. Есть еще так называемые скремблеры — устройства, которые устанавливаются на телефоны двух собеседников, кодируя речь. Для защиты могут также использоваться специальные средства подавления радиосигналов — так называемые заглушки. Правда, они бесполезны, если жучок установлен в электрической розетке, и к тому же осложняют работу других радиоустройств. Достаточно легко приобрести на рынке антибаги (antibug — в пер. «антижучок». — The New Times) — специальные устройства, замаскированные под ручки, брелоки или зажигалки. Они позволяют установить находящийся в радиусе 10 —15 метров радиосигнал звукозаписывающего устройства. Стоимость антижучков варьируется от 3 до 10 тысяч рублей. Классическим способом защиты от прослушки всегда считалось включение одновременно душа и громкой музыки — пока, утверждают специалисты, это работает. Но — пока: на рынке уже появились устройства, преодолевающие помехи шипящего телевизора. «На сегодняшний день единственным, но не стопроцентным способом защиты от прослушивания является полный отказ от разговоров по телефону или в помещениях», — уверен бывший сотрудник ФАПСИ Сергей. С ним согласен адвокат Борис Кузнецов, на минувшей неделе покинувший Россию в связи с обвинениями в разглашении государственной тайны. «Я знаю способ себя обезопасить — не говорить по телефону. Когда это касается конфиденциальных вещей — никогда», — объяснил адвокат в интервью The New Times.

— Алло, вас плохо слышно! —

Список тех, кто по закону имеет право вас подслушивать, в ближайшее время может расшириться. 1 июля в московскую фирму «Формика», занимающуюся производством спецодежды, пришла копия нового договора с телефонной компанией МГТС. Среди прочих привычных пунктов телефонисты вставили и новый: фирма теперь обязана предоставлять полную информацию о своих сотрудниках, которые будут пользоваться телефоном. Все личные данные, включая фамилию, имя, отчество, дату рождения, адрес прописки и т.д., поступят в распоряжение телефонной компании. В случае непредоставления необходимой информации в десятидневный срок фирме согласно договору будут выставлены штрафные санкции. Специализирующийся в области систем учета населения юрист Давид Горелешвили в интервью The New Times высказал сомнения по поводу законности подобного рода пунктов в договоре. «Ни один закон не обязывает абонента «стучать» на тех, кто будет пользоваться конкретным телефонным аппаратом. Абонент вправе не подписывать договор. Другой вопрос: а есть ли у него выбор? МГТС является монополистом в сфере городской телефонной связи».

— Эмиграция от прослушек —

Уехавшего за границу адвоката Кузнецова смело можно считать первой жертвой усиления борьбы государства за право слушать всех и вся. Обвинения в разглашении государственной тайны были предъявлены ему после того, как он обратился в Конституционный суд с просьбой оценить законность действий следователей в отношении его подзащитного сенатора Левона Чахмахчяна. Следователи прослушивали телефонные переговоры сенатора без санкции суда. Обнаружив нарушение закона и предъявив тому доказательства высшему суду России, Кузнецов сам оказался в списке подозреваемых в разглашении гостайны. Вывод очевиден: тайно, в нарушение закона и Конституции, слушать можно. Сообщать о том — попасть под статью.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.