Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Политика

Российская прокуратура ответила англичанам ожидаемым «нет» на запрос об экстрадиции Андрея Лугового

16.07.2007 | Геворкян Наталия , Барабанов Илья | № 23 от 16 июля 2007 года

Российская прокуратура ответила англичанам ожидаемым «нет» на запрос об экстрадиции Андрея Лугового. Степень непонимания между Лондоном и Москвой достигла критического уровня.

Великобритания готова пойти на санкции и свертывание сотрудничества с Москвой по целому ряду направлений — от обмена информацией между разведками в сфере борьбы с терроризмом до образовательных и культурных программ. Приватно сотрудники Форин-офис намекают, что у России могут возникнуть проблемы в международных организациях, включая проблемы со вступлением в ВТО, у российских бизнесменов — сложности на Альбионе, и так вплоть до высылки дипломатов. И это при том, что пока самые страшные слова — «государственный ядерный терроризм» — еще не прозвучали. За последние дни премьер-министр Гордон Браун как минимум трижды комментировал вопрос об экстрадиции Лугового (стенограммы брифингов вывешены на официальном сайте британского правительства). Смысл комментариев: Лондон пойдет на самые жесткие меры, дабы добиться суда над предполагаемым убийцей. Великобритания настаивает, что суд над Луговым должен быть там, где было совершено преступление, то есть в Лондоне. Москва неожиданно быстро и довольно нервно отреагировала на заявления, прозвучавшие в том числе с Даунинг-стрит, 10: Конституция России не позволяет выдавать российских граждан. Тупик? Или все же не тупик?

— Наивные англичане —

Итак, на что все-таки рассчитывали англичане, отправляя запрос об экстрадиции в страну, которая по Конституции не выдает своих граждан?

The New Times подробно анализировал юридические документы этой межгосударственной правовой коллизии в № 18 от 11 июля 2007 года. Повторим лишь главное. Королевская прокурорская служба руководствовалась положением закона об экстрадиции в Великобританию, относящимся к странам, не входящим в Евросоюз. Относительно таких стран, как указано на официальном сайте Королевской прокуратуры, есть два основания для запроса на экстрадицию: 1) двусторонний договор о сотрудничестве в данной сфере между данными двумя странами и 2) многосторонняя международная конвенция, под которой подписались обе страны.

Двусторонние отношения между нашими странами оформлены 15 ноября 2006 года Меморандумом о взаимопонимании и сотрудничестве. Он подписан Королевской прокурорской службой и Генеральной прокуратурой РФ (см. справку на полях). Очевиден вопрос: почему российская прокуратура ставит подпись под документом, содержащим положение, противоречащее российской Конституции? Может быть, потому, что в 2002 году статья 61 Конституции уже нарушалась, когда по запросу туркменских властей был выдан гражданин России Мурад Гарабаев (см. № 18 от 11 июня)?

Многосторонний договор — это Европейская конвенция об экстрадиции 1957 года, которую Россия ратифицировала в 1999 году, а вступила она в силу на территории РФ 9 марта 2000 года.

Обвинение в адрес россиянина звучит так: «Доказательства, направленные Скотленд-Ярдом, достаточны для предъявления Андрею Луговому обвинения в убийстве Александра Литвиненко путем предумышленного отравления». Обоснование запроса на экстрадицию устами прокурора сэра Кена Макдональда: «23 ноября 2006 года господин Литвиненко умер в лондонской больнице в результате острого радиоактивного поражения. Как выяснилось, он проглотил смертельную дозу сильно радиоактивного материала полоний-210. Во время его тяжелой, смертельной болезни и последовавшей смерти Метрополитан Полис-офис в Лондоне проводил тщательное расследование того, как это могло произойти. Среди людей, заинтересовавших полицию в ходе этого разбирательств, — гражданин России по имени Андрей Луговой».

Далее в заявлении говорится, что в конце января 2007 года полиция Лондона передала в Королевскую прокурорскую службу документы с собранными доказательствами. Прокуроры специального антитеррористического подразделения Королевской прокуратуры изучили материалы и попросили полицию продолжить расследование. Когда все материалы были собраны, сэр Кен Макдональд пришел к выводу, что предоставленных полицией материалов достаточно для предъявления Андрею Луговому обвинения в убийстве путем умышленного отравления. Далее последовал запрос об экстрадиции.

— Запрос —

Что представляет собой этот запрос: лист бумаги с требованием или нечто большее? В Королевской прокурорской службе The New Times ответили так:

«По правилам, если мы запрашиваем об экстрадиции человека из другой страны в Великобританию, мы должны предоставить властям этой страны доказательства, на основании которых был сделан такой запрос».

То есть это не просто констатация: человек обвиняется в том-то?
Нет. И это не одна страничка…

А сколько? 30 — 40?
Это зависит от размера дела, от того, сколько в нем страниц. Это не просто письмо. Мы отправили такой запрос в Россию. И мы получили негативный ответ. Вне зависимости от этого мы еще раз подтверждаем свою позицию: место, где Андрей Луговой должен предстать перед судом, — это Лондон.

В связи с последней реакцией официального Лондона на отказ в выдаче Лугового эта история из чисто криминальной перерастает в политическую, как считает, например, российский министр иностранных дел.
Прокурорская служба не имеет отношения к политике, это независимая служба. По поводу политики — это на Даунинг-стрит, 10. Наше же решение неизменно: Лугового надо судить в Лондоне.

Но вы рискуете и дальше получать только негативные ответы от российской прокуратуры.
Каждая сторона определилась с позицией.

Почему вы отправили запрос, если знали, что Россия имеет право не выдавать своих граждан?
Все было сказано в нашем заявлении в мае, когда было принято решение относительно экстрадиции Лугового. Мы считаем, что речь идет об очень серьезном правонарушении. Там даже сказано о «невероятном преступлении», которое было совершено в нашей стране и за которое обвиняемый должен ответить в суде Лондона (см. справку на полях).

По данным собственного расследования The New Times, запрос об экстрадиции Лугового был довольно объемным, не менее 30 страниц. В нем содержатся данные экспертиз и показаний свидетелей, которые позволяют проследить цепочку действий подозреваемого от вылета из Москвы до отравления чая, так неосторожно выпитого Александром Литвиненко.

Англичане убеждены: Россия не может не выдать человека, совершившего в Англии такое серьезное преступление, которое повлекло смерть одного и радиационное заражение еще 30 граждан Королевства плюс возможную угрозу здоровью еще сотен людей. Даже сейчас, после отказа в экстрадиции Лугового, собеседники The New Times в Великобритании полагают, что еще не вечер, что Россия его все равно выдаст. На вопрос, а что будет, если не выдадут, юристы отвечают: «Подождите, рано об этом говорить». Адвокат Марины Литвиненко Луиза Кристиан отметила: «Очень важно заслушать Лугового в суде. Это же невозможно, чтобы человек, которого обвиняют в таком преступлении, не предстал перед судом. Очень важно, что он скажет. Нужно задать ему вопросы… Подождите! Я уверена, что Россия изменит свое решение. Может быть, в результате системного давления на нее…»

— «Системное давление» —

Прецедент с таким «системным давлением» известен. Это знаменитое «дело Локерби». И пока ситуация развивается примерно по той же схеме, что и тогда: за отказом в экстрадиции обвиняемых последовали международные санкции. Тогда давление было очень «системным».

21 декабря 1988 года на борту рейса 103 авиакомпании «Пан Ам», вылетевшего из Хитроу в США, взорвалась бомба. Погибли все, кто был в самолете, — 259 человек. Еще 11 человек погибли под обломками самолета на земле, в небольшом шотландском городке Локерби. Следствие пришло к выводу, что виноваты два гражданина Ливии — Абдельбасет Али Мохмед аль-Меграи и аль-Амин Калифа Фима.

Ливия тогда, как и Россия сейчас, отказалась выдавать своих граждан, сославшись на законодательство. В соответствии с УПК Ливии, она имеет право осудить своих граждан, если они находятся на территории страны, и не выдавать их другому государству, где они могут быть осуждены. Там же сказано, что Ливия имеет право осудить подданных страны, если они совершили преступление на территории иностранного государства, когда и если эти граждане вернутся в Ливию.

Заметим, что ливийские власти, подписавшие Монреальскую конвенцию о безопасности гражданских полетов, все-таки в соответствии с этой конвенцией нашли обоих подозреваемых на собственной территории, взяли их под арест и не отрицали, что они должны предстать перед ливийским криминальным судом. По крайней мере не отрицали. Россия же, напротив, возбудила дело о шпионаже, в котором все «шпионы» или мертвы, или за границей, а подозреваемый в убийстве Андрей Луговой дает пресс-конференции и телеинтервью и обвиняет других. Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело «по факту убийства А. Литвиненко и покушения на убийство Д. Ковтуна» 7 декабря 2006 года по двум статьям УК (см. справку на полях), однако никаких данных о ходе следствия с тех пор не сообщалось, и ведется ли расследование или оно закрыто — неизвестно. Стоит ли удивляться, что англичане не согласны с тем, чтобы Лугового судили в Москве, и требуют суда в Лондоне?

Но вернемся к истории с Локерби. В течение четырех лет после трагедии в Шотландии все попытки Великобритании и США получить ливийцев и судить их в шотландском суде оказались безрезультатными. Теперь внимание: 15 апреля 1992 года ООН ввела экономические, политические и технические санкции против Ливии, которые возобновлялись каждые шесть месяцев. В соответствии с санкциями были прекращены полеты в Ливию, заморожены ливийские счета за границей, разорваны дипломатические отношения и введена экономическая торговая блокада.

Еще через семь лет, в 1999-м, Ливия согласилась выдать обоих подозреваемых при условии, что суд состоится в нейтральной стране, хотя и по шотландским законам. Санкции были немедленно сняты.

Суд начался 3 мая 2000 года на бывшей военной базе в Нидерландах. 31 декабря 2001 года Абдельбасет Али Мохмед аль-Меграи, сотрудник ливийских спецслужб (sic!), был признан шотландским судом виновным и приговорен к пожизненному заключению, которое и отбывает в тюрьме в Глазго. Второго обвиняемого признали невиновным и отпустили в зале суда.

По поводу сомнений господина Лугового в справедливости британского правосудия стоит отметить, что буквально на днях единственному приговоренному по «делу Локерби» разрешили подать повторную апелляцию, поскольку специально созданная комиссия обнаружила новые факты, которые считает нужным исследовать.

Так или иначе, 11 лет мир настаивал на выдаче двух ливийцев, которых обвиняли в гибели сотен людей. С использованием «системного давления». Россия — не Ливия, а британские санкции, если они будут введены, вряд ли будут сопоставимы с экономической блокадой под маркой ООН. Но Великобритания — часть общеевропейского пространства и ближайший союзник США. Вряд ли друзья и союзники королевства будут делать вид, что ничего не происходит. Сложно представить себе, что между Москвой и Лондоном перестанут летать самолеты или счета российских компаний будут заморожены за рубежом. Но вполне можно заблокировать на годы вхождение России в ВТО. Стоит также напомнить, что американским нефтяным компаниям, например, запрещено вести бизнес с Ираном как с государством — спонсором террористов; до того такие же санкции действовали в отношении бизнеса с Ираком Саддама Хусейна.

Характер действий против России станет понятным лишь на этой неделе, когда парламент Великобритании по представлению Форин-офис будет решать вопрос о санкциях в отношении Москвы. Но уже очевидно, что Гордон Браун, которому эта история досталась в наследство от Тони Блэра, не собирается ее заминать, хотя в Лондоне, конечно, есть люди, заинтересованные в том, чтобы подвести черту под «делом Литвиненко» и все забыть.

— Дело о полонии-210 —

Пока слово «полоний» англичане упоминают лишь в контексте криминального преступления — убийства Литвиненко. Они все еще придерживаются криминальной версии происшедшего. Не говорят: «Убили полонием, значит, за этим стоит государство». Они не говорят, хотя знают сегодня про полоний-210 все: состав, происхождение, географию, перевозчика, способ использования в данном печальном случае. Знают даже, что Литвиненко выпил всего одну чашку отравленного, как они предполагают, Андреем Луговым, чая. Выпил бы две — умер бы через три дня, утверждают специалисты в Лондоне. Но Литвиненко прожил 22 дня, и всего лишь за два дня до его смерти врачи Университетского госпиталя Лондона предположили, что он мог быть отравлен радиоизотопами, взяли на анализ мочу: специальный анализ и показал наличие полония-210. Подтверждение пришло в день смерти Литвиненко. Если бы этот анализ не был сделан, то причина смерти бывшего российского подполковника ФСБ так и осталась бы, скорее всего, тайной. Следовательно, не было бы и такого уголовного дела и такого запроса на экстрадицию. Ровно на это и рассчитывали убийцы Александра Литвиненко (The New Times подробно рассказывал об этом в № 1 от 12 февраля 2007 года).

Нельзя исключить, утверждают собеседники в Лондоне, что англичане — в случае, если Москва будет продолжать говорить «нет», — переведут это дело из чисто уголовного в плоскость международного права. Количество полония-210, обнаруженного на территории Великобритании (в Лондоне — в 12 местах), а также в Гамбурге (Германия), настолько велико, что за убийством Литвиненко не могут стоять частные лица: такое количество радиоактивных изотопов невозможно купить на открытом рынке и купить так, чтобы покупки не заметили следящие за подобными сделками спецслужбы целого ряда стран. Следовательно, за убийством стоит государство. Происхождение полония-210, страну-изготовителя теоретически определить можно, еще проще — выяснить, откуда изотоп попал в Лондон. Ответ на второй вопрос у англичан, насколько известно, есть и указан в запросе об экстрадиции.

Если за этим убийством на территории Великобритании стоит другое государство, то как это убийство рассматривать: как акт агрессии против иностранного государства? Вряд ли. Или как акт терроризма на территории иностранного государства? Это вероятнее, говорят специалисты по международному праву.

Посмотрите на «дело Локерби». Есть сомнения, что эти ребята на Западе умеют ждать?

Станут ли известны
— данные следствия? —

Предположим, суда так и не будет. Есть ли тогда у общества шанс узнать подробности убийства Александра Литвиненко? Есть. Вдова Литвиненко как потерпевшая имеет право рано или поздно ознакомиться с делом. Если британская прокуратура окончательно поставит крест на судебном процессе из-за невозможности привлечь обвиняемого к суду или в случае смерти обвиняемого, то Марина Литвиненко тут же получит доступ к материалам расследования. И, наконец, в Англии есть такая процедура, как inquest, или коронерское расследование.

Оно предусмотрено по всем делам о насильственной смерти или гибели людей. Коронерское расследование предполагает допрос свидетелей судьей, при этом заинтересованные лица через своих представителей в суде также имеют право задавать вопросы свидетелям. Этот процесс носит, как правило, открытый характер.

Совсем недавно было проведено коронерское расследование в связи с гибелью принцессы Дианы и Доди Аль-Файеда, на котором представитель его отца, Мухаммеда Аль-Файеда, мог задать все интересующие его клиента вопросы.

Коронерское расследование по убийству Литвиненко уже открыто. Было одно заседание, очень короткое, десятиминутное, на котором присутствовали представители Марины Литвиненко. Судья принял решение, что следующее заседание откладывается до завершения расследования. Оно состоится, как только прокуратура признает, что все другие возможности провести судебные слушания по делу об этом убийстве исчерпаны. Адвокат Марины Литвиненко Луиза Кристиан отказывается пока даже говорить на эту тему. Она ждет, что Россия выдаст Лугового, что его будут судить в лондонском суде и там будут представлены все доказательства и свидетельства.

В тексте Меморандума (ст. 3) сказано: «Участники будут сотрудничать в сфере экстрадиции и по другим вопросам взаимной юридической помощи. При необходимости это включает консультации и предоставление советов на стадии подготовки таких запросов».

По конвенции об экстрадиции запрос должен сопровождаться: а) подлинником или заверенной копией обвинительного заключения, или приговора, или постановления о немедленном задержании, или ордера на арест, или другого постановления, имеющего ту же силу и выданного в соответствии с процедурой, предусмотренной законом запрашивающей стороны; б) указанием преступлений, в связи с которыми запрашивается выдача; время и место их совершения, их юридическая квалификация и ссылки на соответствующие правовые положения должны быть указаны как можно точнее; в) копией соответствующих законодательных актов или в тех случаях, когда это невозможно, указанием соответствующего закона и как можно более точным описанием требуемого лица, а также любой другой информацией, которая может способствовать установлению его личности и гражданства.

Ст. 105 ч. 2 УК РФ – «Убийство, совершенное общеопасным способом» и ст. 30 УК – «Покушение на убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.