Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Политика

«Легкие деньги приводят в кино чересчур много охотников за мгновенным состоянием»

16.07.2007 | Щербино Ксения | № 23 от 16 июля 2007 года

Из западного кинематографа наибольшей популярностью у нашего зрителя всегда пользовалось французское кино.
На него старались равняться отечественные режиссеры и продюсеры. Причем не только в вопросах творчества, но и бизнеса: принятая во Франции господдержка кинематографа и ограничение доли зарубежного кино во французском прокате давно вызывают у российских кинодеятелей приступы зависти. Равнение на Францию продолжается и сейчас. Вот только последние годы галльский кинематограф — самый богатый и развитый в Европе — из образца для подражания превращается в эпигона. Некоммерческого кино во Франции все меньше, блокбастеров — все больше, а молодые звезды предпочитают жить поближе к Лос-Анджелесу. О том, что происходит в современном французском кино, The New Times в эксклюзивных интервью рассказали режиссер Патрис Леконт и актриса Изабель Юппер. The New Times также публикует отрывки из книги о культовой фигуре французского кинематографа Луи де Фюнесе. С воспоминаниями сыновей великого комика Патрика и Оливье де Фюнесов читатели нашего журнала могут познакомиться до появления книги на прилавках магазинов.

«Легкие деньги приводят в кино чересчур много охотников за мгновенным состоянием».

Патрис Леконт — Ксении Щербино

Что Вы думаете о сегодняшнем состоянии кинематографа?
Все говорят, что большое количество выпускаемых фильмов — признак стабильного, развитого рынка. А я вот так не считаю. Вы когда-нибудь покупали что-нибудь на базаре? Как вам качество? Понравилось? Для меня тут такая зависимость: мало — значит, хорошо. Много — так и покупать не хочется. В итоге получается кино не для публики, а для самих же кинематографистов. А это явно не признак хорошего кинематографа. Вот что происходит во французом кино сейчас. У нас долгое время жаловались, что люди не любят французское кино. Только в 2006 году ситуация начала исправляться — снова полюбили. Но эта связь с публикой — очень хрупкая. Малейшее неосторожное движение — и все, ты ее потерял. И зрители сворачивают на очередной блокбастер.

А в России французское кино, наоборот, очень популярно. О французской системе поддержки национального кинематографа среди наших деятелей киноискусства ходят легенды.
Конечно, французский процветающий кинематограф во многом обязан государственной поддержке. Национальный центр кинематографии построен на идеальной системе. Казалось бы, при таком мощном аппарате поддержки снимать кино и снимать! К сожалению, тут сработал обратный эффект. Средства, призванные помогать кинематографистам, их же и губят. Легкие деньги! Они приводят в кино чересчур много охотников за мгновенным состоянием.

То есть Вы считаете, что основная проблема — это доступность? А мы в России, наоборот, жалуемся, что денег на кинематограф мало выделяют.
Я как-то читал заявки, которые приходят в наш центр кинематографии. Люди хотят, чтобы им дали денег на съемки фильма. Да они же не фильм снимать хотят! Предложи им ту же сумму за любой другой вид деятельности, и они забудут о кинокамере! Конечно, есть продюсеры, которые действительно болеют за свои фильмы. Таких видно сразу. Люк Бессон, Клод Берис. Я, в конце концов. Им — нам — действительно важно, что и как мы снимаем. Но мы, к сожалению, в меньшинстве. А на экранах — я говорю сейчас про Францию — идут и фильмы, снятые затем, чтобы заработать. Именно из-за них французское кино перестают любить.

Как Вы считаете, современный французский кинематограф испорчен американским?
Это чересчур упрощенный взгляд. У американцев есть и независимый кинематограф, есть и качественное большое американское кино. Тот же «Титаник», например. Я считаю, это очень важный и правильный фильм. Ну и что, что блокбастер? Разве люди не могут любить хорошее кино? Бывают и такие парадоксы. (Смеется.)
На самом деле, и хороший, интеллектуальный фильм может быть популярным. Та же «Амели», например. Типичный авторский фильм, а какие сборы во всем мире! Дело же не только в интеллектуальности. Поверьте, и интеллектуальное кино бывает плохим, и хорошее — популярным. На самом деле, кинематограф должен быть аутентичен, он должен питаться своей культурой. Это вопрос корней.

Патрис Леконт уже давно считается одним из классиков французского кинематографа. Его фильмы становились лауреатами престижных международных премий и фестивалей в Каннах, Берлине, Карловых Варах, Лондоне, Париже. Его последняя работа «Мой лучший друг» выходит в прокат в США. 

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.