Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Терроризм

#Только на сайте

После Орландо

15.07.2016 | Дэниел Уильямс*, экс-корреспондент The Washington Post на Ближнем Востоке и в Москве, автор книги Forsaken: The Persecution of Christians in Today’s Middle East** — специально для The New Times | №22 (412) 26.06.16

Чтобы успешно бороться с радикал-исламизмом, важно не замалчивать его

063_541538674.jpg

Митинг в память о погибших от рук террористов в гей-клубе Pulse, Орландо, штат Флорида, США, 19 июня 2016 года

Пока пресса и телевидение в США в мельчайших деталях расследуют бойню, учиненную в гей-клубе в Орландо в ночь на 12 июня террористом-одиночкой Омаром Матином, эксперты-ближневосточники заняты осмыслением ее уроков. Один из них, известный американский журналист, постоянный автор The New Times Дэниел Уильямс, уверен: бессмысленно бороться с радикал-исламистами, замалчивая их идейные установки.

Чтобы победить терроризм, сначала нужно одержать верх в идеологической войне. В этом позиции Соединенных Штатов и стран Западной Европы совпадают. Но с какими именно идеями борется западный мир? Бойня в гей-клубе Pulse в американском Орландо продемонстрировала: идеи, которыми руководствуются такие террористы, как Омар Матин, общество по-прежнему ясно не понимает, по крайней мере те идеи, которые связаны с исламом.

При чем тут ислам

Президент США Барак Обама, говоря о трагедии во Флориде, не стал акцентировать внимание на мусульманском вероисповедании убийцы, сказав только, что Матин из тех, кто «искажает» ислам. По мнению американского лидера, в гибели 49 посетителей ночного клуба не надо искать религиозные мотивы, а вот проблема массовых убийств для страны действительно актуальна. Во время телеэфира президент был явно недоволен, когда кто-то намекнул, что он избегает правды об идеологических корнях террора. Позже Обама дал указание ФБР, которое расследует убийство в Орландо, убрать из доступной для публики расшифровки звонков Матина в службу спасения 911 (на записях это, естественно, осталось) какие-либо ссылки на ислам или «Исламское государство»*** и его лидеров.

Хиллари Клинтон, которую Демократическая партия видит преемником Обамы на посту президента, связь случившегося в Орландо с исламом признала. И пообещала активизировать разведывательную деятельность, нацеленную на нейтрализацию потенциальных преступников в Штатах, а также сотрудничество с союзниками. Но тут возникает вопрос: разве разведку и международное сотрудничество уже не усиливали?

Кандидат от республиканцев Дональд Трамп с гордостью заявил, что давно ожидал чего-то подобного. Его рецепт: нужно завести больше осведомителей среди мусульман и закрыть границы для иммигрантов из мусульманских стран. Трампу определенно нравится фраза «исламский террор», хотя вряд ли он серьезно задумывался над тем, что это значит.

Эту солянку мнений дополняют типично туманные споры разного рода комментаторов о религиозных и идеологических подоплеках террористических атак. Критики ислама утверждают, что все дело в самой религии; сторонники же ислама заявляют, что подобные теракты не имеют с исламом ничего общего.

Истина, как обычно, где-то рядом.

Источники нетерпимости

Для начала нужно признать, что стоящие за бойней в Орландо концептуальные движения действительно базируются на религиозной основе и имеют свои названия — салафизм и ваххабизм. И тот и другой — небольшие секты под покровительством суннизма, основного направления религии в мусульманском мире. Если признать влияние салафизма и ваххабизма на умы людей, это положит конец критике ислама в целом.

Последователи этих радикальных мусульманских течений формируют свои убеждения, исходя из весьма узкого понимания ислама и его практик. Салафиты относят начало своей религии к самым зачаткам ислама; они говорят, что их вера основана на правильном прочтении текстов Корана, а также на словах, приписываемых пророку Мухаммеду, и действиях его ближайшего окружения. Никакого толкования Корана салафитам не требуется. Анализа — тем более.

Ваххабиты следуют схожему учению, которое изложил аравийский проповедник XVIII века Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб. Со временем его идеи разнеслись по миру с Саудитами (Саудиты — правящая королевская династия в Саудовской Аравии с момента образования страны в 1932 году. — NT).

Исторически джихад обязывает мусульман бороться только с вооруженным врагом. Современные джихадисты требуют от своих последователей вести священную войну с безоружными гражданами, включая мирных мусульман

Салафизм и ваххабизм накладывают строгий запрет на определенные действия и мысли, в том числе гомосексуализм, который должен караться смертью через повешение. Для женщин тоже предусмотрены очень жесткие ограничения. Последователи других религий, включая иудаизм и христианство, а также шиитской ветви и других направлений ислама, для салафитов и ваххабитов прокляты. Сторонники немонотеистических религий наподобие буддизма и индуизма подвергаются преследованию.

Если раскрыть и разъяснить миру: вот они, эти источники нетерпимости, — обидело бы это всех остальных мусульман? Вряд ли, ведь по понятиям салафитов и ваххабитов сбившиеся с пути мусульмане-шииты — то есть те, кто отказывается следовать букве их учения, — также должны быть наказаны. И те и другие презирают и суфизм, мистические практики которого широко распространены среди суннитов.

Немало влиятельных представителей ислама высказываются против салафитских и ваххабитских идеологий, однако их не поддерживает ни одно весомое политическое движение, и им крайне редко удается донести свою позицию сквозь хаос противоречий в СМИ. (А на Ближнем Востоке они оказались в двойном окружении: против них настроены не только религиозные фанатики, но и местные диктаторы).

Джихад по-ваххабитски

Тем временем угроза со стороны салафитов и ваххабитов разрастается до масштабного джихада — исламской священной войны. (Французский политолог Жиль Кепель в 2002 году назвал эту смесь ультраконсервативного ислама и священной войны «джихад-салафизмом».)

Основная задача джихада — защита и распространение ислама. На протяжении многих веков мусульманские ученые, юристы и проповедники составляли многочисленные руководства по практике джихада, который призван защитить интересы исламских империй, их правителей, армий и народов. Ваххабиты и салафиты отказались от многих из этих правил, в том числе от ограничения права объявлять священную войну, от запрета на убийство мирных жителей, от предписания против самоубийств. Изначально исключением из этого правила были террористы-смертники — по праву проведения «мученических операций». Салафиты и ваххабиты расширили статус шахидов: теперь в их число включены и невинные мусульмане, погибшие от руки воина Аллаха вместе с врагами ислама.

Онлайн-журнал джихадистов Inspire советует начинающему воину Аллаха: «Выбери цель... Примером небольшой, легкодоступной и подходящей для атаки цели может быть военный вербовочный центр, ночной клуб, шоссе или людный торговый центр»

Исторически джихад обязывает мусульман бороться только с вооруженным врагом. Современные джихадисты требуют от своих последователей вести священную войну с безоружными гражданами, включая мирных мусульман. Если раньше христиан терпели при условии их подчинения правоверной традиции, то теперь последователи учения Христа вне закона, потому что само их существование искушает предать «истинную веру». При этом современные воины Аллаха получают моральное удовлетворение от атак на то, что дарит жителям Запада радости в жизни: парижские теракты произошли в развлекательно-ресторанном районе города и рядом со стадионом. Расправа в американском гей-клубе тоже иллюстрирует обычай убивать молодых и счастливых.

Показательные архаические казни: обезглавливание врагов или их сожжение заживо, распятие неверных, побиение женщин камнями, сбрасывание гомосексуалистов с крыши — это предупреждение всем, кто осмелится противостоять новой священной войне. В том числе мусульманам: неоднократно сообщалось о cамосуде и телесных наказаниях в Мосуле, втором по величине городе Ирака, который Исламское государство*** захватило в 2014 году.

Волки не одиноки

Форма участия в современной священной войне тоже изменилась, способствуя распространению радикального терроризма. Примеры тому — массовые убийства в Орландо и Сан-Бернардино в декабре прошлого года, взрывы на Бостонском марафоне в апреле 2013 года и убийства на военной базе Форт-Худ в 2009 году. Все эти теракты были совершены одиночками, которые действовали сами по себе, без каких-либо прямых указаний сверху.

Этот подход к ведению священной войны сформулировал тактик «Аль-Каиды»**** Мустафа Абдул-Кадир сет-Мариам, известный как Абу Мусаб аль-Сури. В течение нескольких последних лет он разрабатывал форму участия в джихаде, которая основывается не на членстве в централизованной иерархической организации (наподобие самой «Аль-Каиды»****), а на вовлечении в «систему действий» отдельных людей, которые разделяют общие «верования», в любой точке мира. Аль-Сури назвал эту схему «личный джихад».

По его мнению, участвовать в священной войне может любой мусульманин. Верному джихадисту не требуется принадлежать к какой-либо группе. При желании он может заявить о лояльности «Исламскому государству»*, однако это не обязывает к формальному членству или прямому общению с группой. Автономные бойцы действуют в своем темпе, самостоятельно планируют акции и готовятся к ним в одиночестве. Онлайн-журнал джихадистов Inspire советует начинающему воину Аллаха вести террористическую деятельность исходя из своих «способностей»: «Выбери цель. Целей — огромное множество, поэтому рассмотри все возможные варианты. Примером небольшой, легкодоступной и подходящей для атаки цели может быть военный вербовочный центр, ночной клуб, шоссе или людный торговый центр».

Вполне возможно, что этот совет и взял на вооружение Омар Матин. Убийца из Орландо обладал ценными смертоносными качествами: он был дипломированным охранником и умел обращаться с оружием. У Матина не было уголовного прошлого, которое закрыло бы перед ним двери оружейного магазина. Его связь с миром джихада была настолько тонкой, что допрашивавшие его ранее агенты ФБР ничего не заподозрили. Джихадист из Орландо хорошо знал центральную Флориду, где проживал, и выбрал себе подходящую цель. Что-то небольшое и легкодоступное: ночной клуб Pulse.

На Западе такого террориста называют «одиноким волком». Но конечно же, волк вовсе не одинок. Наставники, инструкции и поддержка «личной священной войны» — все это легкодоступно в Сети.

Что делать?

Как защитить американских граждан от «одиноких волков» в их родной стране?

Президент Обама оказался в затруднительном положении, в чем отчасти виноват он сам. Именно он вовлек США в вялотекущую войну в Ираке и Сирии против «Исламского государства»— главного источника вдохновения воинов «личного джихада». Он пытается доказать, что внутренняя угроза и военные операции за пределами США не имеют отношения друг к другу, однако не объясняет, каким образом эти операции помогают не допустить террористических атак внутри страны.

Оба основных кандидата на пост президента едины во мнении, что нужно собирать больше информации о потенциальных джихадистах-индивидуалах. Трамп намерен установить систему видеонаблюдения в мечетях и опрашивать местных жителей. Эти идеи могли бы вызвать большее одобрение, если бы Трамп не оскорблял мусульман и представителей меньшинств в присущей ему агрессивной манере. Что касается «активизации разведки» по рецепту Клинтон, это едва ли чем-то отличается от политики Обамы. Само слово «активизация» больше похоже на лозунг, чем на реальный план; невольно вспоминаешь о нашумевшем в 2007 году призыве Джорджа Буша «активизировать войска» в Ираке, чтобы сдержать беспорядки с участием «Аль-Каиды»****.

Мусульманские лидеры Соединенных Штатах, со своей стороны, так и не решились назвать источники джихадистских искажений ислама. Хотя вся информация о различиях между господствующим суннитским исламом и верованиями салафитов и ваххабитов легко доступна, в том числе в Интернете. Сеть может также быть полезна, чтобы донести до людей мысль о том, что цель джихада — не только неверные, но и большинство мусульман.

Безусловно, победить только в идеологической борьбе недостаточно. Но на прекращение бесконечных военных действий на Ближнем Востоке, большая часть которых происходит при участии иностранных держав, в том числе США, и которые стали декорациями к расцвету джихада, надеяться не приходится — независимо от того, кто станет новым президентом США.

*** «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — террористическая организация, запрещенная в РФ.

**** «Аль-Каида» — террористическая организация, запрещенная в РФ.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.