Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Политика

#Только на сайте

#Выборы

Право наблюдать

27.06.2016 | Екатерина Винокурова | №22 (412) 26.06.16

29 июня в Центризбиркоме должен пройти специальный круглый стол для наблюдателей. У нового председателя ЦИК Эллы Памфиловой непростая задача: с одной стороны, администрация президента декларирует курс на «открытые и легитимные выборы», что невозможно без участия наблюдательских общественных организаций, с другой — ряд принятых Думой шестого созыва законов практически лишает наблюдателей возможности исполнять свою работу. Как организации, выявлявшие нарушения на выборах в 2011 и 2012 годах, собираются работать в ходе голосования-2016 — разбирался New Times  

TASS_16189674.jpg1.jpg

Председатель ЦИК РФ готова пустить наблюдателей-общественников на выборы, депутаты — нет. Справа налево: Геннадий Зюганов (КПРФ), Элла Памфилова, Владимир Жириновский (ЛДПР), Сергей Неверов (ЕР), Москва, 20 июня 2016 года

В околопартийной политической жизни — короткое затишье: партии готовятся к проведению предвыборных съездов и выдвижению кандидатов в Госдуму, кандидаты ведут последние переговоры и собирают необходимые для регистрации документы. Зато в Центризбиркоме события следуют за событиями: не так давно был отправлен в отставку председатель Санкт-Петербургской избирательной комиссии Алексей Пучнин, а на днях свой пост покинул председатель Подмосковной избирательной комиссии Ирек Вильданов. Вильданов памятен не только по недавнему скандалу с отменой выборов в подмосковной Барвихе (см. NT № 16 от 16 мая 2016 года). В поле зрения журналистов он попадал и раньше: весной 2015 года на местных выборах в подмосковной Балашихе наблюдателя Станислава Позднякова избили так, что ему пришлось удалить селезенку. Нападение на Позднякова и работавшего вместе с ним наблюдателя Дмитрия Нестерова произошло, когда они зафиксировали серьезное нарушение на участке № 576. Поздняков и Нестеров задержали женщину, которая пыталась вбросить бюллетени, и вызвали полицию. В этот момент к участку подъехал черный автомобиль BMW без номеров, откуда вышли неизвестные и напали на наблюдателей. Исполнители и заказчики преступления до сих пор не найдены. После избиения Вильданов заявил, что наблюдатели проходили подготовку в «фашистских лагерях в Польше» и «хотели сорвать выборы». Также он организовывал для нижестоящих избирательных комиссий специальные курсы по противодействию наблюдателям.

Вопрос выстраивания взаимоотношений с организациями наблюдателей важен для обновленного состава Центризбиркома: в администрации президента опасаются повторения ситуации 2011–2012 годов, когда возмущение фальсификациями на выборах породило целую волну городских протестов. Активная работа общественных организаций наблюдателей — «Голоса», СОНАРа, «Гражданина наблюдателя» — сыграла тогда заметную роль в деле выявления вбросов, «каруселей» и других нарушений на участках.

И теперь новый председатель ЦИК Элла Памфилова постоянно подчеркивает, что намерена сотрудничать с наблюдателями для обеспечения максимальной честности подсчета голосов, и даже лично посетила Форум наблюдателей этой весной. Памфилова, как и председатель Совета при президенте РФ по правам человека Михаил Федотов, выступает за расширение возможностей независимого наблюдения за выборами, и в частности, за введение форматов, позволяющих на местном уровне принимать участие в наблюдении группам граждан и общественным организациям (по закону сейчас это запрещено, наблюдателей на участки могут направлять только кандидаты или партии).

Госдума относится к процессу наблюдения совершенно иначе: весной 2016 года были приняты поправки, согласно которым партия или кандидат смогут присылать не более чем по два наблюдателя на каждый участок, одного человека можно будет направить наблюдателем только на один участок, что делает невозможной работу мобильных групп, а списки наблюдателей придется подавать в комиссию за три дня, что ограничит время набора волонтеров на день выборов.

Между ЦИК и сторонниками «честных выборов» из АП, с одной стороны, и теми, кто стремится избавиться от независимых наблюдателей, с другой, и вынуждены сегодня лавировать герои 2011–2012 годов, которым удалось тогда сделать наблюдение за выборами не только способом выразить политическую позицию, но даже чем-то вроде модного хобби.

«Голос» под ударом

Григорий Мельконьянц, невысокий черноволосый мужчина, исполнительный директор ассоциации «Голос», прославился на всю страну осенью 2011 года благодаря фильму НТВ «Голос ниоткуда» о страшных наблюдателях, получающих гранты Госдепа на срыв выборов. Корреспонденты телеканала в своей фирменной манере вломились в офис ассоциации и начали задавать вопросы об этих самых грантах. Обычно «жертвы» или молчат, или пытаются объясниться. Мельконьянц выбрал иную тактику.

«Вы — сурковская пропаганда», — повторил он несколько десятков раз за несколько минут своего эфирного времени, отвечая этой фразой на любые вопросы НТВ.

— Вы получили грант Госдепа?

— Вы — сурковская пропаганда.

И так далее. Куратор внутренней политики давно сменился: в декабре 2011 года на смену Владиславу Суркову пришел Вячеслав Володин, но мем жив и по сей день.

Тогда же стала знаменитой и возглавляемая Мельконьянцем ассоциация «Голос» (основанная еще в 2000 году). В 2011 году «Голос» создал интерактивный проект «Карта нарушений» с простым и удобным сервисом, позволяющим сообщить о любом нарушении избирательного законодательства любой партией (большинство нарушений допустила, как легко догадаться, «Единая Россия»). Журналисты активно пользовались картой, чтобы придать нарушения огласке, а единороссы запустили в ответ свою «карту», на которую можно было сообщить о нарушениях любой партии, кроме ЕР. Популярностью проект не пользовался.

После избиения Вильданов заявил, что наблюдатели проходили подготовку в «фашистских лагерях в Польше» и «хотели сорвать выборы»

В 2012 году был принят закон «об иностранных агентах», согласно которому организация, занимающаяся «политической деятельностью» и получающая деньги из-за рубежа, обязана встать на учет в особый реестр Минюста. Ассоциацию «Голос» признали «иностранным агентом» первой. При этом «Голос» перестал получать иностранные гранты еще до принятия закона, однако в 2012 году ассоциация была удостоена премии имени Андрея Сахарова от Норвежского Хельсинкского комитета. От денежного эквивалента премии — €7700 — ассоциация отказалась, направив в Сбербанк письмо с просьбой перечислить деньги обратно. Однако Минюст счел, что иностранное финансирование получено, и «Голос» записали в реестр. Далее последовали многочисленные суды. В 2014 году поправки в избирательное законодательство запретили «иностранным агентам» участие в любой деятельности, связанной с выборами, и «Голос» переформатировался в общественное движение «Голос в защиту прав избирателей».

Шанс для наблюдателей

Параллельно разворачивается еще один сюжет: движение два раза получило президентский грант на наблюдение за выборами (в сумме — 12 млн руб.), а одну из основательниц ассоциации, Лилию Шибанову, включили в состав Совета при президенте по правам человека.

В марте 2016 года Госдума без всякого общественного обсуждения приняла поправки в избирательное законодательство, серьезно ограничивающие работу журналистов на избирательных участках. В частности, к работе на участках будут допущены только журналисты, аккредитованные в Центризбиркоме или нижестоящих избирательных комиссиях, а для аккредитации журналисту будет требоваться за пять месяцев до выборов числиться штатным сотрудником издания. При принятии поправок никто не скрывал: они направлены против наблюдателей от «Голоса», так как движение издает газету и аккредитует своих наблюдателей на участки в качестве журналистов, поскольку у сотрудников СМИ больше прав, чем у наблюдателей от партий и кандидатов.

«Фильм НТВ про «Голос» дал приток людей, и чем больше нас будут прессовать, тем больше наблюдателей в итоге будет приходить на выборы. «Темная башня» — это наши рекламные агенты»

Одновременно с этим на заседании Совета при президенте по правам человека Михаил Федотов предложил вернуться к теме общественного наблюдения и все-таки искать возможности для общественных организаций принимать в нем участие. Председатель ЦИК Элла Памфилова на обсуждении инструкции по аккредитации журналистов на выборы также сказала, что о судьбе наблюдателей от «Голоса» беспокоиться не стоит: какой-то вариант для них найдут.

Григорий Мельконьянц так описал NT ситуацию с «Голосом»: «У меня есть концепция двух условных башен Кремля. Одна башня заинтересована в том, чтобы выборы выглядели максимально прилично. И есть условная «темная башня», которую это все не устраивает и которая борется с оппозицией жесткими методами. У одной из сторон есть понимание, что без «Голоса» не добиться повышения доверия к выборам, так как у него колоссальная внутренняя и международная репутация. Другая считает, что «Голоса» в принципе быть не должно. Эта башня всячески демонизирует наблюдателей». Он ожидает, что по мере приближения даты голосования попытки дискредитации наблюдателей будут все острее.

Падение интереса

За прошедшие годы наблюдатели набрались опыта, однако потеряли былой запал, констатируют представители еще двух независимых наблюдательских организаций — СОНАР и «Гражданин наблюдатель». Василий Вайсенберг из СОНАРа говорит прямо: интерес людей к наблюдению за выборами падает.

«Сами нарушения смещаются со дня голосования на стадию избирательной кампании, поэтому в день голосования чаще всего ничего не происходит, хотя бывают и исключения.

И все зависит от кандидатов в округах: будут интересные кандидаты — тогда люди пойдут наблюдать. Есть костяк наблюдателей, которые колесят по стране и наблюдают небольшие выборы, но их очень мало. Сейчас основная задача — выстроить систему долгосрочного наблюдения за стадиями избирательной кампании», — констатирует Вайсенберг.

TASS_14562778.jpg1.jpg

Григорий Мельконьянц («Голос») уверен: борьба «темной башни» против наблюдателей поможет гражданскому обществу сплотиться, Москва, 24 февраля 2016 года

Интерес к наблюдению за выборами сейчас ниже, чем на президентских выборах 2012 года или на выборах мэра Москвы 2013 года, зато представители наблюдательских организаций теперь нередко есть не только в УИК (участковые избирательные комиссии), но и в ТИК (территориальные избирательные комиссии), говорит Михаил Тимонов из «Гражданина наблюдателя».

«До того, как мы начали восстанавливать структуру в Москве, казалось, что дело плохо. Но стоило начать, обозначить, что координирующее начало живо, и люди встрепенулись! А по большому счету количество наблюдателей будет зависеть от того, насколько выборы будут интересными и насколько народ озлеет к осени», — считает Тимонов. Он уверен, что честные выборы — это для власти «предохранитель от взрыва», тем более что у партии власти есть тотальное преимущество в виде доступа к неограниченным деньгам и админресурсу.

«Темная башня»

Согласно исследованию, проведенному в мае 2016 года среди участников «Голоса», СОНАРа и «Гражданина наблюдателя» (общее число респондентов — 822 человека), лишь 54% опрошенных собираются работать наблюдателями на выборах в Госдуму в сентябре 2016 года. 8% не собираются участвовать в наблюдении ни при каких условиях, еще 4% затруднились ответить, а 34% примут решение в зависимости от ситуации. Среди причин отказа от наблюдательской деятельности — «наблюдение за выборами не делает выборы честными» и «окончательное разочарование в возможности перемен» (это самые популярные варианты ответов), а также — «выборы ничего не меняют», «фальсификаторов не привлекают к ответственности», «наблюдение за выборами стало слишком опасным занятием». Часть отказников заявила, что у них просто больше нет времени на эту деятельность.

Григорий Мельконьянц отмечает, что в период между федеральными выборами наблюдательские организации следили за честностью подсчета голосов на местных и региональных выборах, и логично, что активность была ниже. Впрочем, по его прогнозам, в лучшем случае на этих федеральных выборах к наблюдению подключится около половины былого состава наблюдателей.

«Вопрос в том, сможет ли нам помочь «темная башня Кремля», потому что ее активность по прессингу наблюдателей, как ни странно, нам помогает. Фильм НТВ про «Голос» дал приток людей, и чем больше нас будут прессовать, тем больше наблюдателей в итоге будет приходить на выборы. «Темная башня» — это наши рекламные агенты, и нам придется лавировать между ними и «светлой башней», так как тенденции будут идти параллельно», — говорит Мельконьянц.

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС, Артем Коротаев/ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.