Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Теперь будут отнимать и землю

23.07.2007 | Цымбалов Антон | № 24 от 23 июля 2007 года

Конституционный суд России встал на сторону кредиторов, сократив список «неприкосновенного» имущества должника. Отныне можно изымать и выставлять на продажу практически все земельные участки, принадлежащие должникам, а вырученные деньги возвращать взыскателям. Эксперты считают, что это решение КС хоть и позволяет отстоять конституционные права кредиторов, но оставляет лазейку для должников.

Земля достанется
— кредиторам —

12 июля Конституционный суд (КС РФ) вынес постановление о несоответствии Основному закону некоторых положений статьи 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК), в которой прописан перечень не подлежащего взысканию имущества должника. В результате этого решения имущественного иммунитета лишились принадлежащие должнику участки земли, даже если они не используются им для предпринимательской деятельности (ранее такие земельные наделы нельзя было изымать).

Поводом для слушаний в КС, состоявшихся 24 мая этого года, стали жалобы жителя Саратова Николая Калабуна и Владимира Безменова из Томска. В 2003 году Николай Калабун на своем автомобиле Toyota ехал по главной дороге, а водитель другой машины не уступил ему. Ущерб от аварии составил 102 тысячи рублей. Виновник ДТП платить отказался, а районный суд признал незаконной произведенную судебным приставом передачу принадлежащего должнику земельного участка в собственность потерпевшего (Калабун владел этим участком в течение года). Хотя, как рассказал The New Times Дмитрий Кутепов, адвокат Николая Калабуна, «участок никак не использовался, там вообще был лес». «Должник не собирался компенсировать ущерб, тогда как закон сохранял землю за ним. Именно за статьей 446 ГПК должник скрывался от ответственности», — добавил адвокат.

Владимир Безменов не смог вернуть 456,5 тысячи рублей, которые он дал взаймы супружеской паре. Несмотря на то что в распоряжении должников было два участка по 1000 кв. м каждый, они не собирались продавать их и рассчитываться с кредитором.

Именно на этом основании господа Калабун и Безменов заявили КС, что «запрет обращать взыскание на земельные участки без ограничения их количества, площади и стоимости нарушает права кредиторов и дает возможность для злоупотреблений со стороны должника».

КС согласился с заявителями и признал, что по действовавшей версии ГПК недобросовестный должник находился в более выигрышном положении, нежели взыскатель.

Опрошенные The New Times юристы также считают, что должники использовали именно эту лазейку в законе. Как отмечает начальник правового управления Федеральной службы судебных приставов (ФССП) Игорь Михалев, при принятии решений суды зачастую руководствовались исключительно наличием у гражданина статуса индивидуального предпринимателя, а ведь нередки случаи, когда люди занимаются предпринимательской деятельностью и без оформления такого статуса.

Практикующий юрист из компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Рустам Курмаев признает, что до 12 июля «практически невозможно было получить землю должника, если он не обладал статусом предпринимателя».

Старший юрист компании «Вегас-Лекс» Андрей Моисеев говорит, что в его практике было множество случаев, когда «должники переводили свои активы в земельные участки с тем, чтобы избежать ответственности перед кредитором».

— Обходные пути не закрыты —

Впрочем, как считают многие эксперты, решение КС о снятии иммунитета с земельных участков, не привязанных к единственному жилью и не являющихся основным источником дохода должника, не способно одним махом залатать все дыры в законодательстве. Они поделились с The New Times распространенным способом ухода от расплаты: зная о предъявленном иске, многие должники «сбрасывают» все свое имущество отцу, матери и прочим близким людям и смело вверяют свою судьбу правосудию.

Дмитрий Клыков, заместитель начальника управления обеспечения возвратов розничных кредитов Бинбанка, отмечает: «Должников, которые имеют в собственности правильно оформленный земельный участок, не такой уж большой процент. Опять же, стоимость участков имеет очень большой разброс. А если кредит изначально брался, чтобы его не возвращать (особенно большие суммы), то все регистрируемое имущество переоформляется на родственников и друзей. Поэтому здесь надо искать какие-то другие пути воздействия на, мягко говоря, недобросовестных заемщиков».

По мнению Рустама Курмаева, даже исправленная статья 446 ГПК содержит в себе еще несколько лазеек для должника. К примеру, не подлежит взысканию имущество, необходимое должнику для осуществления профессиональной деятельности, если его стоимость не превышает 100 МРОТ. При этом стоимость имущества, подлежащего взысканию, определяется приставом. (Детально схема оценки прописана в новом законе «Об исполнительном производстве», который еще не принят Совфедом.)

Рустам Курмаев рассказал, что в его практике бывали случаи, когда «по злонамеренному сговору пристава и должника стоимость имущества занижалась, чтобы его можно было отнести к категории вещей, необходимых для профессиональной деятельности; к примеру, автомобиль за $50 тысяч вполне может быть оценен в 25 тысяч рублей».

В пресс-службе ФССП The New Times пояснили, что снижение цены может быть только в разумных пределах, оно обусловлено сокращенными сроками для реализации имущества в исполнительном производстве: проще говоря, имущество продается по сниженной цене, чтобы ускорить процесс реализации и возращения денег кредитору. Этот нюанс предусмотрен также в действующих стандартах оценки, которыми руководствуются и независимые оценщики.

Кстати, уже через несколько дней после опубликования постановления КС появились мнения, что новая версия законодательства позволит достаточно легко отбирать землю у незащищенных граждан. К примеру, человек имеет земельный участок в зоне элитной застройки и не собирается его продавать ни за какие деньги. Депутат Госдумы, один из разработчиков ГПК Виктор Похмелкин не исключает, что в таких случаях «несознательному» гражданину «организуют» долг, а потом взыщут его участок по обязательству.

Он добавил: «В условиях переходного периода крайне важно защитить права людей, не вполне адаптированных к рыночным условиям. Единственное, чем обладает сегодня большинство россиян, — это квартиры и небольшие земельные участки «для прокорма». Именно руководствуясь соображениями обеспечения социальных прав граждан, мы принимали 446-ю статью».

Скорее всего, участки «для прокорма» и впредь останутся недоступными для кредиторов. Глава комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников пообещал The New Times, что предписание КС о принятии Госдумой поправок в ГПК будет выполнено уже осенью. Он сказал, что в законе необходимо оговорить, что взысканию не подлежат участки должников площадью 6 или даже 10 соток.

Должники могут обжаловать
— решение суда и приставов —

Как видите, наступление на должников идет по всем фронтам: от взыскания имущества по решению суда до присвоения статуса временно невыездного (The New Times писал об этом в прошлом номере). При этом за должником остается право обжаловать решение суда и действия судебных приставов.

Артур Парфенчиков, заместитель директора Федеральной службы судебных приставов, рассказал The New Times, что ограничение на выезд за границу должника, не исполняющего наложенные на него судом обязательства, регулируется законом «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ». «Приставы действуют по закону «Об исполнительном производстве», имея на руках готовое судебное решение. Мы даже обстоятельств дела не знаем, а руководствуемся только решением суда и тех организаций, которые имеют право взыскивать долги, например налоговые задолженности или административные штрафы. Но в любом случае решение о временном ограничении на выезд применяется только на основании решения суда и только тогда, когда все остальные способы взыскания не дали должных результатов», — пояснил генерал-лейтенант Парфенчиков.

По словам собеседника The New Times, «ограничения на выезд из страны, выносимые судебными приставами, никогда не носили и не будут носить тотальный характер; они особенно эффективны в отношении состоятельных, но аморальных должников».

Артур Парфенчиков рассказал, как в Петербурге бывшая жена состоятельного человека осталась с ребенком, больным ДЦП, практически без средств к существованию. Отец не выплачивал алименты, а все имущество переписал на новую жену и друзей. «Мы ничего не могли сделать, единственное, что помогло, — ограничение на выезд, — рассказывает Парфенчиков. — Когда мы вернули женщине 300 тысяч рублей, она поверила в справедливость и сказала, что сможет подлечить ребенка и устроить ему новогодний праздник».

В законе «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ», заметил Парфенчиков, прописаны лишь общие положения, и в ходе судебной и правоприменительной практики определялось, кто должен выносить постановление, кто должен уведомлять стороны. Приходилось заключать специальные соглашения между судебными приставами, миграционной и пограничной службами. Ряд пробелов в законодательстве ликвидирован в новом законе «Об исполнительном производстве», который недавно отклонил Совет Федерации.

Польза нового закона в том, что в нем четко прописаны все процедуры: какое постановление должен вынести пристав, как и когда он должен уведомить стороны, и, что очень важно для должника, четко расписан порядок обжалования действий судебных приставов, в том числе и выносимых ими ограничений на выезд.

«Это можно сделать через суд, но суды у нас не очень скорые. Если должник считает, что его ограничили в праве на выезд незаконно, можно обратиться к руководителю службы приставов — либо в письменной форме, либо непосредственно на приеме у старшего пристава. Решения по всем официальным жалобам на имя руководителя по новому закону должны приниматься в течение 10 дней. В каждом регионе есть телефон доверия ФССП. На сайтах ФССП и территориальных органов (www.fssp. ru) можно узнать о днях и времени приема старшими приставами и руководителями территориальных управлений. При острой необходимости человека выслушают даже в нерабочие дни или в вечернее время», — заверил Артур Парфенчиков.

Так что, отправляясь в аэропорт с чувством невыполненного долга, не забудьте захватить с собой номер телефона: (495) 620-65-97.

Что нельзя отнять у должника

Земельный участок, который не находится под залогом и является основным источником существования (размеры участка пока не определены); единственное жилье (если оно не является предметом ипотеки); предметы обихода; имущество для занятий профессиональной деятельностью (если его стоимость не превышает 100 МРОТ — на сегодня 110 тысяч рублей); личные вещи (кроме предметов роскоши); продукты; денежная сумма в троекратном размере прожиточного минимума (РПМ) на самого должника (на сегодняшний день РПМ в среднем по России 4000 рублей, в Москве — 5121 рубль) и в шестикратном РПМ на его иждивенцев; домашний скот и корм для него.

Для сравнения: в англо-саксонском праве имущественный иммунитет распространяется на личные вещи должника, предметы бытового обихода (включая швейную и печатную машины, мебель, кухонную утварь), торговый или производственный инвентарь, профессиональные справочники на сумму не более $1000, семейные фотографии и портреты.

В какие сроки надо рассчитаться с долгами

После возбуждения исполнительного производства должник может в течение 5 дней добровольно погасить задолженность: в этом случае ему не придется оплачивать исполнительный сбор (7% от суммы долга). В принципе, судебным исполнителям дается 2 месяца для исполнения решения суда. В соответствии с законом «Об исполнительном производстве» действуют следующие сроки предоставления исполнительного листа: 3 месяца — по административным платежам, 6 месяцев — по требованиям банков и иных кредитных организаций, 3 года — если исполнительная деятельность ведется на основании судебных актов судов общей юрисдикции, арбитражных судов и судебных приказов. Немедленное исполнение предусмотрено при взыскании алиментов и долгов по зарплате за один месяц. В статье 46 закона «Об исполнительном производстве» предусмотрено, что в первую очередь взыскиваются денежные средства (рубли или валюта), затем накладывается взыскание на ценности и предметы роскоши, а если таковых нет — на имущество должника. Арест на имущество налагается не позднее 1 месяца со дня вручения должнику уведомления о возбуждении исполнительного производства. Это при хорошем раскладе, иногда имущество может быть арестовано и в течение недели. Отсрочка может быть связана лишь с тем, что для ареста имущества должника судебные приставы обязаны получить запросы из регистрирующих органов (налоговой инспекции, банков, регистрационной палаты) о сбережениях и собственности ответчика.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.