Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Как дело Литвиненко ударит и по бизнесу

23.07.2007 | Морарь Наталья | № 24 от 23 июля 2007 года

Обострение отношений между Россией и Великобританией в связи с отказом России экстрадировать Андрея Лугового, обвиняемого Королевской прокуратурой в предумышленном убийстве Александра Литвиненко, похоже, ударит и по бизнесу — как российскому, так и британскому.
Чем полониевый скандал может обернуться для бизнеса, The New Times выяснял у экспертов, для кого поездки в Лондон — часть их обычной работы.


Совсем недавно российский бизнес в Великобритании чувствовал себя вполне комфортно. Озвученные еще в апреле Кремлем рекомендации высокопоставленным чиновникам из России не посещать российский экономический форум в Лондоне носили негласный характер, а ухудшение положения нефтяной компании ТНК-BP на российском рынке никем из экспертов не называлось спланированной кампанией против британского бизнеса в России.

— Наш ответ Чемберлену —

Но уже спустя несколько дней после выступления главы МИД Великобритании Дэвида Милибэнда в британском парламенте российская сторона заявила о «зеркальном ответе» на «недружественные и провокационные действия». Начальник департамента информации и печати МИД России Михаил Камынин объявил о высылке четырех британских дипломатов, временной приостановке выдачи российских виз официальным лицам Великобритании и о невозможности российско-британского сотрудничества в вопросах борьбы с терроризмом. Бизнес не заставил себя ждать. В этот же день президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин то ли напугал британцев, то ли испугался сам, предупредив, что кризис российско-британских отношений может привести к уходу значительной части российских компаний с Лондонской торговой биржи. Однако британцы настроены более оптимистично.

Пресс-аташе посольства Великобритании в России Анджум Нурани — в интервью The New Times: «Мы не думаем, что наше разочарование в действиях российского правительства касательно дела Литвиненко повлияет на экономические отношения между нашими государствами — они достаточно крепкие и выгодные. Мы настаиваем на том, что бизнес и политика — это совершенно разные вещи».

Представители посольства также подчеркнули, что проблемы с визами коснутся только заявок со стороны российского правительства: другими словами, чиновникам станет труднее выезжать на выходные в Лондон, к чему многие из них привыкли. У студентов или бизнесменов, обещают, проблем не возникнет.

Пресс-секретарь Форин-офис Великобритании Энди Макгафи отметил, что подобные прецеденты в истории взаимоотношений Великобритании с другими странами уже были. «За последние 10 лет мы выслали 28 иностранных дипломатов», — рассказал Энди Макгафи The New Times, обратив внимание на то, что причины высылки иностранных дипломатов были иные, чем в случае с полониевым скандалом. Так, например, дипломаты ряда стран были участниками событий, связанных с наркотиками, сексуальными домогательствами, нанесением тяжких телесных повреждений, нападением на полицейских, вождением в нетрезвом виде, изнасилованием и насилием над детьми.

— Shopping No More —

Энди Макгафи объяснил: «Меры будут касаться чиновников российского правительства. Они будут получать визы в Великобританию, но только на строго ограниченный срок — на время официальных визитов. Визы на частные поездки и в любое другое время, кроме официальных визитов, им выдаваться не будут». В том, что меры против российских официальных лиц в первую очередь ударят по обороту лондонских бутиков, которые так любят гости из Москвы, не сомневается и Рори Макфаркухар, исполнительный директор департамента экономических исследований компании Goldman Sachs. «Визы не будут выдаваться российским чиновникам на то, чтобы шопинговать в английских магазинах», — сказал эксперт в интервью The New Times.

Бизнес — это бизнес, а политика — это политика. Даже если она с полониевым оттенком. На этом настаивает Энди Макгафи, заявивший, что «дело Литвиненко и отказ России в выдаче господина Лугового — это не вопрос коммерческих интересов, а вопрос исключительно криминальный». «Великобритания входит в пятерку стран — крупнейших инвесторов в Россию, и мы надеемся, что британские инвестиции в Россию в связи с последними событиями не уменьшатся», — сказал пресс-секретарь британского Форин-офис. Оптимизм Макгафи, однако, разделяют не все.

«Я надеюсь, что история с отказом экстрадировать Лугового не повлияет на бизнес — как российский, так и британский, но я думаю, что в ближайшее время все может привести к этому, — заявил в интервью The New Times Эл Бридж, ведущий аналитик UBS Investment Bank — Россия. — С обеих сторон происходит ухудшение ситуации. С одной стороны, Великобритания должна уважать российскую Конституцию, которая не позволяет экстрадировать российских граждан. С другой стороны, Россия должна уважать британские законы, требующие открытого и беспристрастного суда. По определенным политическим причинам обе стороны этого не делают».

Филипп Дохарст, пресс-секретарь Gasprom Marketing and Traiding, лондонской дочерней компании Газпромбанка, уверен: «В сложившейся ситуации для нас нет никаких проблем, поскольку мы не ввязываемся в политику, а занимаемся обычным административным бизнесом». «Необходимо подождать, но мы надеемся, что вся эта история не окажет влияния на бизнес. У нас в компании на сто человек работает всего 7—8 русских, поэтому мы надеемся, что проблемы нас не коснутся», — сообщил Дохарст, косвенно подтвердив, что у русских могут быть проблемы.

Катерина Хэслом-Джоунс, управляющий партнер лондонского офиса московского адвокатского бюро Генриха Падвы — Padva, Haslam-Jones and Partners, предположила, что история с отказом в выдаче Андрея Лугового и выборы в марте 2008 года могут ослабить интерес к России со стороны британских инвесторов. «Что касается российских компаний в Великобритании, то, наверное, может произойти некоторое снижение стоимости их акций на бирже», — рассказала The New Times лондонский адвокат. «Ухудшение бизнес-отношений — не в интересах обеих стран, но такой риск существует, поскольку политики к этому подталкивают», — отметил Эл Бридж. Катерина Хэслом-Джоунс опасается подобных рисков: «Если политическая ситуация накалится еще больше и это каким-либо образом скажется на российско-британском бизнесе, могут посыпаться сделки. Это безусловно отразится и на нас, поскольку многие наши клиенты — российские компании, которым мы помогаем выйти на европейский рынок, и, наоборот, европейские компании, которые с нашей помощью выходят на российский».

Поезда идут
— в разные стороны —

Бывший посол Великобритании в России сэр Родерик Лайн: «Ситуация напоминает детский трек с двумя поездами: один поезд — бизнес — движется в одном направлении, а другой — политика — в противоположном, в сторону ухудшения. И все это происходит одновременно». Сэр Лайн убежден, что обе стороны заинтересованы в интеграции российских компаний в мировой рынок. «Великобритания может России в этом помочь, — добавляет сэр Лайн. — Что касается британского бизнеса, то я, к примеру, нахожусь сейчас в Благовещенске. Здесь британская добывающая компания развивает экономику, инфраструктуру, что очень выгодно для жителей региона. Я не думаю, что кто-нибудь выступит за уход подобных компаний из России».

Российские эксперты, опрошенные The New Times, больше склонны надеяться на мирное разрешение ситуации. «Из моих личных бесед с представителями британского бизнеса мне известно, что они очень надеются на дальнейшую работу в России, — рассказал главный экономист ИК «Тройка Диалог» Евгений Гавриленков. — Если не будет эскалации конфликта, то, в общем-то, это не должно повлиять на самочувствие российского бизнеса в Великобритании и наоборот. Пока конфликт развивается в достаточно мягкой форме: Великобритания предложила на раздумья 10 дней, а не 24 часа, как это вполне могло бы быть». Согласен с ним ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев: «Российские власти будут делать все, чтобы не перевести конфликт из сферы политики в сферу экономики. Британские власти, в свою очередь, пока не делали заявлений о намерении ввести экономические санкции в отношении российского бизнеса». «Если мы говорим о бизнесменах, связанных с ФСБ, у них, возможно, возникнут трудности с визами. Ведь Андрей Луговой — тоже бизнесмен. Но это вряд ли коснется обычного бизнеса», — добавил при этом ректор РЭШ.

Леонид Григорьев, президент Института энергетики и финансов, комментируя возможность обострения конфликта, предложил исходить из «принципа равенства репрессий». «Если будет ограничен въезд в Великобританию российским официальным лицам, то возникнет огромное количество проблем с деловыми конференциями и семинарами. Пострадавших будет много — не десять официальных лиц, не получивших визы, а десять деловых конференций, в которых они не смогут участвовать», — отметил он. «Безусловно, вся история с Литвиненко и отказом в экстрадиции Лугового отпугнет российских олигархов от покупки собственности на английских островах», — добавил Григорьев. «Приход российских бизнесменов в Европу — это факт уже решенный, а вот в Англию — пока еще нет», — резюмирует президент Института энергетики и финансов.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.