Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Мир

#Только на сайте

Брекзит вышел из тумана

19.06.2016 | Андрей Остальский, Лондон | №21 (411) 19.06.16

Сторонники выхода Британии из ЕС довольны: за считанные дни до референдума 23 июня опросы показывают их численное преимущество. А ведь еще пару месяцев назад картина была совершенно иной. Что произошло с англичанами — разбирался The New Times

EN_01215550_0983.jpg

Чашки с подписями «Я — остаюсь» и «Британия сильнее с Европой» на столе перед началом телешоу с участием премьера Кэмерона, Лондон, 16 июня 2016 года

16 июня в Западном Йоркшире средь бела дня была зверски убита депутат-лейборист Джо Кокс, обаятельная женщина, мать двоих детей. Она была избрана в парламент только в прошлом году, страстно верила в то, что Британия обязательно должна остаться в Евросоюзе и принимать беженцев из Сирии. Она говорила об этом на очередной встрече с избирателями, когда вдруг раздался крик: «Британия — превыше всего!», после чего кричавший извлек из кармана пистолет и стал стрелять в нее, потом пустил в ход еще и нож. Организаторы обеих кампаний — за и против выхода Британии из ЕС — сразу же после объявили, что приостанавливают агитацию — в знак траура. Поклонники теорий заговоров немедленно отметились в соцсетях традиционным образом — дескать, это сами приверженцы единой Европы устроили подлую провокацию, чтобы повлиять на исход референдума. С противоположного фланга им ответили: нет, это сторонники выхода из ЕС настолько подогрели националистические настроения, что ни акты насилия, ни даже политическое убийство, уже не кажутся чем-то удивительным.

Тем не менее: британцы — люди не слишком сентиментальные. И при всем уважении к погибшей вряд ли многие поменяют свое отношение к Евросоюзу из-за одного трагического эпизода. А общественное мнение перед референдумом стало склоняться в пользу ухода из ЕС.

Английская душа

15 июня представитель одного из крупнейших в стране букмекерских агентств William Hill сообщил: почти 80 % ставок делается в пользу брекзита (сокращенно от British Exit — «британский выход» из Евросоюза. — NT). Эта новость важна, прежде всего, потому, что в Британии ставки букмекеров, как правило, отстают от опросов общественного мнения, которые еще совсем недавно показывали явное преимущество римейнеров (от англ. remain), то есть желающих остаться в ЕС. В марте 2016 года, когда NT писал о подготовке к референдуму (см. NT № 9 от 21 марта 2016 года), картина была такой: треть населения была за выход из ЕС, треть — за то, чтобы остаться. Но потом маятник внезапно качнулся в противоположную сторону: теперь с отрывом в три, шесть и более процентов, лидируют аутеры (outers) или ливеры (leavers), как теперь чаще называют сторонников ухода из ЕС.

Что же могло за это время так сильно повлиять на общественные настроения? Ответ очевиден: пропагандисты брекзита сумели нащупать болевую точку, «мозоль» английской души — проблему иммиграции, на которую успешно валят все невзгоды и страхи масс. Причем речь идет именно об английской, а не британской душе. Именно в Англии, а не в Шотландии, Северной Ирландии и Уэльсе, как видно по опросам, идет бурный рост антиевропейских и антииммигрантских настроений. У возродившегося вдруг английского шовинизма в последние дни появилось яркое воплощение на экранах телевизоров — пьяные, злые лица английских футбольных фанатов, новым гимном которых стала речевка: «Мы выиграли войну… победим и И-Ю (EU — ЕС). Выиграем опять, растуды твою мать» (вольный перевод, английский мат нелегко точно переложить на русский). Чем не перекличка с лозунгом российских ненавистников Европы, тоже вспоминающих военную победу, — «можем повторить».

Впрочем, и куда более респектабельные деятели тоже в своих пропагандистских усилиях приравнивают ЕС к Гитлеру: дескать, методы у них разные, а цель одна. Подобное заявление сделал Борис Джонсон, в прошлом весьма популярный мэр Лондона, а ныне — негласный лидер сторонников брекзита и претендент на кресло премьер-министра.

Главная опора

Против изоляции страны от континента — руководство всех главных политических партий: консерваторов, лейбористов, либерал-демократов и «зеленых». Депутаты палаты общин и члены палаты лордов. Менеджеры крупных компаний (ВТ, «Роллс-Ройс»), литераторы, деятели культуры, артисты и режиссеры (280 из них подписали коллективное письмо с призывом к своему народу опомниться и не отделять свою судьбу от других европейцев), ученые, включая лауреатов Нобелевской премии. Нет, конечно, во всех этих категориях есть не так уж мало людей противоположных взглядов. Например, знаменитый актер Майкл Кейн и автор сценария «Аббатства Даунтон» Джулиан Феллоуз выступили за расставание с ЕС. Того же требуют гениальный изобретатель новых бытовых приборов миллиардер Джеймс Дайсон и президент «Формулы-1» Берни Экклстоун, 
заявивший по этому поводу, что не имел бы ничего против Европы, «только если бы ею управлял Владимир Путин». И все же практически во всех группах элиты евроскептики явно в меньшинстве.

Новым гимном английских фанатов стала речевка: «мы выиграли войну… победим и «И-Ю» (EU — ЕС). Выиграем опять, растуды твою мать»

Массовую поддержку брекзиту обеспечивают фермеры (что удивительно, учитывая их сильную зависимость от субсидий ЕС), мелкие предприниматели-кустари, деклассированные люмпены и безработные, строители, пенсионеры и некоторая, впрочем, довольно значительная, часть среднего провинциального класса, прежде всего на севере страны. Ну и конечно, та часть бизнеса, для которой отсутствие таможенных барьеров со странами континентальной Европы не благо, а помеха, источник конкуренции. Но главной опорой брекзита стал рабочий класс, особенно малоквалифицированный. В основном это избиратели лейбористов, отказывающиеся прислушиваться и к руководству партии, и даже к профсоюзам: 12 крупнейших из них категорически выступили за то, чтобы Британия оставалась в ЕС, объясняя, что именно из Брюсселя исходят защищающие рабочих инструкции и правила.

EN_01215240_1277.jpg

Лидер партии независимости Соединенного Королевства (UKIP) Найджел Фарадж с одним из сторонников брекзита, Рамсгейт (Великобритания), 13 июня 2016 года

Настроения пролетариев стали шоком для многих левых социалистов. Самая, наверное, известная и популярная деятельница и публицистка среди них — Полли Тойнби, внучка знаменитого историка и культуролога Арнольда Тойнби, которая и сама написала несколько популярных книг. Полли провела день в штаб-квартире лейбористов, где молодые, грамотные добровольцы обзванивали избирателей своей партии в графстве Ноттингемшир, пытаясь доказать им с помощью цифр и фактов преимущества для Британии и особенно для рабочих членства в ЕС. То, что услышала Полли, ее потрясло. «Один звонок за другим — и ответ все время один: out, out,out! — «вон!» Всегда одни и те же объяснения: на первом месте иммиграция, на втором — мифические £350 млн, которые Британия якобы платит Брюсселю каждую неделю. На третьем — «Хочу вернуть себе мою страну». В статье в The Guardian Полли Тойнби цитирует лейбористских избирателей: «Наша страна переполнена. Извините, но места ни для кого больше нет. Я не могу записаться к врачу, не могу устроить детей в школу, не могу получить квартиру».

Тойнби попыталась убедить собеседников, что все эти проблемы — результат политики строгой экономии и сокращения государственных расходов, которую проводит консервативная партия. Но они все равно продолжали талдычить свое, виня во всех бедах иммигрантов. «Остановите их, им нет здесь места, наши, свои должны все получать в первую очередь», — слышала Полли.

Мердок в восторге

Роковую роль в умонастроениях англичан сыграла самая популярная газета рабочего класса The Sun, много лет упорно зомбирующая своих читателей, накачивая их ненавистью к ЕС и иммигрантам. Наверняка доволен и владелец — Руперт Мердок, обиженный на нынешнее британское правительство после расследования Левисона, установившего систематическое и вопиющее нарушение элементарной этики, а зачастую и закона в его газетах. Недаром Мердок послал поздравления одному из лидеров движения брекзит Майклу Гоуву, когда тот перешел в стан противников Кэмерона. Газеты вспоминают, как в «добрые старые времена», когда Мердок, что называется, ногой открывал двери в кабинеты великих мира сего, он откровенно объяснял известному журналисту Энтони Хилтону, почему ненавидит Евросоюз: «Когда я прихожу на Даунинг-стрит, там делают всё, что я им говорю. Когда я прибываю в Брюссель, меня игнорируют».

Бульварные газеты протрубили аршинными заголовками на первых страницах, что сама королева поддерживает брекзит. Эта дезинформация была немедленно опровергнута Букингемским дворцом: королева в таких дебатах придерживается строжайшего нейтралитета и никогда не позволит ни прямо, ни косвенно, ни намеком, ни полунамеком обнародовать свою позицию. Но в результате широкие массы остались в убеждении, что монарх — против членства в ЕС, и это, без сомнения, повлияло на мнение многих. А на следующий день после массового убийства в гей-клубе Орландо еще один из столпов британской желтой прессы — The Daily Mail, возможно, была единственной газетой западного мира, не нашедшей на своей первой странице места для этой новости: вместо этого — статья под сенсационным заголовком: «Ярость по поводу заговора с целью впустить (в Британию) полтора миллиона турок». В чем же заговор? А в том, что какие-то сторонники брекзита в Форин-офисе устроили утечку служебной переписки британского дипломата, заместительницы главы миссии в Анкаре (даже не посла), в которой та осторожно поднимает вопрос о возможности предоставления туркам — обладателям «специальных» (то есть служебных) паспортов — безвизового режима в качестве жеста доброй воли. Инициатива эта не нашла понимания ни в правительстве, ни в руководстве МИДа. Но если факты не совпадают с заголовками, тем хуже для фактов.

«Наша страна переполнена. Извините, но места ни для кого больше нет. Я не могу записаться к врачу, не могу устроить детей в школу, не могу получить квартиру»

Да и трагедию в Орландо пропагандисты брекзита попытались привязать к проблеме взаимоотношений с ЕС, доказывая, что членство в Союзе якобы увеличивает вероятность таких терактов в Соединенном Королевстве. Особенно запомнилась картинка на сайте организации Leave.eu: несуществующий «европейский» паспорт, на нем буквы EU (Европейский союз) и подпись: «Главное оружие террористов».

Впрочем, и сторонники ЕС тоже часто преувеличивают угрозы, которые несет с собой брекзит — утверждая, например, что каждая семья не досчитается нескольких тысяч фунтов в год, что ставка ипотечного кредита вырастет на 3–4 %, что дома — главный капитал среднего класса — в случае ухода из ЕС подешевеют на 18 %, что придется значительно сократить и без того невеликие государственные пенсии и т.д. Откуда добыты эти цифры, не упоминается.

EN_01215550_0979.jpg

Дэвид Кэмерон разъясняет преимущества жизни в единой Европе знаменитым телеведущим Джереми Кларксону (справа) и Джеймсу Мею, Лондон, 16 июня 2016 года

Так или иначе, накал страстей достиг небывалых для Британии высот. Не редкостью стали атаки ad hominem, личные оскорбления. Когда директор финансового комитета палаты общин Эндрю Тайри неожиданно заявил, что экономические соображения убедили его выступить против брекзита, одна из главных лидеров крайне правого фланга партии тори Надин Доррис направила твиттер-послание канцлеру казначейства Джорджу Осборну: «Что ты обещал Тайри за это? Рыцарское звание? Место в палате лордов? Лазанью на кухне номера 11?* Или дать ему понюхать свои грязные носки?»

Самый сложный вопрос сейчас: означает ли возможная победа аутеров 23 июня начало конца Евросоюза? Или даже, как предупреждает председатель Европейского совета Дональд Туск, конец «нашей политической цивилизации». Сложный — потому что это может оказаться в итоге правдой…

Опрос

Как намерен голосовать на референдуме русский Лондон — The New Times узнавал у его представителей:

Анна Матвееванаучный сотрудник King’s College:

Я буду голосовать за выход. Евросоюз как идея был очень хорош, но ее реализация зашла в полный тупик. Во-первых, из-за укрепления бюрократических институтов, чей статус непонятен: они не избраны, они не национальные правительства. Во-вторых, когда в ЕС пришли новые члены, особенно Восточная Европа, они стали диктовать свою повестку дня, и у них, как выяснилось, есть свои ценности — необязательно те, на которых Евросоюз изначально базировался.

Думаю, экономически никаких особых последствий, если Британия проголосует за выход из ЕС, не будет, потому что Евросоюз не знает, как отсоединять от себя страны, не было такого прецедента. Пока ЕС выработает эту практику, еще лет пять пройдет.

Константин Пинаев, автор проекта «Вокруг Лондона за 40 шагов» — нестандартные экскурсии:

Я однозначно буду голосовать за то, чтобы остаться в Евросоюзе. Мне кажется, это настолько очевидный выбор для иммигранта, для человека, который живет в открытом мире. То, что Британия должна остаться в ЕС, мне особенно понятно, как бывшему советскому человеку, потому что у нас все развалилось, и мы до сих пор видим последствия развала. Вот то же может случиться и с Евросоюзом. Если Британия выйдет, пойдет цепная реакция…

Хочется быть частью Европы еще и потому, что выход из Евросоюза однозначно нанесет удар по экономике. Я не встретил ни одного экономиста, который бы говорил, что будет нормально, если мы выйдем. Выход из ЕС — это закрытие половины внешних рынков, половина индустрии пойдет под откос… По курсу фунта (он снизился в последние дни. — NT) уже понятно, чем все это может закончиться…

Александр Смотров, советник консалтинговой компании Global Counsil:

У меня не было сомнений, чтобы проголосовать за то, чтобы Британия осталась в Евросоюзе.

Мне очень нравится Евросоюз как проект. И то, ради чего он был создан, и то, во что он в итоге вылился – это всегда было для меня воплощением идеи интеграции, которая, возможно, не получилась в других случаях – например, с нашей собственной страной, с Советским Союзом.

Из тех, с кем мне приходилось общаться – а это люди разных социальных слоев и разного возраста – есть те, кто обеими руками за то, чтобы остаться в ЕС, и есть те, кто уверен, что Великобритания должна уйти выйти из состава Евросоюза. На самом деле тех, кто – за выход – довольно много, особенно из тех, кто переехал в Британию давно, и для кого не так важны европейские ценности. Такое ощущение, что люди не до конца понимают последствия возможного выхода. Нет никакой экономической модели, которая позволяла бы просчитать эти последствия, поэтому все руководствуются какими-то своими соображениями – и это касается не только населения, но и политиков, вообще всех.

Катерина Никитина, главный редактор журнала “Russian Gap. Mind the Russians”:

Я в первый раз пойду тут голосовать, несмотря на то, что (британский) паспорт я получила лет пять назад, и за это время в стране уже успели пройти выборы. Пойду, потому что это голосование - очень важное. Я слежу за опросами, и вижу, что мнения разделились буквально пополам.

Я буду голосовать за то, чтобы остаться в ЕС – потому что, как и все, боюсь каких-то неожиданных перемен, боюсь за своих знакомых, которые живут и работают в Британии с европейскими паспортами. И боюсь, конечно, что перекроют кислород всем, кто захочет приехать в Британию из Евросоюза.

Но при этом, конечно, я понимаю людей, которые опасаются, что Британия может захлебнуться в притоке мигрантов. Эксперты говорят о том, что в ближайшие годы сюда может приехать еще 12 млн человек. Я просто надеюсь, что у власти достаточно умные люди, и они смогут с этим как-то справиться. Но мне лично кажется, что сейчас в Британии все хорошо, и незачем какие-то потрясения вносить совершенно ненужные.

* По адресу Даунинг-стрит, 11, живет и работает канцлер казначейства, в данном случае Джордж Осборн.

Фото: afp/east news


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.