Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Тренд

#Только на сайте

Счастливая Москва

19.06.2016 | Давыдов Иван | №21 (411) 19.06.16

Образ горожанина в мэрской пропаганде

IMG_3217.jpg

Градоначальник и сам готов потерпеть, лишь бы потом горожанам было хорошо, Москва, здание мэрии на Тверской, 14 июня 2016 года

Про Москву говорить интересно не только потому, что Россия — страна централизованная и центростремительная. Система взаимоотношений с населением, выстраиваемая московской властью, — это что-то вроде действующей модели системы взаимоотношений российской власти с народом страны. Москва все-таки меньше, чем Россия, и проблем в ней меньше, наблюдать и анализировать происходящее здесь — проще. Но выводы могут оказаться ценными для понимания того, что происходит в стране и со страной. Власть демонстрирует народу успех — а народ обязан восхищаться, и главное — не задаваться вопросами о том, сколько стоит успех и успех ли это вообще. Для понимания того, как это устроено, неважно, о каком успехе речь — о ковровом благоустройстве штабов и коммуникаций запрещенной в России группировки ИГИЛ* или о ковровом же благоустройстве окрестностей Кремля. Важно, в какой позиции должен с точки зрения власти — и большой, российской, и мелкой, московской, — находиться гражданин. Вернее даже — в какой позе.

В руках у московского правительства — серьезный пропагандистский ресурс: от канала ТВЦ и газеты «Вечерняя Москва» до вороха бесплатных «районок» и профильных групп в социальных сетях. И при первом, поверхностном знакомстве со всем этим информационным богатством может сложиться ощущение, что задача мэрских пропагандистов — формирование в тени главного государственного культа главной государственной личности собственного маленького культика Сергея Собянина. Откроем свежий номер «Столицы Единой России» — тоже бесплатной и, как нетрудно догадаться, — партийной газеты. На первой полосе — громадное фото: Собянин отправляет детишек в оздоровительные лагеря. Все улыбаются. Все счастливы. Лидер нации и лидер партии — Владимир Путин и Дмитрий Медведев — появляются только на второй полосе. Но рядом с их некрупным изображением другое, побольше: Собянин, лучащийся счастьем, листает какие-то бумаги. Треть эфира новостных выпусков ТВЦ — о том, куда сегодня съездил и кого с чем поздравил глава города. И так далее.

Sobianin_001.jpg

Но это — именно что поверхностный взгляд. Задача пропаганды — решать доступными средствами проблемы руководства. А главной проблемой собянинской Москвы является москвич. Живой, настоящий москвич, вечный нытик, который почему-то хочет иметь возможность купить бутылку воды в ларьке рядом с домом, а не в удобном супермаркете — всего-то в десяти кварталах. Который не готов восхищаться размахом архитектурной мысли, пробираясь через противотанковые рвы очередного «благоустройства». И который — что самое неприятное — имеет наглость спрашивать, почему его налоги непременно надо тратить на регулярное перекладывание тротуарной плитки.

Объясняться с реальным москвичом — долго, сложно, а по некоторым вопросам (вроде налогов и плитки) просто невозможно. Поэтому московская пропаганда подменяет неприятного реального москвича приятным виртуальным. В газетах, телесюжетах, в группах в социальных сетях, на которые мэрия не жалеет средств, — вечный восторг. В текстах — изобилие восклицательных знаков. «Москва меняется»! «Москва движется»! На лицах — только улыбки. На картинках, показывающих, как преобразится город после очередного благоустройства со взломом, — вечное лето.

Сюжет на ТВЦ: Тверская, которая выглядит так, будто на ней не меньше месяца велись бои с превосходящими силами противника и никто снарядов не жалел. Редкие прохожие скачут среди колдобин. И один за одним повторяют в камеру — потерпим! Зато потом! Спасибо!

Задача пропаганды — решать доступными средствами проблемы руководства. А главной проблемой собянинской Москвы является москвич

Мэрия имитирует информационную открытость — ответы на вопросы, встречи с жителями, прямые эфиры. Но ключевой момент — момент объяснения — из разговоров вымывается. Жителя столицы просто ставят перед фактом: будет так, то есть будет хорошо. Виртуальный москвич испытывает оргазм. Реальный падает в яму.

Когда-то давно Достоевский придумал удивительное словосочетание — «административный восторг», то есть желание «показать свою власть», свойственное «последней ничтожности», оказавшейся хоть «у продажи дрянных билетов на железную дорогу». Московский административный восторг сложнее — столичным администраторам желательно видеть, как их восторгом заражаются те, над кем они власть показывают.

А для интеллектуальных скептиков есть специально нанятые люди вроде Григория Ревзина. Которые кратко и доходчиво — страницах на десяти, не больше, — объяснят, что критики — просто «стадо баранов» и счастья своего понять не способны, но потом все равно будут благодарить мудрое начальство и урбанистов, начальству подведомственных. Москва ведь меняется! Спасибо! Потерпим!

Фото: Георгий Александров

* «Исламское государство», ИГ, — запрещенная в России террористическая организация.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.