Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Авто

#Политика

До сих пор российский покупатель может только чесать затылок, напрягая свою фантазию по поводу истории покупаемой им машины

23.07.2007 | Лысаков Вячеслав | № 24 от 23 июля 2007 года

 

До сих пор российский покупатель может только чесать затылок, напрягая свою фантазию по поводу истории покупаемой им машины. У нас зачастую уже проверенный в ГАИ автомобиль при очередном снятии-постановке на учет вдруг объявляется ворованным, а то и нерастаможенным (если это иномарка). Со всей головной болью, ложащейся на последнего хозяина. При этом ни одно должностное лицо, проводившее предыдущие проверки и оформление, не несет никакой ответственности.

председатель Движения автомобилистов
«Свобода выбора»Вячеслав Лысаков 

Уже давно обсуждается тема создания единой информационной базы данных, то есть объединения баз по автомобилям, поставленным на учет, угнанным, а также растаможенным, баз данных страховщиков, заводских баз по машинам, выпущенным с конвейера. В США и Канаде давно работают подобные системы проверки автомобилей по VIN-номеру (CARFAX и AutoCheck). Там в режиме онлайн можно за пару долларов получить подробнейший отчет об истории подержанного автомобиля начиная с года его выпуска — со списком всех предыдущих владельцев и списком всех ремонтов, аварий и скручиваний спидометра, которые претерпел этот автомобиль. Информация туда идет от всех служб, с которыми соприкасалась машина: от дорожной полиции и автомастерских до аукционов. Также там содержатся сведения о том, является ли автомобиль «утопленником», работал ли в прокате, полиции, такси… В России таких данных в открытом доступе нет. Бюджетная бедность мешает? Да ничего подобного! Милицейские базы используются для манипуляций, подлогов и обмана. Соответственно, хранятся как зеница ока в режиме государственной тайны. Если бы можно было совместить хотя бы три базы — поставленных на учет автомобилей, угнанных и выпущенных с завода, то мгновенно всплыла бы туча «левых» машин, до этой поры считавшихся легальными, то есть спокойно стоявших на учете. В конце июня появилась новость, что в России создадут-таки единую автоматизированную информационную систему (АИС). Премьерминистр Михаил Фрадков подписал постановление № 391, по которому Мининформсвязи будет отвечать за передачу между Российским союзом автостраховщиков (РСА), МВД, Минтрансом, Минсельхозом, Минобороны, Федеральной таможенной службой и ФССН информации о действительности полисов ОСАГО и произошедших ДТП. Ранее эти ведомства и РСА не могли договориться об обмене информацией и делиться своими базами данных друг с другом никто из них не хотел. Например, база данных ГАИ. Позволю себе использовать, не называя имен и регионов, информацию, поступающую мне лично как руководителю общественной организации. Итак, переписка по интернету.

Первый источник, член нашей организации, сотрудник спецслужбы:
«По базе вопрос очень скользкий и, я бы сказал, странный. «Гайцы» имеют неплохую базу, уже созданную ими. Но вот доступ туда не хотят давать никому. У нас в городе проходило совещание МВД, ФСБ, наркоконтроля, ФНС и прочих. На нем повесткой стояла как раз эта база, точнее, оперативный доступ к ней всех означенных структур. Перед этим совещанием я от нашей службы готовил пакет предложений. В частности, предложил к их серверу с базой сделать радиодоступ. Цена вопроса — всего около 6 тысяч рублей и несколько дней для настройки. Кроме того, в качестве ответного шага предложил открыть нашу базу по автотранспорту (есть у нас такая, и создана она самостоятельно, и мной в том числе), в ней есть такие данные, например: где и когда такая-то автомашина была зафиксирована, маршруты передвижения данной автомашины, где паркуется на ночь, где ремонтируется. При розыске это просто неоценимая информация, тем более учитывая контингент наших объектов (наркодилеры, банды, ну и прочий криминалитет). Как ты, наверное, уже догадался — воз и ныне там. Отговорки были просто смехотворные вроде: они не знают, как организовать этот самый радиодоступ. У нас, правда, появился доступ к их базе, но по телефону через человека из ГАИ. Был как-то даже курьезный случай. У связи нашего объекта был «Крузак» с номерами, числящимися за «Жигулями» 1971 года выпуска. Но при последующих обращениях за инфой в ГАИ этот номер просто исчез из базы, а машина так и ездит по городу с этими номерами, и кому она принадлежит, узнать так и не удалось не только нам, но и операм из управы (есть документальное подтверждение — фото). Так что ментам (ГАИ) есть что скрывать. Причем не рядовым сотрудникам, а руководству. И добровольно они это не отдадут. Как ты понимаешь, эту инфу на форуме я выложить не могу, но считаю, что ты знать должен. Кстати, наркоконтроль так доступа и не получил, а ФНС получает только частично. Вот так».

Второй источник, региональный координатор:
«Сегодня был разговор с N, сначала увлекся, стал рассказывать подробности про «двойники» и «воздушные» машины. Потом спохватился и стал орать: «Ты понимаешь, куда ты лезешь, идиот, на ВАЗ цепочка тянется, оттуда уже выходят машины с одинаковыми номерами кузова и так далее!»

«Воздушные» машины — с номерами, которые никогда не производились (перебиты с чужих документов). «Двойники» — произведены на заводе, имеют одинаковые номера, все официально, существуют без проблем только до тех пор, пока не встретятся в одном регионе (в разных регионах стоят на учете в МРЭО и ездят годами). Вроде так. В общем, завязаны все: завод, МРЭО, розыскники. Никому единая база не нужна».

Третий источник, в УСБ МВД, сообщил мне, что у них устное указание «не трогать ГАИ» (разговор о Московском регионе). И как это понимать? Как видим, оперативной целесообразности никакой, наоборот, я бы сказал, коммерциализация и полная продажность целых эшелонов сотрудников МВД.

Может, пора расчищать эти авгиевы конюшни? А то как-то не очень верится в эффективность межведомственной рабочей группы по борьбе с коррупцией Виктора Иванова: кроме факта создания, о ней больше ничего не слышно.
Но требовать с руководства страны жесткой политической воли в этом вопросе, чтобы все ветви власти наконец-то начали то, что надо было делать еще вчера — принять закон о борьбе с коррупцией, начать переаттестацию кадров, ротацию, — можем и должны мы, гражданское общество. Метастазирование зашло так далеко, что времени на «операцию» осталось крайне мало.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.