Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Военно-морской флот России на службе их величеств "Газпрома" и "Роснефти"

30.07.2007 | Воронов Владимир | № 25 от 30 июля 2007 года

Ко дню Военно-морского флота министр обороны Анатолий Сердюков должен был получить новый «подарок»: его планировали назначить председателем совета директоров создаваемой Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), хотя еще недавно речь шла о первом вице-премьере Сергее Иванове. Сам Иванов сказал, что рекомендовал вице-премьера Сергея Нарышкина. Но самое интересное — российский ВМФ, по информации The New Times, будут использовать в интересах «Газпрома» и «Роснефти».


Авианосцы должны
— строиться независимо —
от госпрограммы вооружений

Впрочем, сам Сергей Иванов, уже возглавляющий совет директоров Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК), изначально скептически относился к возможности занять аналогичный пост и в ОСК. Потому как запущенность судостроительной отрасли и сложность ее управления намного выше, чем в авиастроении. И даже если финансовый поток весь и без остатка потечет в кассу, не растекаясь по «зарукавьям», реальной отдачи придется ждать там годами, а то и десятилетиями. Одним словом, деньги эти не в пример куда более «медленные», чем авиационные. И уж как экс-министру обороны Сергею Иванову очевидна вся малоперспективность «тяжелого» судостроения, о проблемах которого он знает не понаслышке. Да и к океанским амбициям флотоводцев Сергей Борисович также довольно равнодушен.

Объем заказов холдинга оценивают примерно в $12 млрд. Более того, в ближайшие 8 —10 лет государство планирует инвестировать в модернизацию судостроительной отрасли $7 млрд (170 млрд рублей), а согласно концепции Минпромэнерго инвестиции федерального бюджета и бизнеса в судостроение должны составить до 2030 года не менее $10 млрд (250 млрд рублей).

Реально рулить в ОСК будет скорее генерал Александр Бурутин — советник президента и будущий генеральный директор корпорации. Генерал Бурутин — «потомственный» генерал и генштабист, точно не испытывающий никакой эйфории относительно идей океанского флота. В июне этого года Александр Бурутин обмолвится, что «авианесущие корабли должны строиться в рамках федеральной национальной программы вне зависимости от государственной программы вооружений». Но отнесемся к этим словам с пониманием: государственная программа вооружений уже принята, средства под нее в бюджет заложены, транши вроде бы пошли, а вот океанский флот и авианосцы — это пока лишь химера. Хотя при этом советник президента осторожно уточняет: главное командование ВМФ России разрабатывает концепцию развития флота до 2040 года, предусматривающую строительство авианосцев. Одно это уже напоминает известный анекдот про Ходжу Насреддина: «Или шах помрет, или ишак...»

— Адмиральский реванш —


Реальным «смотрителем» судостроения станет советник президента генерал Александр Бурутин. Хотя он и говорит о строительстве авианосцев, но явно не склонен изыскивать средства на них в уже сверстанной программе вооружений

Адмиральские же амбиции растут как на дрожжах. Еще в январе 2004 года тогдашний главком ВМФ адмирал Владимир Куроедов, до того на словах осторожно ратовавший за строительство авианосцев, скажет: флот отказывается от океанских кораблей, строить авианосцы нам еще рано.

Бурных возражений не последовало. Да и нет в России сухих доков, где можно было бы построить корабль водоизмещением свыше 50 тысяч тонн1 и длиной свыше 270 метров. Такой док еще нужно соорудить. Цена вопроса — официально минимум 9 млрд 739 млн рублей, реально — намного больше. Государство пока готово выделить не более 8,8 млрд рублей для возведения такого сооружения в Северодвинске. Не говоря уже о том, что у нынешней России просто нет ни опыта строительства авианосцев (авианесущие крейсеры сооружали в Николаеве), ни кадров (те, кто такой опыт имел, в своем большинстве также остались на Украине). Цена же собственно корабельного вопроса вообще запредельна: даже при серийном производстве авианосцев в США каждый из них обходится казначейству как минимум в $8,5 млрд. Во сколько влетит такой корабль России при штучном подходе, сложно даже представить — таких расчетов просто нет.

И ведь каждый авианосец нуждается в кораблях сопровождения: крейсерах, эсминцах, корветах и фрегатах. «Старыми запасами» уже не обойтись, придется строить новые. При средней стоимости фрегата $400 — 500 млн. Не говоря уже о том, что все это будет нуждаться в совершенно иной системе управления, оперативного и тылового обеспечения, иной системе базирования, новые авианосцы просто некуда будет ставить, для них нет баз, а в базах нынешних полностью отсутствует инфраструктура, способная их обслужить. И кто будет взлетать с палуб этих авианосцев? В 1996 году в ВМФ России было не более 15 летчиков палубной авиации, три года назад их было уже только 12, сколько сейчас? Единственный в России авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов», спущенный на воду в 1989 году, лишь однажды выходил в дальний поход — в Средиземное море. Корабль, по сути, болтается у причальной стенки, нуждаясь в капитальном ремонте. Когда осенью 2003 года «Адмирал Кузнецов» отправили на ходовые испытания, он сразу стал тонуть. И если бы это касалось только одного корабля! Эксперты подсчитали, что ввод в строй каждых двух-трех новых субмарин... убивает 10 —12 уже действующих: они гниют и приходят в упадок — средств на их ремонт и модернизацию нет.

Казалось бы, о каких новых авианосцах и океанах можно вести речь — сохранить бы на плаву уже имеющееся, приведя в порядок. Однако в начале этого лета флотоводцы озвучили свое видение перспектив: в следующие 10 лет будем создавать шесть авианосных ударных группировок — по три на Северном и Тихоокеанском флотах. Две должны находиться на постоянном дежурстве, две — в боевой готовности, еще две — на ремонте или модернизации. Но буквально месяцем ранее адмирал Масорин скажет, что «больше двух-трех авианосцев ВМФ России не нужно», да и вообще «сейчас главная задача — содержать в боевой готовности наш единственный авианесущий крейсер «Адмирал флота Кузнецов».

Зачем России авианосцы? Любой адмирал обидится, услышав такой вопрос. Но и внятного ответа вы не услышите, кроме набора банальностей про необходимость «нести флаг» на просторах Мирового океана. Потому возникает искус спросить: Россия — не СССР, у нее собственные национальные приоритеты и интересы, отличные от советских, зачем ей океанский флот?

Невозможно изменить непреложного факта: сколько веков Россия ни пробивала бы окна к морям-океанам, она была, есть и (в обозримом будущем) остается державой именно континентальной. Причины вполне объективные — исторические, географические, экономические. Однако также исторически сложилось, что в старые добрые времена океанский военный флот играл ту же роль, какая ныне отведена стратегическим ядерным силам: это был и ломик, которым можно было по случаю достать противника, отделенного от тебя милями морей-океанов, и, главное, членский билет в клуб великих держав. Потому так и стремились обзавестись заморскими базами и вывести на большую воду свои крейсеры и линкоры державы сугубо континентальные или региональные — империи Австро-Венгерская, Османская, Германская, Японская и, разумеется, Российская. Никто из них, к слову, ношу так и не потянул: морскую мощь определяют не только сиюминутные амбиции, но и ресурсы страны, и уровень ее развития, и, пожалуй, главное — многовековые традиции, наличие многочисленных, веками же взращиваемых кадров «морских волков». Потому ныне все как раз на своих местах: каждая страна располагает именно тем флотом (и в том состоянии), который она может себе позволить. Пытающиеся «догнать и перегнать» в лучшем случае обречены плестись в хвосте. В худшем — не выдерживают напряжения и надрываются, корежа собственную экономику, как произошло с СССР.

— Авианосцы для «Газпрома» —


Вице-премьера Сергея Нарышкина прочат на пост верховного смотрителя над судостроением. Для адмиралов это, возможно, не слишком хорошо: Нарышкин довольно неплохо разбирается в проблемах инвестиций и в склонности транжирить средства на державно-океанские фантазии не замечен

Весьма примечательно, что после долгих лет молчания адмиралы вновь во весь голос заговорят об авианосцах сразу после того, как в январе этого года на совещании с участием Владимира Путина было выработано решение о разделе шельфа между «Роснефтью» и «Газпромом». После этого следует настоящий бум пиар-проекта, условно назовем его «Российский шельф — только России». А 1 июня министр промышленности и энергетики РФ Виктор Христенко официально объявил: арктический и дальневосточный шельф будут разрабатывать «Роснефть» и «Газпром». Какое отношение все это имеет к ВМФ? Самое непосредственное: стоит Москве обозначить свои притязания на 6,2 млн квадратных метров шельфа Мирового океана (21% всей его площади), а Минпромэнерго поведать, как в 2010 году там будут добывать 10 млн тонн нефти и 30 млрд кубометров газа, как в деле сразу возникают военные.

«Нам надо свой континентальный шельф защитить» — эти слова Виктора Лякина, контр-адмирала запаса и доцента кафедры тактики надводных кораблей Военно-морской академии имени Н.Г. Кузнецова, приводит «Независимое военное обозрение». Потому и нужны авианосцы, ведь шельф — «это 200 морских миль от берега, или 370 километров, а глубина поля обнаружения средств воздушного нападения на больших и средних высотах максимум 250 километров; то есть наши корабли, подводные лодки и ракетоносная авиация остались в море без авиационного прикрытия, а это на 30 — 50% снижает эффективность их действий». Адмиралу вторит известный лоббист ВПК Андрей Кокошин: «Такие боевые корабли могли бы... обеспечивать защиту наших обширных экономических интересов» (из интервью «Интерфаксу-АВН»), ведь шельф — это нефть, газ.

Но тогда выходит, что речь идет уже не о военном флоте, предназначенном защищать Россию и ее интересы, а о военно-морских силах для «Газпрома» и «Роснефти»? Корпоративные авианосцы, крейсеры и субмарины — это, конечно, сильно, только при чем тут флот государства, созданный поистине непосильным трудом народа, на деньги налогоплательщиков?

И ведь служба корпорациям, оказывается, это уже вовсе не виртуально-абстрактные адмиральские планы, а сегодняшние реалии. В декабре 2006 года главком ВМФ адмирал флота Владимир Масорин в интервью РИА «Новости» открытым текстом выдаст: «Специалистами ВМФ по заказу ОАО «Газпром» была разработана программа работ по подготовке морского участка трассы Северо-Европейского газопровода в части ликвидации опасностей техногенного происхождения. Программа включает в себя целый комплекс сбалансированных мероприятий. Среди них, в частности, техническое обследование морского участка трассы газопровода». Потом адмирал уточнит: «Хотелось бы подчеркнуть, что и впредь ВМФ будет стремиться использовать свой научный и технический потенциал в мирных целях при взаимодействии не только с ОАО «Газпром», но и с другими заинтересованными организациями и предприятиями. И совершенно естественно, что вся эта деятельность ВМФ оплачивается «Газпромом» в установленном порядке». А еще флотоводец добавит, что Черноморский флот принимал активное участие в проекте «Голубой поток», а «сейчас Черноморский флот, точнее, его специальные подразделения решают... задачи по обеспечению безопасности и недопущению террористического или диверсионного воздействия на газопровод как в море, так и на берегу; кроме того, в постоянной готовности для оказания помощи при необходимости находятся морские суда поисково-спасательной службы флота».

Нормально? Трудно себе представить авианосцы королевского флота «Арк Роял» или «Инвизибл», открыто работающие на «Ройял Датч Шелл» и «Бритиш Петролеум», равно как «Нимиц» с «Энтерпрайзом», неприкрыто отрабатывающие деньги «Эксон», «Мобил Ойл», «Тексако» или «Галф Ойл»: до такой степени служения корпорациям британское и американское государства и их ВМС еще не дошли.

Не исключено, что нас ожидает именно эта версия развития событий, раз Кремль взял на вооружение установку «все, что хорошо для «Газпрома», хорошо для России»: если корпоративные армии уже легализованы (см. The New Times № 22), отчего не сдать корпорациям в аренду и ВМФ? И, кто знает, может, Сергей Нарышкин поставлен на ОСК именно для того, чтобы грамотно направлять финансовые потоки и адмиральские амбиции в нужное русло — корпоративное.

__________

1 Среднее водоизмещение ударных авианосцев ВМС США — 80-100 тысяч тонн.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.