Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Погоняемся?

06.08.2007 | Воронов Владимир | № 26 от 6 августа 2007 года

Похоже, нам посчастливилось присутствовать при начале очередной холодной войны. Гонка вооружений в разгаре, и Москва активно включилась в этот увлекательный процесс, хотя на сей раз ей суждена лишь роль статиста: главные игроки — США и Китай.


— ВозГОНКА вооружений —

Обострение российско-американских отношений идет по плану. Хотя объявлено о предстоящей в сентябре очередной встрече экспертов по ПРО, нет ни малейших сомнений, что Москва и Вашингтон не договорятся: и точек соприкосновения нет, и подходы разнятся. На уступки в ключевых вопросах американцы не идут, а у нас в этом торге просто нет товара, кроме звонких пропагандистских инициатив. Вот на днях главком ВВС генерал-полковник Александр Зелин и вовсе предложил использовать в качестве средств европейской ПРО зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) С-300 и С-400, что неприемлемо и для США, и для Европы: с какой радости отдавать налево деньги, которые должны получить их собственные производители вооружений? Так что развертывание Соединенными Штатами глобальной системы ПРО продолжится. Помимо Польши и Чехии элементы ПРО разместят на Аляске и в Калифорнии, а также в Великобритании (РЛС). Кроме того, предусмотрено развернуть радары раннего предупреждения в Японии и на Гавайях, идут переговоры с Данией на предмет апгрейда ее станции в Гренландии. По крайней мере, об этом открыто говорится в бюджетном документе агентства по ПРО от 31 января 2007 года (Missile Defense Agency Fiscal Year 2008 (FY08) Budget Estimates). Равно как продолжится и раздражающее Кремль наращивание американского военного присутствия в Причерноморье — Румынии и Болгарии.

А тут еще в канун ближневосточного турне госсекретаря Кондолизы Райс стало известно о готовности США предоставить в ближайшие 10 лет военную помощь Египту ($13 млрд), Израилю ($30 млрд), Саудовской Аравии ($20 млрд), ОАЭ и другим странам Персидского залива. Белый дом намерен обратиться к Конгрессу с запросом об одобрении продажи «дружественным» ближневосточным государствам пакета вооружений с целью нейтрализации иранской военной угрозы. Понятно, что, если иранцы ответят, источник пополнения их арсеналов один. Не случайно всему этому предшествовал спешно опровергнутый Тегераном слух о грядущей поставке Ирану из России аж 250 истребителей Су-30. Еще странно, что сделку оценили в $1 млрд: если цифры не взяты с потолка, это чистый демпинг — получается, что каждый самолет тянет всего на $4 млн, хотя даже себестоимость этой машины много выше.

Российские же СМИ акцентировали внимание на выступлении американского четырехзвездного генерала Джеймса Картрайта (James E. «Hoss» Cartwright), возглавляющего стратегическое командование США, на слушаниях в сенатской комиссии: там утверждали его кандидатуру на пост заместителя председателя Объединенного комитета начальников штабов. Собственно, Картрайт говорил про Ирак, однако отечественные информагентства упирают на то, что генерал еще и убеждал сенаторов отказаться от продления срока действия договора СНВ-1. Ни на сайте минобороны США, ни на ресурсе Конгресса подтверждений этой информации пока не удалось найти. Но известно, что еще в мае прошлого года Пентагон обратился в Конгресс с просьбой разрешить разработку нового оружия — модифицированного варианта ракеты Trident-2, предназначенной для запуска с подводных лодок: ее предполагается оснастить неядерной боеголовкой и применять для точечных ударов по вражеским целям в течение часа после их обнаружения. В Конгрессе эта инициатива понимания пока не встретила, поскольку после запуска практически невозможно определить, какая именно ракета выпущена — с ядерным зарядом или с обычным.

— Китайский городовой —

В Кремле прекрасно понимают, что ни собственно Россия, ни ее ответные меры ни в малейшей степени не пугают Вашингтон. Более того, любые эскапады Москвы даже приветствуются, поскольку дают прекрасную аргументацию для публичного обоснования действий: вот вы же видите, с кем приходится иметь дело — дикий и непредсказуемый русский медведь, кроваво-кошмарный режим со звериным оскалом, дотянувшийся своей полониевой рукой уже и до Лондона. А США просто выжидают, образно говоря, пока у нас не сгниет последняя заклепка. Еще 6 февраля 2006 года Пентагон представил традиционный четырехлетний доклад — обзор национальной военной стратегии (Quadrennial Defense Review Report). В документе четко прописано: в обозримом будущем Россия вряд ли сможет представлять такую же военную угрозу, как СССР.

Кто же тогда реальный и главный потенциальный военный оппонент Америки? Его негромко назовут все в том же Quadrennial Defense Review Report от 6 февраля 2006 года: стремительно наращивающий свой военный потенциал Китай. Год назад Пентагон представил и ежегодный доклад Конгрессу «Военная мощь КНР» (Annual report to Congress: Military Power of the People’s Republic of China 2006). Оба эти документа Пентагона вызвали столь бурную и озлобленную реакцию Пекина, что тут уж любому стало ясно: аналитики, похоже, попали в точку. МИД Поднебесной тогда гневно заявил, что этот отчет «является грубым вмешательством во внутренние дела Китая».

А задело Пекин то, что американские эксперты проанализировали, как с 1994 года официальные военные расходы Китая выросли в три раза, достигнув в 2006 году $35 млрд. По оценкам Пентагона, реально эти цифры нужно увеличивать в два-три раза, поскольку основная часть программ скрыта в секретных статьях бюджета или замаскирована в гражданских расходах — как это делал Советский Союз. Так что китайские военные располагали в прошлом году от $70 млрд до $105 млрд. В марте уже этого года Пекин сообщил, что исключительно из миролюбивых побуждений увеличивает свой официальный военный бюджет еще на 17,8% — до 351 млрд юаней (что соответствует $45,3 млрд). Если привычно помножить официальные цифры на известный коэффициент, получится от $90 млрд до $135 млрд (военный бюджет США 2007 года — около $518 млрд, России — примерно $33,5 млрд). Насколько можно судить по скупым аналитическим отчетам экспертов (не только американских, но и российских и индийских), эти средства идут на коренную модернизацию армии и флота, ракетное перевооружение, а также на новейшие военные технологии, в том числе космические. Вот, выходит, и определились два главных противоборствующих игрока на сцене театра глобальной стратегии: Америка и Китай. И хотя наш номер, казалось, по этому раскладу не первый и даже не второй, Кремль почти сделал свой выбор, решив сыграть за команду Срединной империи. Увы, даже уже не в качестве равноправного стратегического партнера...

Особенности национальной
— оборонки —

Что касается собственно гонки вооружений как таковой, то было бы преувеличением говорить о ее начале: она не прекращалась. Начало первой настоящей гонки вооружений можно датировать примерно 90-ми годами XIX столетия. После Первой мировой даже не притормозили, и вторая гонка плавно и органично привела ко Второй мировой. После которой — все та же гонка по бесконечной спирали ввысь. А после 1991 года если и была гоночная пауза, то лишь относительная: никакой конверсии или перестройки военно-промышленного комплекса так и не произошло — ни у нас, ни у «них». Просто наши «красные директора» на время отвлеклись, будучи занятыми увлекательнейшей игрой «Приватизация», а колоссальный советский задел позволил пережить это относительно безболезненно — лично им. Да еще они вырвались на мировой рынок оружия почти самостоятельно. Товар хотя и был неконкурентоспособный, зато относительно дешевый и потому доступный: его охотно брали те, кому качественное оружие не продавали или оно было не по карману.

Во всех сериях этой гонки наша страна почти всегда была догоняющей, поскольку это состязание прежде всего стратегических вооружений. И всегда инициатором гонки выступает тот, у кого уже есть опережающий задел именно по этой части: очень важно успеть сделать такой качественный рывок, который оставит оппонента далеко позади. После Второй мировой советская оборонка азартно и охотно включилась в гонку ядерных вооружений и средств их доставки, достигнув значительных успехов. «Американский ВПК по сравнению с нашим — просто дите в коротких штанишках», — сказал когда-то корреспонденту The New Times сотрудник одного из управлений центрального аппарата военного ведомства. Генерал имел в виду, конечно, возможности зубров отечественного ВПК влиять и воздействовать на власть.

Когда в первые послевоенные годы Кремль попытался значительно сократить выпуск обычных вооружений, увеличив за счет этого производство гражданской продукции, он натолкнулся на ожесточенное противодействие ключевых руководителей оборонки — Дмитрия Устинова, Михаила Хруничева, Михаила Первухина и Вячеслава Малышева. Они буквально дожали Сталина просьбами о наращивании выпуска новой военной продукции и сохранении «уникальных» производств. И с 1949 года фиксируется резкий рост военных заказов. Причем интересы собственно военных и оборонщиков совпадали отнюдь не всегда. Военачальники и флотоводцы хотели получить оружие качественное и перспективное, а «генералы» ВПК выдавали им: берите то, что мы вам даем сейчас, а все недоделки мы потом устраним, по ходу... Так и принимали «сырые» ракеты, самолеты, танки, спускали на воду недостроенные корабли — чтобы потом годами все это доводить и «модернизировать». Потому что каждый принятый на вооружение образец, каждая система — это были звезды Героев Соцтруда, ордена, Сталинские, Ленинские и Государственные премии, новые карьерные рубежи для руководителей отраслей оборонки, КБ, НИИ и заводов. А также новые заказы, новые вливания по нарастающей.

Попытки военных настоять на своем, как правило, заканчиваются для упрямцев плачевно. Да что генералы и адмиралы — на этом обломал зубы даже Кремль! Самый показательный пример — дело адмирала Николая Кузнецова (наркома ВМФ и главкома ВМС). Сталин снял его в начале 1947 года, организовав затем так называемое «дело адмиралов». Кузнецов стал костью в горле целой плеяде оборонщиков: против него ополчились наркомы судостроения, черной металлургии (производители броневой стали), вооружения, боеприпасов, электротехнической промышленности (радиоэлектроника). Все потому, что флотоводец категорически был против строительства кораблей устаревших проектов, да и вообще критически оценивал качество получаемой флотом продукции. А судостроители, как впоследствии напишет сам Кузнецов в книге «Накануне», «были материально заинтересованы вовремя сдать корабли, иначе рабочие останутся без премий». Потому оборонщики хотели «обеспечить себе реальный и легкий план, выполнение которого гарантировало бы получение премий». Адмирал Кузнецов приводит характерные слова, которые бросил ему в пылу полемики главный оппонент, тогдашний нарком судостроительной промышленности Вячеслав Малышев: «Нужно думать и о рабочем классе». Когда на сторону генералов оборонки стали «генералы партийных карьеров» (Андрей Жданов прямо скажет Кузнецову: «Нужно считаться с заводами и помогать им выполнить план»), судьба упрямца была решена. Прославленного флотоводца показательно опустят на «суде чести» и разжалуют, дабы прочим служивым неповадно было становиться на пути премий «рабочего класса». Потом Сталин переиграет комбинацию, снова поставив в 1951 году Кузнецова на руководство флотом. Однако позиция его не изменилась: он снова сцепился с хозяевами военпрома (с тем же Малышевым и могущественным Дмитрием Устиновым), и потому они его «скушали» руками Никиты Хрущева, воспользовавшись трагедией линкора «Новороссийск», взорвавшегося и затонувшего 29 октября 1955 года в Севастополе.

И ведь именно ВПК во главе с Устиновым сыграет решающую роль в свержении Хрущева. А позже истинный хозяин советского ВПК воцарится и в Минобороны. Вот тут и пошла настоящая пьянка — развернулся масштабный выпуск ракет и боеголовок, производителям которых отдали все: и ресурсы страны, и деньги, и славу. Дипломат Олег Гриневский вспоминает, как во время веселых застолий ракетчики обязательно выкрикивали: «Кто нас балует, кретинов?» И все хором отвечали: «Дмитрий Федорыч Устинов!»

— Зубы дракона —

Судя по тому, что родимый ВПК ныне вновь поставляет военным «сырые» и недоведенные вооружения (о чем достаточно часто и компетентно пишет, в частности, авторитетное «Независимое военное обозрение»), принципиальных изменений в лучшую сторону в оборонке не произошло. Не считая той «мелочи», что «красные директора» приватизировали казенные предприятия.

Но это полбеды, куда хуже, что с треском провалились попытки Кремля установить действенный контроль над ВПК даже при помощи коронного путинского приема — делегирования на ключевые посты проверенных кадров из госбезопасности. Нагляднейший пример — дело концерна ПВО «Алмаз-Антей». Его создали указом президента 23 апреля 2002 года: Кремль явно планировал взять под контроль одну из самых прибыльных военных отраслей, чистый доход в которой мог составить $5 —7 млрд. В феврале 2003 года исполняющим обязанности гендиректора туда назначили кадрового офицера госбезопасности, сотрудника администрации президента Игоря Климова. Причем назначение состоялось по прямому указанию замглавы кремлевской администрации Виктора Иванова, который возглавляет совет директоров концерна ПВО. Климов, как писал тогда информационный ресурс Страна.RU, «был в эйфории, поскольку пользовался практически неограниченной поддержкой властей и мог проводить... любые решения». Но за 20 дней до собрания акционеров концерна, где Климов должен был быть утвержден гендиректором, утром 6 июня 2003 года его застрелили возле собственного подъезда в центре Москвы. В тот же день в Серпухове убили и другого менеджера концерна, Сергея Щитко, коммерческого директора ОАО «РАТЕП», входящего в холдинг «Алмаз-Антей». Одна из наиболее реалистичных версий исходит из того, что убийство высшего менеджера концерна ПВО стало предупреждением Путину и его команде: не лезьте в наш огород и не пытайтесь подмять под себя наше дело... И хотя концерн все же формально возглавил опять-таки кадровый сотрудник госбезопасности Владислав Меньщиков, реальных попыток поставить отрасль под чиновничий контроль уже не зафиксировано.

Ныне на дворе новая серия гонки вооружений. С той разницей, что, хотя американским военным инициативам наши оборонщики втихую и рукоплещут, на стратегическом направлении они отстали. Но их это смущает мало: главная идея сезона — даешь бюджетные вливания и поворот нефтедолларовых рек в закрома ВПК. При этом, жаждая новых заказов и ассигнований, от приватизированного имущества генералы оборонки отказываться не собираются: «Все мое — мое, а что не мое — тоже мое». Выдавать же, как и прежде, они намерены продукцию неконкурентоспособную и морально устаревшую, из советских загашников — другой нет. В крайнем случае, видимо, ее рассчитывают экспортировать денежным странам-изгоям и Китаю, став его тыловой базой. И неважно, что аукнется все стране кровавыми слезами, — живем одним днем: лучше хапнуть, но сейчас, а завтра авось до Лондона добежим.

При подготовке статьи использованы материалы:
Annual report to Congress: Military Power of the People’s Republic of China 2006. Office of the Secretary of Defence
Missile Defense Agency Fiscal Year 2008 (FY08) Budget Estimates
Quadrennial Defense Review Report. Office of the Secretary of Defence. 6 Jan 2006
Statement of General James E. Cartwright Commandre United States Strtegic Command before The Strategic Forces Subcommitte
Senate Armed Services Committee on United States Strategic Command 28 March 2007
Беди Р. Военное планирование и развитие вооруженных сил Индии // Экспорт вооружений, 2006, № 59
(специальный выпуск)
Быстрова И.В. Советский военно-промышленный комплекс: проблемы становления и развития (1930 —1980-е годы).
М., Институт российской истории РАН, 2006
Гриневский О. Тайны советской дипломатии. М., Вагриус, 2000
Кашин В. Политико-экономические отношения Индии и Китая: попытка комплексного анализа //
Экспорт вооружений, 2006, № 59 (специальный выпуск)
Макаров В.И. В Генеральном штабе накануне грядущих перемен. Жуковский — М., Кучково поле, 2007
Улман Х., Крашенинникова В. США и Индия: стратегическое партнерство или временное сближение //
Экспорт вооружений, 2006, № 59 (специальный выпуск)
Чуприн К. Военная мощь Поднебесной. Вооруженные силы КНР сегодня и завтра. Минск, Харвест, 2007
Шлыков В. Оборонная экономика в России и наследие структурной милитаризации // Вооруженные силы России:
власть и политика. Под ред. Стивена Э. Миллера и Дмитрия Тренина. Кембридж (Масс.), Лондон, 2005


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.