Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

В демократических кругах зачастую склонны с ходу подвергать критике все, что выходит из стен правительства

06.08.2007 | Ясин Евгений | № 26 от 6 августа 2007 года

В демократических кругах зачастую склонны с ходу подвергать критике все, что выходит из стен правительства. Недавно обнародованная «Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ» МЭРТ касается важных вопросов и призывает к размышлению. Основные ее идеи заслуживают положительной оценки.


Сосредоточиться на четырех
— направлениях —

Главная идея — Россия должна выйти на инновационный путь развития. Это значит, предельно упрощая, что прирост ВВП должен создаваться в основном за счет нововведений, повышающих производительность. Хочу пояснить: в конечном итоге нововведений не для себя (заимствования), а для рынка (новый продукт). Задача не из легких.

Для этого предлагается четыре направления действий. Во-первых, использование глобальных конкурентных преимуществ России, включая энергетику, транспорт (транзит Европа — Восточная Азия), аграрный сектор. Энергетика — нефть и газ — не нуждается в пояснениях, как и в целом природные богатства. У кого они есть, например Норвегия и Австралия, ими не пренебрегают. Мы не хуже. Во всяком случае, это источник средств для инновационной экономики. Аграрный сектор может вызвать удивление, а зря. В него уже идут немалые инвестиции, у нас большие возможности, а Китай и Индия, занимая почетное место в мировой экономике, будут повышать уровень жизни своего многочисленного населения, которое до сих пор досыта не ест. Спрос на продовольствие может расти не хуже спроса на нефть.

Во-вторых, формирование научно-технического потенциала, чтобы подвести основу под инновационную экономику и с ее помощью создать новые конкурентные преимущества страны. Для этого есть на что опереться, наука и образование имеют неплохие традиции. Третье направление — структурная диверсификация, повышение доли перерабатывающих и высокотехнологичных отраслей в структуре экономики. Чтобы жить не только за счет сырья. Тоже неплохо. Четвертое направление — на мой вкус самое важное — развитие демократии, обеспечение прав и свобод личности, развитие творческого потенциала людей. Это как бы неявный призыв авторов к власть предержащим: без этого ничего не выйдет.

Все четыре направления хороши. Только первые три потом обосновываются цифрами, потребностями в ресурсах. А вот последнее повисает в воздухе.

— Как будем жить —

Минэкономразвития называет до 2020 года три сценария развития. Один из них, инерционный, — это продолжение нынешней политики, опора на энергию и сырье. Второй — энергосырьевой сценарий. По нему все инновации концентрируются вокруг топлива и сырья. Углубляем специализацию на том, что экспортируем. Третий — инновационный, прекрасное будущее. Цифры прогнозов реалистичны.

Вообще-то реально существуют две крайние альтернативы: инерционный (он же энерго-сырьевой) сценарий и инновационный. Реальный вектор развития будет происходить между ними, вопрос в том, к какой стороне ближе. Либо мы делаем ставку на государство и на большие мегапроекты с высокой долей госкапитала, либо ориентируемся на институциональные изменения, которые создают предпосылки для высокой деловой активности национального и иностранного капитала, пусть и с участием государства. Ставка или на активность государства, или на частную инициативу. Мы должны дать ответ на вопрос, что выбираем. Пока события разворачиваются в пользу первого варианта.

Есть сумасшедший прогноз американских нефтяников, что нефть будет стоить $150 за баррель. Тогда, я боюсь, мы точно вырулим на сырьевой вариант и будем по нему ехать, пока обстоятельства не возьмут нас за жабры. Но все же, надеюсь, этого не произойдет.

Экономическое чудо
— еще возможно —

Сейчас мы находимся в исключительно благоприятной экономической ситуации. Колоссальный поток денег от высоких цен на нефть и газ будет поддерживать нас еще минимум 4 —5 лет. Есть возможность соединить эти ресурсы с предпринимательским потенциалом: сейчас мы эти возможности используем примерно наполовину.

Экономическое чудо еще возможно. Нефтяные деньги, конечно, могут сыграть здесь свою роль. Но если они не будут подкреплены другими факторами, то пойдут не туда и будут больше мешать, чем помогать.

Мы не можем конкурировать с Китаем и Индией, с их ресурсами дешевой рабочей силы. Этого не могут даже США и Европа, разве что в тех секторах, где создаются инновации. У них-то уже инновационная экономика, у них уже есть институты и культура, благоприятствующие инновациям. Сразу вырастают культурные барьеры, которые будут трудно преодолеваться азиатскими странами. У нас перед ними есть преимущество. Мы тоже еще не преодолели этот барьер, но стоим прямо перед ним. У нас нет другого выхода, кроме как его брать, а они окажутся перед ним еще лет через десять. Деньги от нефти нас не спасут, они помогут только, если мы будем брать этот барьер. В противном случае наступит момент, когда импорт превысит экспорт и никто не сможет предсказать, будут ли дальше расти цены на нефть или притекать иностранные инвестиции. Это означает, что мы должны будем держать рост доходов населения в пределах роста производительности труда (сейчас доходы растут в два раза быстрее), придется повышать процентные ставки в реальном исчислении (сейчас банковская система привлекает деньги практически бесплатно, а то и с отрицательной ставкой), ряд других факторов тоже изменят свой знак с плюса на минус. Вот тогда и наступит момент истины.

Всякий, кто хочет войти в круг инновационных лидеров, должен построить такие институты и культуру, которые будут обладать подобными свойствами — способствовать полезным нововведениям. Не обязательно те же, что на Западе, но с тем же результатом. К сожалению, пока другого варианта нет. Говорят, Восточная Азия — Япония, Корея — дала такой пример. Но, если разобраться, они добивались успеха, пока использовали возможности индустриализации. А дальше встают культурные барьеры. Япония в начале 90-х потеряла темп не столько из-за укрепления иены, сколько из-за того, что возможности традиционной культуры были исчерпаны. То же будет и в Китае, и в Индии, но не сразу. Мы имеем перед ними преимущество. Мы уже стоим, как и Япония, прямо перед барьером, для преодоления которого нужны институциональные изменения, то есть реформы и культура, которая поддерживала бы их. Сделаем это, возьмем барьер — тогда возможно экономическое чудо. Нет — госинвестиции не спасут.

Но как раз про реформы в концепции ничего нет. Правда, говорится о модернизации, например в образовании и здравоохранении. Ладно, пусть другие термины, лишь бы дело шло. А о демократии — только декларация в одном месте.

Инновационная экономика
— не появится —
при авторитарном режиме

Действительно, инновационная экономика способна дать России процветание и достойное место в мире. Если спросите наших сегодняшних лидеров, они в один голос будут «за». Но последние 5 — 6 лет их политика была направлена в основном в противоположную сторону. Сегодняшняя линия состоит в том, чтобы увеличивать присутствие государства в экономике, оказывать давление на бизнес, тем самым снижая его деловую активность, сворачивать демократические преобразования. Даже если это считается нужным не просто для удержания власти, все равно эти шаги уводят от цели.

Инновационная экономика предполагает свободу творчества, свободу предпринимательства, жесткую конкуренцию, которая производит отбор наиболее перспективных научных и инновационных идей. Без достаточно сильной конкуренции, только с помощью забот государства настоящие инновации не получаются.

Кроме того, необходимыми предпосылками для развития инновационной экономики являются быстрое и масштабное развитие науки, образования, индустрии нововведений, человеческого капитала. А для этого в качестве основы необходимо установление верховенства закона, независимости суда, а не укрепление дисциплины выполнения команд. Авторы концепции как бы призывают снова встать на путь либеральных реформ и демократизации страны. Но как эти вещи будут осуществляться, на этот счет ни слова. Да они и не входят, видимо, в компетенцию МЭРТ.

Чтобы все это осуществить, мы должны работать над реформированием отсталых институтов, прежде всего в социальной сфере, в политическом устройстве страны, в судебной системе. Пусть даже это произойдет не так быстро, как хотелось бы.

Бразилия потратила 10 лет, выращивая демократические институты. Темпы роста были 2%, все показывали на нее пальцем и говорили, что она не использует до конца свои возможности. Зато сейчас это демократическая страна и темпы роста быстро увеличиваются.

Если мы будем реформировать институты и не будем заниматься популизмом, то у нас есть шанс выйти на инновационный путь развития. Эти ограничения мы должны иметь в виду. Инновационная экономика не может появиться в условиях авторитарного режима.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.