Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Политика

Президент Молдавии - The New Times

06.08.2007 | Морарь Наталья | № 26 от 6 августа 2007 года

Винное противостояние между Москвой и Кишиневом продолжается, причем в своей риторике стороны уже перешли на личности. Замалчивая политическую подоплеку происходящего, участники конфликта отлично понимают: камнем преткновения по-прежнему остается не вино, а приднестровский вопрос. О его возможном решении, вине и о том, кто же на самом деле для Кишинева друг, а кто враг, в интервью The New Times рассказал президент Молдавии Владимир Воронин.

Президент Молдавии
Владимир Воронин — Наталье Морарь

В одном из недавних своих выступлений Вы назвали Иисуса Христа первым коммунистом, добавив, что коммунистическая идеология и христианская доктрина очень похожи. Многими это заявление было встречено с большим удивлением.
Во-первых, насчет Христа-коммуниста. Это не я первый сказал, до меня об этом заявляли и другие. Дискуссии продолжаются, и, естественно, проводятся параллели между прошлым, настоящим и будущим. Во-вторых, у нас (Партии коммунистов Республики Молдова. — The New Times) отношение к Церкви очень спокойное. Каждый сам решает, как он относится к религии. Никаких разногласий между членами нашей партии и Церковью нет. Наоборот, считается, что для Церкви в Молдавии наступили золотые времена с тех пор, как в 2001 году к власти пришли коммунисты. Если в 2001 году у нас было примерно 35 церквей, то сегодня их уже более 1300. Если в 2001 году было 28 монастырей, то сегодня их уже 42. Коммунисты в Молдавии очень плотно работают с Церковью, помогают ей. 27 июля, к примеру, мы приняли закон о религии, в котором прописана приоритетная роль Православной церкви среди остальных Церквей в нашем государстве.

«Легенда ГУАМа
— сошла на нет» —

С конца 2006 года эксперты и политологи говорят о кризисе в отношениях стран — участниц ГУАМ1. На Ваш взгляд, каковы перспективы этой организации?
С момента распада Советского Союза и образования СНГ на постсоветском пространстве было создано очень много различных объединений, формирований и союзов. Но ни на одно из них не реагировали так остро, как на ГУАМ. Первое время я долго не понимал, для чего этот союз вообще нужен. Мне Леонид Кучма объяснял, что через него мы будем решать вопросы транспортировки каспийской нефти через Украину. Необходимость ГУАМа объясняли также тем, что мы восстановим так называемый шелковый путь, который проходил когда-то по территории наших стран. Потом, когда Узбекистан вышел из ГУАМа, легенда о шелковом пути сошла на нет. Сегодня нельзя сказать, что есть конкретные экономические проекты, которые могли бы нас объединять. Их просто нет. Делаются попытки создать в рамках организации административные и управляющие органы. Но я не вижу никаких результатов в деятельности союза за все годы его существования. При этом ни в коем случае я лично — не знаю, как другие президенты, — никогда не буду рассматривать ГУАМ как организацию, которая создавалась против кого-то или против чего-то. Категорически не буду. Нельзя создавать международные организации с таким умыслом, потому что, например, тот же приднестровский вопрос — это вопрос наших отношений с Российской Федерацией и с Украиной. В рамках исключительно ГУАМа его не решить.

Вопрос, вытекающий из предыдущего. Ваша оценка работы и перспектив другого союза, чуть более масштабного. Речь идет об СНГ.
За прошедшие годы стало очевидно, что в СНГ мало кто хочет лишиться каких-то своих полномочий ради осуществления в рамках содружества общей координации и разрешения общих вопросов, как в Европейском союзе. Но сейчас все более или менее нормально: мы ежегодно будем выбирать по одному конкретному вопросу, тщательно его изучать и принимать по нему обоснованное и удовлетворяющее все страны решение. Вот в этом году мы выбрали таким вопросом миграционную политику. Она всех волнует. Если все и будет так дальше развиваться, это докажет, что СНГ может работать и может решать принципиальные вопросы.

С Приднестровьем проще,
— чем с Гагаузией —

Наиболее болезненным вопросом на территории постсоветского пространства остается вопрос непризнанных республик. Это и Абхазия, и Южная Осетия, и Нагорный Карабах, и Приднестровье. Для Молдавии, конечно, наиболее острым остается вопрос Приднестровья. На Ваш взгляд, чем этот конфликт принципиально отличается от прочих?
Отличается очень серьезно, что многие не принимают во внимание. Они стригут всех под одну гребенку. Во-первых, причины возникновения конфликтов во всех ситуациях были разные. Да, общая причина — распад Советского Союза. Но проблема того же Карабаха возникла за несколько лет до распада СССР. Если говорить об Абхазии, Осетии и о Карабахе, понятно, что речь идет о национальных конфликтах. Что у нас? У нас в Приднестровье проживают граждане тех же национальностей, что живут во всей Молдове. Такие же молдаване, такие же русские, такие же украинцы. Во-вторых, в Приднестровье на бытовом уровне между одним берегом Днестра и другим нет никаких разногласий: люди свободно посещают Приднестровье, и, наоборот, приднестровцы могут в любое время приехать в Кишинев. Приднестровская молодежь — более 7 тысяч человек — обучается в вузах Кишинева. Более 30 тысяч человек ежедневно пересекают Днестр, чтобы работать у нас, потому что в Приднестровье нет работы, несвоевременно выплачивают зарплату. Более 400 тысяч человек в Приднестровье получили и имеют паспорта граждан Республики Молдова. Каждый футбольный чемпионат в нашей стране проводится вместе с командами Приднестровья. У нас одинаковая вера, одинаковые конфессии. Епископ Приднестровский Юстиниан является членом Священного синода Молдавской православной церкви. У нас Церковь не разделена — слава Богу, хоть святым отцам хватило разума не делать эту глупость. Конечно, конфликт этот исключительно политический.

А выход из этого политического конфликта есть?
То, что мы хотим предложить Приднестровью для безболезненного решения вопроса, — это полная автономия со всеми правами, со всеми полномочиями, со своим флагом, со своим гимном, со своей государственной атрибутикой, со своим бюджетом и своей Конституцией. Общими должны быть только центральные органы — правопорядка, министерства обороны, таможни, погранвойск, а также валюта. Вот все. У нас уже есть такой опыт. Более 10 лет в составе Молдовы существует Гагаузская автономия. Гагаузы — народ, который проживает компактно исключительно в Молдавии. Больше нигде в мире их нет. В 1994 году нами был принят закон о Гагаузской автономии, а они приняли свою Конституцию. С Приднестровьем все было бы даже проще, если бы вокруг него не было больших политических интересов.

Рассчитываете ли Вы в решении приднестровского вопроса по-прежнему на поддержку России, учитывая имеющиеся в последнее время между Москвой и Кишиневом дипломатические разногласия?
Я считаю, что только с Россией, даже скорее по ее инициативе должен решаться этот конфликт. Ей принадлежит абсолютно ведущая роль в решении приднестровского вопроса. Все остальные могут быть только советниками, наблюдателями и так далее. Ведь именно Россия была страной, которая остановила братоубийственную войну.

Евросоюз поможет?
Европейский союз, как и Соединенные Штаты, является наблюдателем на переговорах, которые длятся уже полтора года. В ЕС есть спецпредставители по приднестровскому конфликту. Именно с их помощью мы провели мониторинг приднестровских частей на границе Украины и Молдовы. Было много подозрений в осуществлении контрабанды. В частности, контрабанды оружия, которое производилось на предприятиях Приднестровья.

Евросоюз и Совбез ООН все последние месяцы бьются над решением в чем-то аналогичной проблемы — проблемы Косово. Есть ли какие-то параллели в этих двух конфликтах и каким Вы видите выход из балканского кризиса?
Я категорически не воспринимаю аналогий с Косово и здесь целиком и полностью поддерживаю позицию президента России Владимира Путина. Вопрос надо решать, руководствуясь не принципами национальностей и народов, проживающих на территории, а в первую очередь территориальным принципом. Прежде была территория, а потом эта территория заселяется народами разных национальностей, а не наоборот. Так и возникла человеческая цивилизация. Такой же принцип признан и в Хельсинкской хартии, и в ООН. Те, кто выстраивает косовскую модель иначе, обречены на провал. Выход из конфликта тот же, что мы предлагаем по Приднестровью. Полная автономия в составе Сербии.

«Пока Онищенко не получит
— по мозгам или по ушам —
от Владимира Путина»

 


Беспрецедентная в истории Молдавии засуха 2007 года нанесла колоссальный ущерб сельскому хозяйству — основному источнику государственных доходов

Вернемся к российско-молдавским отношениям. Дипломатический кризис, случившийся между Москвой и Кишиневом, не достиг тех масштабов, которые мы наблюдали в рамках российско-грузинского противостояния. Вместе с тем мы отлично помним экономические санкции, которые ввела Москва. В частности, мы говорим о запрете на ввоз молдавского вина и сельскохозяйственной продукции. Недавно Вы встречались с Владимиром Путиным и говорили о преодолении последствий того кризиса. Расскажите, что удалось сделать и решена ли проблема поставок молдавской продукции в Россию?
Сегодня мы можем говорить о положительной динамике. Мы подписали двусторонний контракт, согласно которому постепенно в течение пяти лет будем поднимать цены на российский газ. Мы решили вопрос транзита российской электроэнергии через территорию Молдовы в балканские государства. Мы решили проблему уплаты НДС по месту назначения — она вообще не решалась в течение 15 лет. Полностью разблокированы поставки в Россию молдавской сельскохозяйственной продукции — овощей и фруктов. В принципе разблокирована продажа мяса, молока, консервов. Осталась, пожалуй, проблема вина. Когда мы поставляем в Россию сотни миллионов бутылок — а молдавские вина составляли 60 —70% от российского рынка, — то, естественно, никто не исключает, что одна бутылка из какой-то партии может быть не самого лучшего качества. Это обычный человеческий фактор. Даже при самом строгом, при самом тщательном контроле — ведь мы же создали единую центральную лабораторию по качеству вина, получившую европейский стандарт. За то время, что нам в Москве говорили о низком качестве нашей продукции, мы увеличили более чем на 10% продажи молдавского вина в страны ЕС. Это к вопросу о плохом качестве. Несмотря на то что мы открыто перед камерами заявили с президентом РФ о том, что рынок вина разблокируется, он до сих пор не разблокирован. Это вопрос не качества вина. Это вопрос распределения алкогольного рынка в России. С подачи этого деятеля Онищенко нам предложили такую схему экспорта молдавского вина, которую мы просто не можем принять. Кстати, в свое время, после окончания Донецкого медицинского института, он был направлен на работу санитарным врачом на железнодорожную станцию молдавского города Бельцы. Онищенко проявил полный непрофессионализм, за что его оттуда и убрали. Сейчас он стал большим начальником в России. Вот он как раз и предложил, чтобы право на поставку молдавской продукции в Россию получили всего пять винодельческих предприятий. Два из них приднестровских, а три принадлежат российским владельцам2. Но у нас 174 предприятия, производящих вино. И все они хотят продавать его России. Я не выдам ни одной акцизной марки — ни пяти, ни десяти предприятиям. Выдам только в том случае, когда рынок будет открыт для всех и покупатель сможет выбирать из всей продукции, а не только представленной этими пяти компаниями. Пожалуйста, Онищенко и вся его гоп-компания могут проверять качество каждой бутылки, мы не возражаем.

И до каких пор это противостояние может продлиться?
Пока вся эта компания во главе с Онищенко, затеявшая возню вокруг нас, не получит по мозгам или по ушам от Владимира Путина или от Михаила Фрадкова. Они думают, здесь мальчики сидят. Пусть распределяют алкогольный рынок у себя в России. Сейчас мы продаем нашу продукцию уже 54 странам, а до закрытия российского рынка было около 20. За то время, что нам блокировали импорт в Россию, мы пришли со своей продукцией в Японию, Южную Корею, Китай, Великобританию. Более того, мы начали продавать молдавское вино в традиционно винодельческих странах: во Франции, Италии. Нам здесь Онищенко рассказывает сказки о том, какое у нас низкокачественное вино, а мы за это время получили кучу золотых и серебряных медалей на международных выставках.

— Энергетический базар —

Уголовное дело против Валерия Пасата, советника главы РАО «ЕЭС» России Анатолия Чубайса, в Москве многими было воспринято как дело политическое. После того как Пасат был отпущен на свободу, в СМИ активно циркулируют слухи о том, что это освобождение стало результатом определенных политических договоренностей. Как Вы это прокомментируете?
В таком случае могут начать обвинять нас в том, что и арест был результатом политических договоренностей. Во-первых, мы арестовывали бывшего министра обороны Молдовы, а не советника Анатолия Чубайса. Нас не интересует его деятельность в РАО «ЕЭС». В бытность его министром обороны он продавал самолеты, установки залпового огня врагам. Имущество национальной молдавской армии уходило в страны, в которых были дислоцированы воинские подразделения, — на все четыре стороны. Пасат был арестован за конкретные преступления, за что ему в конце концов присудили пять лет лишения свободы. Но в связи с тем, что в 2005 году я подписал декрет об амнистии, приуроченный к десятилетию образования республики, Пасат был амнистирован. Ему засчитали срок, который он уже успел отсидеть, а остаток срока был амнистирован. Он был освобожден прямо из зала суда. А теперь об этом говорят и пишут как о политическом деле. Наши тоже писали — они увязывали мои частые поездки в Москву с тем, что якобы на меня там оказывается давление. Давление оказывалось скорее здесь, в Молдавии: определенные люди пытались отвести Пасата от ответственности. Вот это влияние чувствовалось.

На следующий же день после освобождения Валерия Пасата дочернее предприятие «Интер РАО «ЕЭС России» — Молдавская ГРЭС в Приднестровье — после нескольких лет безуспешных попыток наконец получила лицензию Кишинева на транзит через территорию Молдавии электроэнергии на Балканский полуостров. Многими это было воспринято как результат политического торга.
Переговоры по транзиту электроэнергии у нас шли с 2003 года, когда Пасат еще не был арестован. Это серьезные переговоры, которые ведутся не один день. Передача электроэнергии — из России на Украину, из Украины в Молдову, через Молдову транзит в Румынию, Болгарию и т.д. — это целый базар. Переговоры длились четыре года. Их окончание, к счастью или несчастью, совпало со всеми этими событиями. И теперь все объединяют освобождение Пасата и разрешение транзита в одну кучу.

Советник Анатолия Чубайса Валерий Пасат был задержан 11 марта 2005 года в кишиневском аэропорту. Сначала Пасат был обвинен в хищении $40 млн в ходе сделки 1997 года по продаже США 21 самолета МиГ-29. В прокуратуре утверждали, что контракт должен был принести молдавскому бюджету $80 млн, а в казну поступили всего сорок из них. Но вскоре выяснилось, что США действительно выкупили самолеты лишь за $40 млн и обвинения Пасата в том, что, будучи министром обороны, он положил разницу в карман, рассыпались. После этого у молдавских следователей родилась новая версия случившегося. Прокуратура стала утверждать, что еще в 1996 году Молдавия договорилась с неназываемой южнокорейской фирмой о продаже тех же самых МиГ29 и по этой договоренности молдавская сторона якобы должна была получить $93 млн 718 тысяч. После смены правительства, утверждали следователи, новый глава минобороны Пасат пересмотрел это решение и в следующем году продал те же самолеты американцам. Тем самым, сочли в прокуратуре, Пасат все-таки нанес ущерб бюджету страны в размере $53 млн, хотя ничего и не похитил. Позже для Пасата было найдено еще несколько статей. Советник Чубайса был обвинен в продаже словацкой фирме «Джойд Словакия» систем залпового огня «Ураган» и боеприпасов к ним. По словам замгенпрокурора Молдавии Валерия Гурбули (с 8 февраля 2007 года — генпрокурор), в результате госбюджету был нанесен ущерб в размере $1 млн 800 тысяч. По совокупности ущерба Пасат был обвинен в превышении должностных полномочий, повлекшем тяжкие последствия (ч. 3 ст. 185 УК Молдавии). 

____________________________
1 В Организацию за демократию и экономическое развитие — ГУАМ входят Грузия, Украина, Азербайд- жан и Молдова. Была образована в 1997 году. В 1999 году к ГУАМ присоединился Узбекистан, в связи с чем аббревиатура была изменена на ГУУАМ. Но уже в июне 2002 года Узбекистан из организации вышел.
2 1 августа главный государственный санитарный врач России Геннадий Онищенко объявил о том, что на российский рынок будут допущены еще пять произ- водителей, получивших положительное санэпидзаключение. Стоит отметить, что один из молдавских заводов, уже получивших разрешение на экспорт вина — Кэлэрашский винно-коньячный завод, — по информации The New Times, принадлежит жене мэра Москвы Юрия Лужкова Елене Батуриной.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.