Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Деньги

#Только на сайте

#Экономика

На грани замерзания

07.06.2016 | Евгения Альбац | №19 (409) 04.06.16

Пребывает российская экономика: согласно данным Центрального банка, экспорт в первом квартале сократился на 34,3%, импорт — на 16,5% по сравнению с тем же периодом в прошлом году. Что происходит и чего ждать — The New Times спрашивал у постоянного эксперта журнала, председателя совета директоров ПАО «МДМ Банк» Олега Вьюгина
вьюгин_ROM5154.jpg1.jpg

Олег Вьюгин много лет проработал в российском Министерстве финансов (1993–1999), потом был первым зампредом Центрального банка (2002–2004) и главой Федеральной службы по финансовым рынкам (2004–2007). С 2009 года — председатель совета директоров МДМ Банка.

Шумная новость последних дней — обвал на рынке лекарств. О чем это говорит?

О том, что реальные доходы действительно сократились: реальная зарплата — на 10% по итогам 2015 года, реальные доходы — на 5% — это официальные данные. Но я этой цифре не верю. В первом квартале 2016 года зарплата еще сократилась на 1,7%. Кроме того, лишь частично проиндексированы пенсии, а пенсионеры — главные покупатели лекарств.

Печатный станок

Но есть и хорошие новости: прогноз по инфляции — всего 7%, притом что в прошлом году она была почти в два раза выше.

Да, думаю, будет 6–7%. Но проблема только в том, что дальше снижаться инфляция не будет. Потому что Центральный банк сейчас довольно активно печатает деньги. Дело в том, что фактически все финансирование дефицита бюджета сейчас идет через Резервный фонд, который в долларах. По идее ЦБ должен взять доллары из Резервного фонда, продать их на рынке, купить рубли и отдать их Минфину. Но ЦБ этого не делает: он просто берет рубли, эквивалент по курсу, и отдает.

А почему ЦБ предпочитает печатать деньги?

Потому что считается, что надо беречь резервы, — поэтому они у нас не только не снижаются, а даже выросли немного. Это первое. А вторая причина, что если ЦБ начнет продавать доллары, то рубль укрепится — скажем, процентов на пять. А у нас в Кремле считают, что слабый рубль — это залог здоровья российской промышленности, защита от конкуренции, в том числе и от китайских товаров. Кроме того, Центральный банк еще существенно тратится на финансирование Агентства по страхованию вкладов. Общие суммы ремиссий, по данным самого ЦБ, связанных с банкротством банков, с выплатами, с санацией, это почти полтора триллиона рублей — это за два с лишним года. Учитывая, что валовый внутренний продукт страны 80 трлн, 1,5 трлн — это очень много.

В начале года немного оживился рынок недвижимости, но майские обзоры, во всяком случае по московскому рынку, вновь неутешительны: специалисты предсказывают стагнацию. Почему?

Всплеск был в основном на жилье экономического класса и за счет поддержки ипотеки со стороны государства — субсидировалась ставка. Люди у нас неглупые, быстро поняли, что халява долго не продлится, бросились покупать. И кстати, были правы: программу субсидирования ипотечных ставок совсем уже было собрались отменять, но решили продлить до конца 2016 года. Упали и ставки аренды офисов. Что говорит о том, что, видимо, прекратился бизнес или сократился бизнес довольно большого количества компаний, которые арендовали помещения. Например, иностранные банки, с которыми мне приходится иметь дело, сильно сократили свои инвестиционные представительства и, следовательно, сократили офисные площади.

По данным, которые есть в интернете, офисы класса А в столице пустуют на 30–50%, класса Б — больше чем на 20%.

Похоже на правду. Не секрет: мы наблюдаем спад экономической активности в стране.

Исчерпание кубышки

Что сейчас происходит с Резервным фондом и с Фондом национального благосостояния?

Резервный фонд сокращается. По последним данным там оставалось 2,8 трлн руб., которые будут дальше, видимо, использоваться на финансирование дефицита бюджета. Фонд благосостояния ради бюджета не трогали, но из него забирали деньги на разные проекты: в нем 7,5 трлн, но сколько свободных денег — не известно. Последнее, что из ФНБ было обещано, — 150 млрд Внешэкономбанку — плюс к тем 150 млрд, что даст госбанку бюджет.

Экономист Сергей Гуриев в недавнем интервью говорил, что Резервный фонд будет исчерпан к концу, а то и к середине 2017 года. А ваш прогноз?

Резервный фонд практически закончится к началу 2017 года — если цена на нефть не вырастет выше $50 за баррель. Если она останется $50, то, думаю, останется триллион или чуть меньше на первый квартал 2017 года.

Что касается Фонда национального благосостояния, то по закону он не может быть впрямую использован для финансирования дефицита бюджета. То есть необходимо менять закон, что придется делать уже новой Думе осенью этого года.

Инфляция будет 6–7%. Но проблема в том, что дальше она снижаться не будет, Потому что Центральный банк сейчас довольно активно печатает деньги

Впереди — 2018 год, президентские выборы, а лояльность электората, как известно, стоит очень дорого. Однако вполне успешно прошло размещение евробондов, что для многих экспертов стало неожиданностью.

Причем $1,3 млрд куплено иностранными инвесторами.

Суверенные евробонды, номинированные в долларах, — по ним доходность 4,75%. Доходность депозитов в валюте сейчас — один с небольшим процент. Другая причина такого удачного размещения — инвесторы не хотят расставаться с долларами, но при этом хотели бы иметь по ним приличный процент — когда по депозитам ставка была 4%, деньги оставляли в банках, а когда она упала, то стало 
бессмысленно держать деньги на депозитах в долларах, а в рублях хранить пока опасаются.

Почему, коли ставка по рублевым депозитам — до 9–10%?

Многие эксперты считают, что — если использовать дипломатический язык — потенциал ослабления рубля не исчерпан.

Рубль как он есть

То есть нынешние 66–67 руб. за $1 — это временная остановка, рубль будет падать и дальше?

Мне кажется, что при $50 за баррель — если эта цена будет держаться, 66 руб. за доллар — разумный курс. И если Центральный банк не будет ничего делать такого специального, то рубль будет где-то в этом районе и находиться. Если же цена на нефть снова пойдет вниз… Понимаете, для бизнеса важна предсказуемость, чтобы не было скачков, — 82, 86 руб. и т.д. ЦБ проводил опрос компаний, и он показал: стабильность рубля — это ключевая вещь. Неважно, на каком уровне, а вот важно, чтобы он был предсказуем.

Резервный фонд практически закончится к началу 2017 года — если цена на нефть не вырастет выше $50 за баррель

В марте было два года, как против России были введены санкции — сначала персональные, а в августе — два года, как ввели секторальные санкции. По вашим оценкам, насколько это серьезно ударило по российской экономике?

Есть краткосрочный эффект и среднесрочный. Краткосрочный — уже посчитали: санкции и контрсанкции в годовом выражении — это минус 1,7% ВВП. А в среднесрочном плане ситуация гораздо более опасная, потому что технологическая изоляция, она приводит потом к невосполнимым потерям конкурентоспособности в мире и потере позиции страны и в торговле, и в инвестициях.

Вопрос, конечно, насколько эта технологическая изоляция будет реальной. Потому что есть же всякие способы обойти: купить, например, в Китае моделированные образцы, то есть сделанные по образцу, или купить через третьи страны. Что-то могут суметь сделать и внутри страны, поскольку сейчас некий задел есть: Россия на протяжении почти двух десятков лет была включена в обмен технологиями и научными разработками — это сейчас будет использовано. И я знаю, что в нефтедобыче, например, идет работа по созданию некоторых высокотехнологичных способов добычи, которые базируются в основном на ранее заимствованных технологиях, а может, частично и нелегально полученных, так скажем. Советский Союз тоже как-то выживал.

Cоветско-российская политическая история и цены на нефть

#19_viugin_график_1.jpg

Источник: BP, Thomson Reuters, опубликовано: Economist.com, 2 июня 2016 года

Ну да, советская разведка как могла восполняла отставание, но ученые, работавшие в военно-промышленном комплексе, отлично знали, что Холодную войну мы проиграли задолго до девяносто первого года.

Не забывайте, что тогда была плановая экономика, а сейчас, хоть и 60% компаний контролируется государством, но это коммерческие компании. Российская экономика значительно более адаптивна, чем советская, и она будет искать варианты, как выкрутиться. Но я согласен, что отставание все равно неизбежно — если страна останется в изоляции.

Однако падение ВВП в первом квартале всего 1,7%, меньше чем ожидалось?

В прошлом году — 3%, но надо смотреть структуру падения.

Одна из серьезных проблем — это то, что российский бизнес оказался отрезан от рынков капитала, от дешевых денег — этот ущерб можно посчитать. Есть серьезные корпоративные долги — есть и суверенный долг, но это небольшие суммы, которыми в подсчете можно пренебречь: снижение общего долга за период начиная с санкций и по сегодняшний день — больше $200 млрд. Часть — это не чистый кэш, это, пишет Центральный банк, — какие-то внутрикорпоративные расчеты между компаниями внутри страны и какими-то компаниями за рубежом. Но тот же Центральный банк оценил, что как минимум $100 млрд — это чистый отток живых денег, по курсу — 6 трлн рублей. Это серьезный вычет из ВВП — больше 7%. Я-то полагал, что и в связи с этим валовый внутренний продукт должен был упасть глубже, но статистика этого не показывает.

Лукавая цифра?*

Смотрите: инвестиции сократились — это опубликованные данные — примерно на 10%. Примерно на столько же сократилось и потребление. Товаро-оборот сократился тоже примерно на 10%. Сокращение публичного спроса менее значительно, потому что бюджет поддерживался и поддерживается Резервным фондом. Это, кстати, смягчает ситуацию существенно. Но там тоже какое-то сокращение должно быть, потому что почти 13% была инфляция, а бюджетные расходы на 13% не выросли. Значит, тоже несколько процентов было падение. В сумме получается, что ВВП упал где-то на 5–6%.

В сумме получается, что ВВП упал где-то на 5–6 %

А как себя чувствует банковская система? Ходят слухи, что сумма плохих кредитов растет и достигает астрономических значений?

«Плохие кредиты» — это вопрос оценки. ЦБ создал у себя специальный департамент, чтобы оценивать риски банковской системы. Официальные цифры: просроченные долги более 90 дней — 10% от портфеля кредитов. Это на самом деле очень много: классические учебники говорят, что если просроченные долги становятся более 5%, то это свидетельство кризиса банковской системы.

Еще несколько лет назад серьезные экономисты отказывались предсказывать цену на нефть, а сейчас, кажется, сложилось вполне консенсусное мнение, что, как и все в экономике, цены на нефть подвержены циклам — примерно 10–11 лет — высокие цены и примерно столько же — низкие цены. Цены упали в середине 2014 года: то есть до высоких цен на нефть еще как минимум восемь лет — если Путин будет снова избираться в Кремль в 2018-м, то аккурат к концу его следующего срока нефть может снова начать подниматься. Как вы относитесь к этой гипотезе?

Я видел графики — они подтверждают эту цикличность.

* Так называлась знаменитая в годы перестройки статья экономистов Григория Ханина и Василия Селюнина, которые показали, как бесстыдно врало советское статистическое ведомство, которому было запрещено давать реальные цифры падения экономики. — NT

Фото: Роман Гончаров


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.